Студия поэтов
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия поэтов > Пролетая над Германией...
2007-03-24 00:23
Пролетая над Германией...  / Юрий Юрченко (Youri)



Ф а у с т, М е ф и с т о ф е л ь

(Продолжение сцены "Фауст. Воспоминание об Италии" http://www.arifis.ru/cwork.php?action=view&id=580 )



М е ф и с т о ф е л ь (декламирует стихи Фауста):

«Влюблен в Венецию и в Парму я...

               Ф а у с т :

...В Рим, во Флоренцию и в Падую...»

       М е ф и с т о ф е л ь :

...В Италии ты упрекал меня,
Что я тебя не сделал Папою...

Потом в Паннонии купались мы...

               Ф а у с т :

...А как в Афинах пили с греками...

       М е ф и с т о ф е л ь :

...Ты плакал там — хотел отправиться
Во времена Ахилла с Гектором...

               Ф а у с т :

...В Египте мы нашли приятелей
У пирамид и пантеонов...

       М е ф и с т о ф е л ь :

...И там ты требовал, чтоб я тебя...

       Ф а у с т (сконфуженно):

...Ну, хватит...

       М е ф и с т о ф е л ь

                    ...Сделал фараоном!..

               Ф а у с т :

...Потом — гарем в Константинополе...

       М е ф и с т о ф е л ь :

Не вспоминай при мне об этом!..

               Ф а у с т :

...Неделю, кажется, там пробыли...

       М е ф и с т о ф е л ь :

...Там стать хотел ты Магометом!

               Ф а у с т :

...Но принял лишь его обличье —
Рыдали жены, ублаженные,
И счастлив был султан, что — лично! —
Сам Магомет спал с его женами!..

           (Оба смеются)

...Потом — холодная Московия...

       М е ф и с т о ф е л ь :

...Роман с княжной Анастасией...

                 Ф а у с т :

...Да-а... Если б не мороз...

М е ф и с т о ф е л ь (вздрагивая):

                               ...Как вспомню я!..
             Ф а у с т :

...То задержался б на Руси я...


...Выпивают еще. Фауст, с бутылкой в руках, идет к окну, взбирается на подоконник, вглядывается сосредоточенно в темное небо. Распахивает, как бы приготовившись лететь, руки, но соскальзывает с подоконника на пол. Мефистофель подходит, помогает ему снова забраться на подоконник, пытается тоже встать рядом, но Фауст останавливает его.

(глядя на Мефистофеля сквозь зеленое стекло бутыли):

...Прости, но я лечу, мой Джин,
В страну заснеженных вершин —
Я там, среди снегов и льдин,
Хотел бы полетать один...

М е ф и с т о ф е л ь (обхватывает его за ноги, удерживая):

Нет!.. Или мы уж — не друзья?..

Ф а у с т (вглядываясь в темное небо, задумчиво):

...Чем дальше отдаляюсь я
От сада, пруда и от чащи,
Тем я оглядываюсь чаще...

М е ф и с т о ф е л ь (наполняя бокалы):

...Вот — для поэмы матерьял...

               Ф а у с т :

...Как будто что-то потерял
В лесу, в кустах, в траве, во мху...

             Оба выпивают.

...И странные — там, наверху, —
Со мною происходят вещи:
Чем выше в небо я взлетаю,
Тем — здесь, внизу — все проступает —
Ясней — отчетливей и резче...

...Посмотришь коль на землю пристально —
Увидишь Кельн с Ганзейской пристанью,
А всмотришься еще внимательней —
Увидишь и могилу матери,
Всю родину — с тоской замшелою,
С булыжной площадью, с амбарами,
С почтовой клячей порыжелою,
С холмом и с мельницами старыми,
С пожарной деревянной вышкою,
С бранд-майстером на ней, красавцем,
И с новой ратушей, застывшею
Меж готикой и ренессансом...

М е ф и с т о ф е л ь (вздыхая):

Ну, вот, опять — грусть, меланхолия...
Напрасно бьюсь с тобою, что ли я?..

(потрясая пустой бутылью, с пафосом)

...Напрасен путь весь, нами пройденный?..

(подходит к Фаусту, обнимает его)

...Ну что тебе летать над родиной?..

(обводя рукой пространство перед ними)

...Кавказ, Далмация, и — далее —
Моргни лишь! — Персия, Бенгалия...

      Ф а у с т (тяжело вздыхая):

...Пойми ты...

М е ф и с т о ф е л ь (перелистывая свою тетрадь):

                 ...Или — предлагаю я...

               Ф а у с т :

...Я не могу — сейчас — в Бенгалию...





информация о работе
Проголосовать за работу
просмотры: [7744]
комментарии: [4]
голосов: [3]
(Uchilka, Colt, Listikov)
закладки: [0]

( из драматической поэмы «Фауст и Елена» )


Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)

Listikov

 2007-03-24 15:14
очень сильная концовка. "...Я не могу — сейчас — в Бенгалию... " очень. Не по драматургии, по интонации.

я понимаю, почему Вы выложили этот отрывок. Вот эта часть: "...Посмотришь коль на землю пристально..." – очень созвучна. И с тем, что было сказано ранее, и кое с чем другим.

Если подойти с критическим взглядом, я бы заметил, что после роскошного, икрящегося вступительного обмена репликами слова Фауста:
"...Прости, но я лечу, мой Джин,
В страну заснеженных вершин —
Я там, среди снегов и льдин,
Хотел бы полетать один... " – звучат несколько ходульно (именно в этом контексте), такая почти что инфантильная подача не оправдывается изменениями в Фаусте, которые видишь в дальнейшем. Но только это. Все остальное – хорошо для меня.

Еще раз повторю – очень сильное завершение. На таком завершении самое то – антракт врубать.

С уважением, Андрей


Youri

 2007-03-24 23:54
"...я понимаю, почему Вы выложили этот отрывок..."

С.-Пб – СП-бо

Youri

 2007-03-25 17:08
.
Мне пришло письмо «в личку».

На самом деле, в нем нет ничего «личного», это – своеобразный отзыв (рецензия) на выставленный мною (на этой странице) текст.

Почему автор этой «рецензии» прислал ее мне лично, а не выставил на странице с пародируемым текстом? –
Потому, что предвидел, что факт появления этой пародии под моим стихотворением может быть мне неприятен, может меня обидеть...
Я благодарен автору за такт, которого мне, к слову, часто не хватает.

И все же, я выставляю этот текст на свою страницу с моим ответом автору. В конце моего ответа я объясняю, почему я это делаю.

natizhar 2007-03-24 12:48:
"Мне показалось, что Вы часто рифмуете географию и фамилии. Еще раз – без задней мысли и желания укусить.
Вот мой кусочек:

Мефистофель:
А мы сейчас летим над Чадом…..
Фауст:
И здесь живут мои внучата….
Мефистофель:
А это гордая Танзания…
Фауст:
И здесь неплохо потарзанил я.
Мефистофель:
А вот – прекрасная ЮАР
Фауст:
Здесь Юрчено водил нас в бар…
Ну и набрались мы в тот вечер….
Мефистофель:
Да, Юра был бесчеловечен –
Он сотворил такой коктейль,
Что не забыть мне и теперь.
(Снимая штаны и дергая ручки панели управления)
Не нужно забывать про баб. Ведь
Мы летим уж над Зимбабве.
Фауст:
Зимбабве? – Это где Мугабе?
Где каждая со мной пойти могла бы….
(Заваливается в пьяное пике. //Мефистофель еле успевает подхватить его снизу и, расправляя перышки на его крыльях, выравнивает полет)
Мефистофель://
Э-э-э, да ты уже хорош……
(после довольно напряженного «Э-э-э» он с трудом произносит остаток фразы)
Фауст:
А-а-а что жжжжжжжжжжжжж (изображает из себя самолетик)
Мне выпить столько без закуски….
Мефистофель:
Опять на ПВО нарвались…. Пуски…
Фауст:
Ништяк ракеты. Не допустим,
Чтобы поэтов били в лёт.
Мефистофель:
Поэт, закрой скорее рот,
Не то погибнем оба, вместе…..
(Раздается мощный взрыв. Темнота. Мефистофель долго собирает себя по сцене. Находит бутылку, из которой только что пил Фауст. Достает из горлышка крохотные обрывки одежды)
Погиб поэт…… невольник чести….
(Из за кустов раздается шорох, потом шепот)
Фауст:
Да здесь я, здесь я.
(Мефистофель падает в обморок. Занавес.)



Уважаемая natizhar,

Вы пишите:
«Мне показалось, что Вы часто рифмуете географию и фамилии...»

Вам не показалось. Правда, я это делаю не так уж часто: во всех моих стихах, то есть в стихах, лирическим героем которых является автор, слова и рифмы более, чем просты.
В стихах же, которые являются частью драматических поэм, действие которых разворачивается в Древней Греции, в Италии, Германии или Испании 16 века и т.п. я с удовольствием использую эту возможность поиграть со словом, со звуком...
Возможность освежить и протестировать свой, персональный, русский на гибкость, еще раз с радостью убедиться самому и продемонстрировать другим, что рифма русская жила, жива и, несмотря на мрачные предрекания всех кедровых, приговых и Кº, будет жить, что возможности ее бесконечны...

И для этой веселой «гимнастики», разминки твоего инструментария, как нельзя лучше подходят чужие, непривычные нам – не часто используемые или совсем неиспользуемые – слова, созвучия и – конечно же! – географические названия и имена:

«...Все глобусы, земные и небесные,
Торкветы, астролябии, все карты
Бюст Пифагора, зеркало Астарты,
Тибетский череп, кельтский древний герб,
Все — в университет мой, в Гейдельберг.

...В цирк Йоргенса — кимвал с китайской арфою,
Ручного волка, кобру с черепахой...
Все емкости — пиалы, кубки, амфоры —
Отправить в погребок Ауэрбаха».


Но тут, дорогая natizhar, в этой моей любви к «зарифмовыванию географии и фамилий», присутствуют два достаточно важных момента:

1. Рифма эта должна быть не уровня «Жак Ширак – Иван дурак», или не – как в Вашей пародии – вычурно-придуманной («про баб. Ведь – Зимбабве»), но -«сочной», интересной, классеой (и, в основном, как мне кажется, мне это удается), органично вплетающейся в языковую ткань русского стиха, чтобы – без притягивания излишнего внимания к себе: вот, мол, какая я ловкая рифма получилась! – делать запоминающейся, яркой, неожиданно осветившейся, всю строку (строфу), в которую она в’инкрустирована...

«Затянулось все, зажило...
Ее удочерили
Тициан, Микеланджело,
Бенвенуто Челлини...»

Здесь, напр., мне интересна эта – на первый взгляд, незатейливая – рифма 2-й и 4-й строки, потому что здесь нет очевидной, бросающейся в глаза, поверхностной «рифмуемости», как в Вашем, напр., «ЮАР- бар», – здесь рифма много тоньше (а значит – для меня – ценней, интересней),:

Ее удочерили -
Бенвен**уто Челлини**...

И, кстати – результат: эта строфа «про Челлини» «западает» в память, – здесь, на Арифисе, один из наших коллег-авторов
спросил меня:
« А это не у Вас есть про Челлини? ... Я эту вещь услышал совершенно случайно несколько лет назад. Запомнилось сразу и навсегда...»


2. Но, какой бы тонкой и рафинированной ни была бы игра с рифмой и со звуком, грош ей цена, если бы это все только этим и ограничивалось. Я пишу свою, оч. личную, историю, и если за этой игрой с рифмой она, моя история, не просматривается – я проиграл.
В обоих отрывках из «Фауста» («Воспоминание об Италии» и «Пролетая над Германией»), которые, по сути, являются одной сценой, речь идет о тоске Фауста, о его отчаянном, космическом одиночестве, о его «чужести» везде, и прежде всего в современной ему Германии ХVI века, о том, что как бы он не искал спасения от этого одиночества в гораздо более близком ему Итальянском Возрождении, и – через Италию – в Античной Греции (отсюда – появление в его доме Елены Греческой), как бы они С Мефистофелем не шарахались по мировым «лупанариям» – спасения нет, – вот несколько строк, продолжающих вышеприведенный отрывок:

М е ф и с т о ф е л ь (находит какую-то запись в тетради):

...Вот!.. В Нюрнберге бордели нынче в моде:
Там женский монастырь закрыли, вроде;
Монахини — бедняжки, божьи пташки —
Удар хоть был для них довольно тяжкий —
Не растерялись все ж, хватило им ума —
Все перешли в публичные дома!..

Фауст молчит, задумавшись.

...А хочешь — полетим с тобой в Палермо! —
Там есть одна нескучная таверна...

            Ф а у с т :
Повсюду, где б ни был я, — дома ль, в таверне ль —
Чернеют безумия ямы...
Везде и всегда одинок я, как Мерлин
В волшебном лесу Вивианы...


Вы услышали только одну сторону – чисто внешнюю – моей манеры работы с драматическими поэмами на мотивы известных исторических сюжетов. У Вас – так устроены ухо и глаз.

А, напр., у Андрея (Listikov’а) – они – ухо и глаз – устроены по-другому. И он, за теми же «именами и герграфическими названиями» ("...Я не могу — сейчас — в Бенгалию... ") – слышит меня и мою – оч. личную и оч. важную для меня – историю (см. его коммент. выше)...
И он – понимает о чем я... И, надеюсь, не только он...

Но для меня так же важно, чтобы эта моя история (содержание) – была облачена в как можно более безупречную (совершенную – /я о стремлении/) форму.

И тут, напр., с тем же Андреем я не совсем согласен, когда он говорит о «необязательности», о «ненужности» формы:
«пока мы их ищем – мы ничего действительно стоящего не найдем. что-то либо живо, либо нет. вкус, мастерство, ум, изобретательность... – это просто добавление лишних колес к одной и той же телеге». (Listikov)
Речь не о «лишних колесах», а о четырех необходимых, о том, что эти колеса должны быть сделаны хорошим мастером, иначе они оч. быстро сломаются,телега развалится, и какое бы замечательное, глубокое, богатое содержание не было на телегу нагружено – с плохо (небрежно) сделанными колесами оно не будет доставлено по назначению, а будет это сокровище торчать одиноко в поле, посреди дороги... А, напр., стихотворение «Без тебя» – не будет, потому что оно сделано мастером.


Выставлять Вашу пародию на страницу с текстом, на который она была написана, мне, конечно же, не оч. легко – несомненно, пародия в чем-то убьет поэтический текст. Но я думаю, что разговор этот – о форме и о содержании, и о том, где проходят границы между двумя этими понятиями – небезынтересен и небесполезен для «арифисян» – если не для всех, то для многих...


P.S. «Ну и набралИсь мы в тот вечер…».



Listikov

 2007-03-25 23:42
Юра, извините, я немного влезу в подслушанный разговор, коли здесь упомянули мое имя.
В том диалоге я перегнул палку – так бывает, когда затеиваешь пустой спор с несимпатичным тебе человеком. (Да и вообще так бывает.:) Разумеется, то – необходимые колеса. Но НИКОГДА они не поедут сами по себе, НИКОГДА на голом а,б,в,г не приедешь в такие земли, чтоб голова закружилась – и жизнь пронеслась перед глазами. Ну это вещи очевидные. А ведь вокруг – сплошные а,б,в,г – без неведомой, без упорно искомой нами буквы алфавита.
Я НЕ ЗНАЮ, как это делается. Но я ВЕРЮ, верю в это.

с симпатией, Андрей
(голова раскалывается, ухожу)


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2024
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.009)