Публицистика
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Публицистика > Интервью > Анатолий Вассерман рассказал, как он читает
2012-11-01 07:02
Анатолий Вассерман рассказал, как он читает / Татьяна Грин (tatyanagrin)

Наверное, каждому из нас приходилось задавать другим или слышать в свой адрес вопрос: «Что читаешь?» Люди читают, делятся впечатлениями от прочитанного, рекомендуют или, наоборот, не рекомендуют что-то прочесть, и почти всегда за рамками главного читательского вопроса — «Что читаешь?» — остается другой: Как? 

 

Не сомневаюсь, что одному из самых заядлых книгочеев Анатолию Вассерману неоднократно приходилось рассказывать, что он читает! Меня это тоже всегда интересовало! Кто же устоит перед желанием спросить у легендарного знатока и эксперта, что он читает и что рекомендует почитать мне? 

 

Покрасуюсь в лучах чужой славы и признаюсь — усиленно работая над формированием среди себя цельной картины мира и следуя рекомендациям легендарного Онотоле, я прочла книги Фридриха Энгельса «Анти-Дюринг», Станислава Лема «Сумма технологии», Ричарда Докинза «Слепой часовщик» и Дэвида Дойча «Структура реальности»! Не без пользы для себя удовлетворила неуёмное любопытство, что же читает Вассерман и, может быть, именно это заставило меня обратиться к Анатолию Александровичу с другим вопросом: Как читает Вассерман? 

 

Есть утверждение, что «Вассерман читает в любую свободную минуту» и что «Анатолий Вассерман читает книги в инфракрасном диапазоне со скоростью до 1250 Тбит/с на расстоянии до 900 световых лет». Все это здорово, но хотелось получить информацию, так сказать, из первоисточника и я тут же услышала в ответ: 

 

АВ: Да, я действительно стараюсь читать в каждую свободную минуту. Читаю в любых условиях, позволяющих держать текст далее 20 см от глаз. Такое расстояние — минимум, предотвращающий близорукость. Лет 45 назад я узнал о нём и стал его соблюдать и развитие моей близорукости прекратилось. 

 

ТГ: А Вы не можете припомнить самое необычное место или обстановку, в которых приходилось читать? 

 

АВ: Нет, ничего такого не помню. Вероятно, не счёл это необычным. 

 

ТГ: А какая, на Ваш взгляд, самая удобная обстановка для чтения? 

 

АВ: Комфортнее всего, на мой вкус, читать сидя в кресле или лёжа, при ярком освещении из-за спины или сбоку, в тишине или на фоне телевизионных новостей. Их отслеживание — часть моей работы. За едой тоже читаю. Более того, еда без чтения или беседы с сотрапезником кажется мне менее вкусной. 

 

ТГ: Если вспомнить Ваш типичный, самый обыкновенный день, то сколько от 24-х часов у Вас занимает сон — во сне даже Вы, наверное, не читаете — и сколько чтение? В остальные подробности не будем вдаваться! 

 

АВ: Сплю обычно 4-6 часов в сутки, в выходные стараюсь выспаться впрок. Читаю, включая чтение с компьютера, 6-9 часов. 

 

ТГ: А самый необычный носитель, с которого Вам приходилось читать? Не приходилось просматривать Моисеевы скрижали, свиток папируса с мемуарами Аменхотепа или вытатуированную у кого-нибудь на спине X главу из "Евгения Онегина"? 

 

АВ: Увы, тут всё тривиально. Разве что запомнились несколько забавных случаев, когда обнаруживал опечатки и смысловые ошибки в музейных аннотациях к экспонатам. 

 

ТГ: Прочитанное конспектируете? Делаете какие-нибудь пометки? 

 

АВ: К сожалению, так и не обзавёлся привычками отмечать прочитанное или делать выписки... Возможно, потому, что неплохо запоминаю факты. Правда, источники этих фактов помню куда хуже, что зачастую осложняет поиск подтверждающих ссылок. Впрочем, основные мои занятия требуют не подтверждений, а только высказывания собственного мнения. 

 

ТГ: Загибаете ли Вы листы? Кладете книги в развернутом виде обложкой вверх? Чем закладываете страницы? 

 

АВ: Изредка кладу книгу обложкой вверх. Для книг, которые ношу с собой, пользуюсь пружинной закладкой из упругого листа металла, захватывающей страницу с обеих сторон — купил ее когда-то в сувенирном магазине. Пометок в книгах не делаю и листы не загибаю. 

 

ТГ: Читаете быстро? Учились ли специально каким-либо методам скорочтения? 

 

АВ: Читаю примерно 500 слов в минуту. Специально не учился этому, просто у меня высокий темп внутренней речи и, увы, довольно медленная речь вслух. При чтении воспринимаю текст, вроде бы, полностью и ещё обдумать успеваю. 

 

ТГ: Приходилось ли Вам читать книгу без начала и конца — сгоревшую, порванную? 

 

АВ: Кажется, приходилось, но точно не помню. 

 

ТГ: Бывало ли, что ради чтения Вы пренебрегали другими занятиями или даже обязанностями? 

 

АВ: Да, довольно часто читаю до последнего момента, а потом в лихорадочной спешке навёрстываю упущенное. 

 

ТГ: Пользуетесь ли Вы «электронными» книгами и другими современными устройствами, с которых можно читать, кроме классического компьютера, разумеется? 

 

АВ: Предпочитаю обычные книги. Хотя и «электронная» пару лет назад досталась в порядке рекламной акции. 

 

ТГ: По Вашему мнению, как могут измениться носители текста в обозримом будущем? 

 

АВ: Скорее всего, электронная бумага изрядно потеснит обычную. Но и обычная останется, ибо электронные копии легко изменить, а заменить многие тысячи бумажных экземпляров почти невозможно, так что в качестве исторических свидетельств они надёжнее. 

 

ТГ: Вы читаете несколько книг одновременно или не начинаете чтение другой пока не окончили читать предыдущую? 

 

АВ: Чаще всего читаю одну книгу дома и другую в дороге. 

 

ТД. Бывало ли, что в сердцах от прочитанного Вы бросали книгу в огонь, в окно, в мусорное ведро? 

 

АВ: Насколько я помню, ни разу такого не делал. 

 

ТГ: Попадались ли Вам книги, которые, не смотря на очень важное, нужное и интересное для Вас содержание, Вы не смогли читать из-за формата, оформления, шрифта, иллюстраций и т.п.? 

 

АВ: Нет. 

 

ТГ: Вы читаете предисловия и послесловия в книгах? 

 

АВ: Да. 

 

ТД. Если Вы вдруг не можете с первого раза уловить смысл прочитанного, то что предпринимаете — пропускаете и читаете дальше или прерываетесь до тех пор, пока не разберетесь? 

 

АВ: Чаще всего стараюсь разобраться. Если вижу, что мне для этого не хватает знаний — иду дальше в надежде, что по ходу дальнейшего чтения дело прояснится. 

 

ТГ: Вам хотелось когда-либо декламировать прочитанное, наслаждаясь звучанием текста, его экспрессией? 

 

АВ: Разве что стихи. Прозу читаю вслух, если хочу поделиться с собеседником её содержанием. 

 

ТГ: Если Вам встречается в тексте незнакомое слово — Вы стараетесь понять его смысл из контекста или пользуетесь словарем? Не выписываете слова, чтобы изучить потом? 

 

АВ: Не выписываю. Стараюсь понять по общему смыслу фразы, а если компьютер под рукой, лезу в Интернет. Правда, такое случается редко. 

 

ТГ: Вы помните самую первую самостоятельно прочитанную Вами книгу? 

 

АВ: Нет. Это было в три с половиной года. 

 

ТД. На Ваш взгляд, у Вас хорошая зрительная память? Помните ли Вы зрительно хорошо знакомые вам фрагменты текста? Их положение в книге? 

 

АВ: Нет, к сожалению, расположение фрагментов текста не запоминаю. Хотя сами фрагменты зачастую всплывают перед глазами в печатном виде. 

 

ТД. Сильно ли с течением времени изменились Ваши жанровые предпочтения? 

 

АВ: С 15 лет предпочтения мало изменились. Из беллетристики — фантастика и, изредка, детектив. Публицистику читаю обильно, а в последние пару десятилетий — ещё и по роду своих занятий. Научно-популярной литературой интересуюсь с первых школьных лет и по сей день. Научную читаю по своей текущей специальности, в институте — теплофизика, там же и после него до середины 1995-го — программирование, с 1992-го — общественные науки. 

 

ТГ: Какими Вы видите перспективы чтения бумажных книг и чтения вообще? Как Вы думаете, в будущем, при обмене информацией мозг-мозг или мозг-технологическое устройство напрямую, может чтение как таковое исчезнуть совсем? 

 

АВ: Это не исключено, но вряд ли желательно. Если информация поступает в мозг быстрее, чем он успевает её анализировать — она воспринимается некритично и может препятствовать пониманию реального мира. 

 

ТГ: Вы вели когда-нибудь список прочитанных книг? Не можете ли припомнить каких-либо количественных показателей? 

 

АВ: Список никогда не вёл. Прочёл примерно сотню метров «в толщину» книг и примерно столько же журналов. 

 

На этом я просто не могла не закончить задавать вопросы, т.к. мне срочно потребовался калькулятор! Я взяла «Энциклопедический словарь», штангенциркуль и сделала контрольный замер: 56 мм 1595 страниц. 

 

Беру калькулятор и считаю: 100 / 0,056 х 1595 = 2848214 страниц или 7120 книг по 400 страниц или... 

 

Господа, читайте! Читайте, господа! Должно быть стыдно рядом со ста метрами Анатолия Вассермана маячить двумя сантиметрами, один из которых «Букварь»! 

 

Анатолий Александрович, спасибо, что ответили на мои вопросы! Удачи и благополучия!  


информация о работе
просмотры: [5469]
комментарии: [0]
закладки: [0]

Интервью


Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2017
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.033) Rambler's Top100