Студия писателей
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия писателей > Лёнька
2006-09-12 22:07
Лёнька / Куняев Вадим Васильевич (kuniaev)

Беспроглядная ингерманландская ночь ползла ознобом за воротник дырявой шинели, кусала судорогами обмотанные тряпьем ноги, обволакивала черными мыслями о скорой и неотвратимой смерти. Трое измученных бессонницей солдат, одетых кто во что, пытаясь хоть как-то согреться, прижались друг к другу на дне сырой воронки. Один из них, молодой с болезненным обветренным лицом, заворожено пялился выпученными глазами в беззвездное небо, двое других курили махорку и вели тихий разговор, прерываемый долгим натужным кашлем.  

- Ну что, Петрович, погоним немцев с Руси-Матушки? – спрашивал тот, у которого пол-лица скрывала огромная лохматая борода.  

- Дык ить как… – отвечал чернявый собеседник, пробираемый мелкой дрожью. – Мабуть, погоним, а мабуть, и оне нас.  

- Ты, Петрович, эту антиреволюционную пропаганду брось! – возмущался бородатый. – Немец он ведь как? Он ведь тоже рабочего классу. Не будет же с братьями бодаться, да еще на чужой земле. Я немца много повидал, и штыком колол, и брататься ходил. На штык ежели – так обычный человек, как вот мы с тобой, только одежа побогаче, а ежели брататься, то человечишка хлипкий, с одного стакана спирту с копыт валится.  

- Эх ма… Щас бы ентого спирту хоть на зуб. Нутро обогреть… – перегнувшись пополам, чернявый зашелся в приступе кашля. – Ты б сползал ба в лазарет, мабуть, достал ба?  

- Мабуть – мабуть… – передразнил бородатый. – Ты кто есть? Боец трудовой красной армии! Это нам в семнадцатом было все одно – хоть офицерьёв резать, хоть водку пить за царя и бога, а сегодня мы – за страну советов сражаемся, и должон ты предстать пред красным командиром в трезвом уме и в светлой памяти.  

- Тот и оно, в светлую память, да не причастившы. Щас немец попрет и все… Слышь, Леня, – чернявый больно ткнул локтем молодого. – Мабуть, ты сползаешь?  

Молодой человек мотнул головой и непонимающе уставился на собеседников.  

- Чего толкаешься? – насупившись сказал он. – Щас как по зубам съезжу!  

Бородач хрипло загоготал.  

- Съезди ему, Ленька, да в ухо еще, а я добавлю. С такой контрой в дозоре сидеть приходится! Сам бы уже давно сползал, а нас подзуживает – мабуть, мабуть…  

- Ты, Кирила Игнатьич, сам не знаешь что говоришь. У меня там, в лазарете-то, вражина завевши. Доктор один, сука. Ну как есть контрреволюционный елемент. Я тогда животом маялся, а он мне намешал отравы и пить заставлял. Ну, я ему в евонные стеклышки и харнул. А он Елистратову нажаловался, а товарищ Елистратов мне матерно прописал говно конское из нашего сарая выгребать. А там восемь лошадей – вся наша красная конница месяц гадила. Я теперича лазарет за версту обхожу, от ентих докторов одна маета. Леньк, ну сползал ба?.. Не ровен час под германские пули, дак хоть помрем за рабочий класс согремши.  

- А что, пойду, – раздумчиво пробормотал Ленька и громко выругался. – А то с вами тут совсем с ума сойдешь, с вашими разговорами полуночными. Да подвинься ты, скобарь мохнорылый…  

Вылезши на бруствер, Ленька долго всматривался в ночь. Далеко за германскими позициями полыхал гигантский пожар, освещая низкие тучи кровавым заревом. Со стороны немцев доносилась тихая музыка и расплывчатый тарабарский говор. В русских окопах, располагавшихся метрах в ста позади того, где сидел Ленька с товарищами, дозорного, царила тишина, изредка нарушаемая вскриком «Не спать!». Закинув трехлинейку за спину, Ленька проворно пополз в сторону своих, но, не успев одолеть и нескольких метров, замер. Небо, черное мутное небо, бесконечное, холодное, вдруг озарилось ярким безжалостным светом. Луна, выскочившая из-за туч, как сказочный чертик из табакерки, осветила искореженную воронками землю, нагромождения бревен и колючей проволоки, тронутые морозцем, раздетые почти донага трупы. И тут же с обеих сторон сухо защелкали винтовочные выстрелы, где-то поодаль зарокотал пулемет, в воздухе протяжно засвистели пули. «Та, которую слышишь, не твоя, не твоя, не твоя…» – шептал Ленька как заклинание солдатскую молитву, вжавшись изо всех сил в землю. Свою он не услышал. Сначала вдребезги разлетелся приклад винтовки, сильный удар подкинул и перевернул Леньку на спину. Оглушенный, он привстал и увидел мертвое, страшное лицо, глядящее на него белесыми глазами. «Не хочу так, не хочу!» – эхом пронеслось в голове. Где-то в середине груди зародилась боль. Она стремительно растеклась по телу, согнула судорогой ноги, скрючила пальцы и ворвалась в мозг горячей волной. Мертвец улыбнулся, показав редкие черные зубы, подмигнул и сказал:  

- Здорово, Перепелкин!  

 


информация о работе
Проголосовать за работу
просмотры: [8698]
комментарии: [13]
голосов: [2]
(Uchilka, Poliak)
рекомендаций в золотой фонд: [1]
(Uchilka)
закладки: [0]



Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)

Uchilka

 2006-09-13 10:23
+1
да ужжжжжж...

Uchilka

 2006-09-13 10:26
главное – всё ведь есть: язык адекватен, диалоги красочные, стиль, манера... композиционно выстроенно... аромат настоящей литературы, даже трупный запах не помешал...

и при всём при этом после прочтения шкура дыбом...
наверное, всё-таки талант

kuniaev

 2006-09-13 13:03
За "талант" ответишь! Спасибо!
:)

guest

 2006-09-15 19:54
До Донцовой конечно далеко... но все-таки. Вспоминаю дедовские рассказы о войне(он правда в Манчжурии воевал).

Uchilka

 2006-11-13 10:38
это что ж, юмор такой? относительно Донцовой?
тогда гыгыг!

kuniaev

 2006-11-12 20:13
Рецензия Сергея Дигурко
Литконкурс.ру

"Лёнька"

link



Вадим Куняев.


Беспроглядная ингерманландская(???) ночь ползла(ГИАТУС) ознобом за(НЕБЛАГОЗВУЧИЕ РЕЧИ – ПОВТОР «З») воротник дырявой шинели, кусала судорогами обмотанные тряпьем ноги, обволакивала черными мыслями о скорой и неотвратимой смерти.(НОЧЬ КУСАЛА СУДОРОГАМИ???) Трое измученных бессонницей солдат, одетых кто во что, пытаясь хоть как-то согреться, прижались друг к другу на дне сырой воронки. Один из них, молодой, с болезненным обветренным( ЭПИФОРА) лицом, заворожено пялился выпученными глазами в беззвездное небо, двое других курили махорку и вели тихий разговор, прерываемый долгим натужным кашлем.
(ЗАВОРОЖЕННО ПЯЛИЛСЯ ВЫПУЧЕННЫМИ ГЛАЗАМИ??? )


……- Тот и оно, в светлую память, да не причастившы. Щас немец попрет и все… Слышь, Леня, – чернявый больно ткнул локтем молодого. – Мабуть, ты сползаешь? (ПОВТОР ШИПЯЩИХ ЗВУКОВ- «Ш», «Щ», «Ш»)


Молодой человек мотнул головой и непонимающе уставился на собеседников.


– Чего толкаешься? – насупившись(ПРОПУСК ЗАПЯТОЙ) (ПОВТОР ШИПЯЩИХ ЗВУКОВ –«Ш», «Щ») сказал он. – Щас как по зубам съезжу!


…….- Ты, Кирила Игнатьич, сам не знаешь что говоришь. У меня там, в лазарете-то, вражина завевши.(ЗНАЕШЬ…ГОВОРИШЬ…ЗАВЕВШИ, – ПОВТОР ШИПЯЩИХ ЗВУКОВ) Доктор один, сука. Ну(ПРОПУСК ЗАПЯТОЙ) как есть контрреволюционный елемент. Я тогда животом маялся, а он мне намешал отравы и пить заставлял. Ну, я ему в евонные стеклышки и харнул
– А что, пойду, – раздумчиво пробормотал Ленька и громко выругался. – А то с вами тут совсем с ума сойдешь, с вашими(«ВАМИ», «ВАШИМИ» – ПОВТОР) разговорами полуночными.(ЭПИФОРА) Да подвинься ты, скобарь мохнорылый…


…..Ленька проворно пополз в сторону своих,(СТЫК СОГЛАСНЫХ –«ЛЗ», «В», «СТ») но, не успев одолеть и нескольких метров, замер. …..«Та, которую слышишь, не твоя, не твоя, не твоя…» – шептал Ленька как заклинание солдатскую молитву, вжавшись изо всех сил в землю. Свою(ПУЛЮ) он не услышал. Сначала вдребезги разлетелся приклад винтовки, сильный удар подкинул и перевернул Леньку на спину. Оглушенный, он привстал и увидел мертвое, страшное( ЭПИФОРА) лицо, глядящее на него белесыми глазами(ПОВТОР ШИПЯЩИХ- «Ш»»Щ»»Ш»). «Не хочу так, не хочу!» – эхом пронеслось в голове. Где-то в середине груди зародилась боль. Она стремительно растеклась по телу, согнула судорогой ноги, скрючила пальцы и ворвалась в мозг горячей волной. Мертвец улыбнулся, показав редкие черные зубы, подмигнул и сказал:


– Здорово, Перепелкин!


Вывод: Небольшой текст Вадима Куняева – далекая война…революция.

Автор при помощи разговорной речи пытается донести до читателя атмосферу того времени. В тексте встречаются грамматические и стилистические ошибки.
Неблагозвучие речи. Неудачная образность.
Оценка: удовлетворительно.

Вот такая критика мне офигенно нравится.

Uchilka

 2006-11-13 07:53
Вадим, да ну нах... не слушай никого!
В речи почти абсолютное благозвучие, что за хрень пишет "критик"??? Образность не просто офигенная, это одно из лучших произведений, которые я читала за прошедшие несколько лет, включая в этот список и знаменитостей всех рангов...
Оценка отлично!

Спроси – а судьи кто?!
даже мыло из них получилось бы вонючее

kuniaev

 2006-11-13 10:01
Да, я, было, заволновался, прямо запаниковал! В самом деле, есть в рецензии разумные мысли. Но сейчас вот почитал его прозу и стихи. Зря волновался. Ужос! Жалко, не могу ничего ему написать – подумает, что мстю. :)

Uchilka

 2006-11-13 10:37
дык я тож листанула:-)))) нет предмета вообще, чтоб хоть два слова написать

Poliak

 2006-11-13 08:02
"эй, гитарист, пошли их всех на... и жми на свою педаль!" (С)
бывают люди, как сказал бы Довлатов, "я критик, бл..., типа Белинского", которые сильно любят самоутверждаться таким вот образом. Полную ерунду Вам написали. +1

Uchilka

 2006-11-13 07:55
кстати, что это за союз писателей такой??? впервые слышу вообще:-)))))))) во анекдот-то... меня слушай, я всё же в настоящем союзе состою, да и давненько...

kuniaev

 2006-11-13 11:02
А что это вообще такое – "союз писателей"? Какие там права и обязанности? Членские взносы? Корочки выдают? Как туда попадают? Сейчас их, вроде бы, два. Ходил на странички обоих. Бред какой-то по-моему.

Uchilka

 2006-11-13 12:50
раньше вообще был единственный... сейчас общественная организация... а в 30х годах создал Максим Горький, объединив самых достойных из такого множества кланов, как теперь... это интересный исторический материал, почитай где-нить, кстати... в инете точно есть... потом с перестройкой началась делёжка и прихватизация... в итоге вернулись к тому же, с чем сейчас вся страна...
корочки есть – ими я горжусь изредка (перекладывая с места на место, ибо не пригождаются)... взносов вроде бы нет... иногда помощь оттуда приходит... но, поскольку война продолжается – межсоюзная уже, не до помощи в основном... там много сложностей, но дело хорошее всё равно... основных союза два: наш (Большой) – Союз писателей России (Распутин) и отделившийся Союз российских писателей (Евтушенко)... начальники, ясно дело, с другими фамилиями, эти имена – флаги на башнях:-))) мне в расколе многое не понятно, и, судя по всему – не для средних умов, никогда не пойму... личные друзья есть и в том союзе, и в другом... остальные организации данного типа – лабуда, как мне кажется.


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2022
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.008)