Блокнот эксперта
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Блокнот эксперта > Учительская > Летняя зарисовка / Автор: Zanoza
21.11.2006 08:46
 Летняя зарисовка / Автор: Zanoza 
опубликовал(а): Гаркавая Людмила Валентиновна (Uchilka)

Летняя зарисовка  

 

Наступило лето. Время лёгких одежд и масляных взглядов. Девушки чаще обнажают свои неотразимые аргументы, а молодые люди реагируют. По-разному, но скорее – бурно. И всё чаще можно увидеть девушку с фигурой хоть и далёкой от канонов Венеры Милосской, но от этого не менее привлекательной, в объятиях молодого человека с шеей, плавно переходящей в плечи. Молодой человек, грубо облапив свою подругу, демонстрирует окружающим своё право на обладание. «Смотрите и завидуйте! Моё!»,-нечто подобное можно прочитать на его лице. А в глазах с вечно расширенными зрачками на голубоватой, почти бесцветной, роговице и полопавшимися сосудами, можно разглядеть совсем другую картину...  

Сейф. Небольшой металлический несгораемый памятник недостроенному социализму с облупленными углами окрашен в серый цвет. Краска нанесена кое-как, и лопухи её почти отслоившейся плоти рыхлым ковром укрывают металлические бока. В прорехах виден ржавый металл . Толстая дверь слегка приоткрыта и в её торце виднеется неимоверно длинный и тонкий язычок замка.  

В недрах сейфа, в нижнем отделении, расположилась половинка дыни. «Торпеда» выедена изнутри и наполнена мутной жижей, в толще которой плавают банкноты различного достоинства.  

А на верхней полке лежит маленькая измятая бумажка, на которой детским корявым почерком написано: «Тут был Вася»...  

 

Девушка в это время сыто и мечтательно улыбается, являя миру свои ровные и ослепительно белые зубы. Кавалеру не видна эта улыбка. Впрочем, невелика потеря – «шкаф» всё равно бы ничего не смог понять. Не его уровень. Вот если б в морду кому дать или тряхнуть какого-нибудь очкарика – это да. А тут...  

Но девушку с белоснежными зубами это совершенно не волнует. Взгляд её васильковых глаза манит и сбивает с ног, мешает рассмотреть что-то через пелену медового очарования, но...  

Пронзительно зелёный лист какого-то дерева. Озорные жёлтые жилки весело разбегаются по сторонам. В поле зрения попал кусочек ослепительно синего неба, на фоне которого слегка ворсистые края листа выделяются очень хорошо. Чего нельзя сказать о зелёной гусенице, неспешно ползущей по глянцевой поверхности. Она неспешно выбирает более вкусное место – торопиться -то некуда...  

Вдруг промелькнуло что-то чёрное и настолько стремительное, что разглядеть контуры просто невозможно. Росчерк упал на гусеницу, задержался на мгновение размытой точкой и улетел прочь. Через мгновение, гусеница гневно выгнулась, щелкая массивными жвалами в тщетной попытке достать обидчика. Впрочем, исполнив ряд впечатляющих гимнастических кульбитов и мысленным рёвом разбудив всю округу, гусеннница успокоилась. Такой замечательный лист ... такой зелёный... Такой вкусный... Глупой зелёной красавице пока неизвестно, что она стала живым инкубатором для нескольких прожорливых личинок. Даже после смерти, её тело верой и правдой послужит  

будущим наездникам-убийцам.  

Пробегающий мимо нескладный подросток с прыщиком на жадно раздувающемся носу явно завидует более ?удачливому? молодцу с каменной, выдвинутой вперёд нижней челюстью и невысоким лбом. Тоненькая струйка слюны, неспешная и незамеченная, медленно стекает по подбородку. А в голове... В голове творится форменное светопредставление: сладостные картины, одна слаще другой, с завидной частотой сменят друг друга. Вот она прижимается всем телом, вот она сладко потягивается на кровати, а вот... Ой! Что там творится дальше, мы смотреть не будем – невежливо это.  

Другой молодой человек, одетый нарочито небрежно в одежду тёмных тонов понимающе улыбнётся и, возможно, даже подмигнет несостоявшейся Венере. Впрочем, после этого, он просто пройдёт мимо по своим, одному ему известным, делам.  

Старик, нежно поддерживающий под локоток худенькую бабушку невысокого роста явно вспомнает молодые годы и лихие драки в подворотне. А может, он вспомнает о своём первом поцелуе и своей, тоже первой, ночи любви. ?Эх, тряхнуть бы стариной! Я бы показал этим молокососам, что значит ухаживать за девушкой. Ишь, грабли свои распустил! А эта цаца, смотри, хоть бы хны. Молодёжь?Верочка, осторожно! Тут ступенька??.  

В вихрастую и растрёпанную голову проходящего мимо романтика ворвётся сонм гениальных стихов и героических картин о том, как вырвать этот цветок зари с глазами, как алмазы и устами, нежными и пьянящими, как хорошее грузинское вино из рук этого тупого буйвола, по недоразумению названного человеком. Вот в глазах медленно разгарается пламя, а сердцу, на котором нет свободного места от ран и стрел с бутонами роз вместо наконечников, становится тесно в груди. Белоснежные крылья вырастают за спиной и невидимые ветры несут юношу к его сутьбе, к его счастью, к его... Ветры проносят его мимо. Позже, будто очнувшись, романтик с непонятной тоской смотрит в сторону сладкой парочки. Его глаза полыхнули и...погасли – красно-заинтересованный взгляд потенциального соперника и волна зелёного безразличия потенциальной же дамы сердца смяли, сожгли и развеяли по ветру тень решимости.И юноша, гордо тряхнув кудрями и проклиная несправедливость всего белого света к таким, как он, гениям, удалился. Про себя этот манёвр, больше похожий на беспорядочное бегство, он назвал организованным отступлением, уходом от боя...  

А многочисленные стайки менее удачливых дочерей Евы брезгливо подожмают губки и отворачиваются. Потом тихо пошепчутся между собой о Люське из 10А, которую недавно бросил самый красивый мальчик в школе и неспешно удалятся в поисках добычи. Но про себя, в глубине души, за маской напускного презрения и зависти (а может, и брезгливости), каждая из них, скрывает желание оказаться на месте безымянной счастливицы, но? День ещё не закончен (а летние дни ох как длинны!). Может быть, ещё посчастливится сегодня?  

Среди всего этого великолепия платьев, топиков, шортиков, мешковатых штанов и прочих обтягивающих маечек, среди моря распаренных тел и потных эмоций стою скромная я (да, в скромности мне не откажешь) и смотрю. В основном я пропускаю мимо почти всё из вышеперечисленного разноцветья. Меня интересует другое. Глаза. Карие и серые, пронзительно зелёные и бездонно-чёрные, льдисто-синие и хрустально-голубые. Разноцветные звёзды и звёздочки, уже потухшие и ещё не разожжёные. Всякие.  

А ещё меня интересует одна госпожа, которая? А-а-а! Вот и она: бодро проскользнув юркой белочкой в толпе и, по широкой дуге обогнув примечательную парочку, она белым лебедем (быстрым, надо сказать, лебедем) проплыла в сторону гордо удаляющегося романтика. Перед тем, как окончательно растаять в разноцветном людском море, она оглядывается и улыбается мне ослепительной улыбкой. В ней столько тепла, а глаза? грустные они, эти глаза цвета аквамарина. В них застыло что-то неуловимее и ждущее. Может, надежда?.. Всё. Исчезла, растворилась в спёртом воздухе жаркого июльского дня. А я опять так и не успела понять, что мне хотела сказать неуловимая Госпожа Любовь?  

 


 

Зарисовка пока сделана грубовато... Естественно, надо поработать над языком, хотя интонация стороннего и чего-то ждущего наблюдателя найдена верно. Много старания говорить красиво... а не надо это. Надо просто говорить правду, которую увидело подсознание, во всей красе... здесь много книжного, надо убирать нещадно.  

Композиционно надо бы выстроить: пусть цепочка каких-то наблюдений, но звенья этой цепи должны нести напряжение разного уровня. А тут получилась разноцветная мешанина, словно корзина в лавочке секонд-хенда.  

 

 

Наступило лето. Время лёгких одежд и масляных взглядов. Девушки чаще обнажают свои неотразимые аргументы, а молодые люди реагируют. По-разному, но скорее – бурно.  

 

Здесь можно короче. Кстати, лето наступило или уже июль???  

Наступило лето. Время лёгких одежд и масляных взглядов. – сказано хорошо и не надо подкреплять ничем. Если так уж нужна реакция молодых людей, можно начать от обратного... тем более, что с места в карьер наскакивать на неприятную парочку вовсе не обязательно. Например, можно так:  

Но не реакция молодых людей на неотразимые аргументы расчехлившихся после долгой зимы девушек интересна мне сегодня:-)))))  

А что? Что интересует? Конечно, любовь вы хотите найти на знойных и пыльных улицах, и замечательно, если свою... Однако, на улицах пока любви не наблюдается... даже чужой любви... а впрочем... Выбираем приём. Вот, например, глаза: «Карие и серые, пронзительно зелёные и бездонно-чёрные, льдисто-синие и хрустально-голубые. Разноцветные звёзды и звёздочки, уже потухшие и ещё не разожжёные. Всякие.» – вот и рассматривайте – что там такое отражается... Придумайте что-нибудь... про выражение этих вот глаз... то есть можно запускать уже «сладкую парочку», правда, надо бы обойтись без таких расхожих выражений. И через отношение прохожих покажите настоящее отношение этих людей друг к другу... Про сейф не надо – и навязло, и непонятно... образ всё равно не раскрыт. Не ходите проторённой тропой. Может у сладкой парочки и правда любовь? Это было бы интересно раскрыть по-писательски... ведь бывает – и не спорьте. И почему если глаза, то васильковые, если зубы – то ослепительные... убрать бы вообще все эпитеты для начала... они вам не удаются... прочитайте «голый» текст и пропробуйте прочувствовать, где тропы необходимы и какие именно.  

Ну, сделайте пока это, а потом я ещё вам насоветую вагон и маленькую тележку. 


Комментарии (выбрать просмотр комментариев списком, новые сверху)

ZanozA

 2006-11-21 12:51
Работаем, Людмила Валентиновна, работаем... К сожалению, слово "композиция" знакомо мне лишь как слово, но будем пробовать. Видимо, мой талант где-то в другой сфере, но... Будем:)

С уважением, Настя

Uchilka

 2006-11-22 10:43
Ничего не видимо... никому это не видимо... лет через 50 посмотрим:-)))))) а пока всем нужно стараться, кого к этому душа зовёт:-))

Mistifikator

 2006-11-22 11:26
Настя! Не могу не обратить Вашего внимания на то, что Афродита Агесандра с острова Мелос не являлась эллинским эталоном красоты. Таковой ее стали считать в новое время. Моделью послужила не эллинка, но, скорее всего, сирийка. У этих женщин была красивая грудь, но зад – плоский и вислый, а талия отсутствовала. Лицо совершенно не эллинское! Гости головы хрупкие и узкие, что характерно для восточных женщин.
Европа, в переводе с древнегреческого, широкоглазая! (Эвриопис).
Эталоном Афродиту Агесандра стали считать во времена несуразных одежд, брезгливого христианского отношения к наготе и, соответственно, искаженных пропорций оставленного без необходимых упражнений тела...

ZanozA

 2006-11-22 15:36
Мистификатору.Принимается. Не знала. Нет, знала, конечно, что в каждую эпоху были свои идеалы красоты, отличные ну наших. Порой, весьма странные:)
Черт Вас, мужиков, разберет:))) Учтем.
Училке. Я же сказала:работаем! И концу недели ждите. Сейчас смены "в ночь", нет никакой возможности что-то сделать. К числу 24 все должно войти в обычный ритм.:)
Спасибо.

С уважением, Настя


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2017
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.036) Rambler's Top100