Студия писателей
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия писателей > Сказания (три)
2006-10-16 03:30
Сказания (три) / Миф (mif)

1. ЖРИЦА. НАЧАЛО (приквел к сиквелу спин-оффа)  

 

Когда Арифис была маленькая, рыженькая и курносенькая – совсем не так давно, как может показаться на первый взгляд – ее звали Кристина, и с ней дружил мотылек, неустанно сопровождавший ее везде, где бы она ни была.  

Девочка заговорила не рано, лишь годика в два, однако сразу – стихами. Родители, слегка опешившие от внезапного превращения малолетней большеглазой молчуньи в ярко выраженного вундеркинда, бросились почему-то к логопеду. Эскулап потрясенно выпучил очки, когда нежное дитя в платьице с утятами и сандаликах, не напрягаясь, поздоровалось коротким сонетом. Откуда-то из-за огромного розового банта выпорхнула крохотная, слепяще-белая бабочка и уверенно уселась ребенку на плечико.  

– Скажу всерьез, а не шутя: у вас чудесное дитя, – неожиданно продекламировал доктор в сторону родителей и потрясенно схватился чистыми руками за распахнутый рот – это были его вторые стихи за всю жизнь.  

– Инфекционное! – всплеснула руками мама и прижалась к мужу.  

– Справимся, – подбодрил отец и приобнял жену за плечи.  

Правда долго тревожится им не пришлось. Прозой малышка бойко заговорила в школе, когда один заносчивый малец на второй день третий раз дернул ее за косу и обозвал «рыжей». Хулиганистый пацан, выслушав ответную тираду невинного существа, впервые говорящего не в ритм, скукожился, схватился за увлажнившиеся штанишки и рванул с ревом в учительскую, где первого же попавшегося преподавателя принялся умолять вызвать в школу его родителей.  

Так, наказав обидчика, Кристина быстро освоилась, принялась хорошо учиться и полюбила чтение. С ней дружили уже не мотыльки, а все самые милые девочки в классе, и даже один мальчик, бесстрашный настолько, что почти ежедневно, не смущаясь обидных «жених и невеста!», несущихся со всех сторон, он провожал Кристину домой, честно донося набитый книжками портфель до самого ее подъезда.  

Однако ничего романтического из этого не случилось. Смелого ухажера через полгода деспотичные предки увезли в самый дальний район города, куда они переехали, мелочно и бессердечно предпочтя хорошую недорогую квартиру на окраине плохой и дорогой в центре. К чистым чувствам сына они были удивительно черствы.  

Кристина тем временем росла и хорошела. Сдала экзамены, поступила в девять институтов, посещала шесть, закончила три. Она поселилась среди парков и фонтанов в Царском Селе, где витает дух великого поэта, донимаемый стайкой щебечущих муз.  

Врожденный ум, приобретенный опыт и уверенность в себе принесли стиль и шарм, отчего мужчины, при ее появлении в любом месте и наряде, прерывали беседы, замораживали лица, скрипели глазами, и делают так до сих пор с большим удовольствием. Самые блестящие из них – знакомились лично, самые везучие – через Интернет, куда она взошла блистать под уникальным гордым ником, не удовлетворившись, судя по всему, одной лишь субъективной реальностью. Теперь она – Арифис, и этим сказано все.  

Впрочем, ходят слухи, что порой, ближе к вечеру, она возвращается из Сети в реал с одной единственной благородной целью: выследить на каком-нибудь полустанке одинокого наглого грабителя и несколькими точными движениями довести его форму до его содержания. Storm it, Supergirl!  

 

 

 

2. ДНЕВНИК, НАЙДЕННЫЙ ПРИ ТАИНСТВЕННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ (расшифрованные отрывки)  

 

6,4,1242.  

Нынче с утра сняли три десятка пленных левонов со льда наконец. Молились. Войско ликует, Великий Князь Невский – новый Ахилл! Послали вестовых в стольный и выступили назад. Под вечер были, но праздник завтра, теперь заботу увечным и раненым дадено, а скорбь – мертвым. Все одно шумно, слышал – иноков зовут, будут петь осанну до мордобоя. Читал Гомера, дабы нрав усмирить – вельми тревожусь после рати. И вот я как мыслю.  

С какой удивительной легкостью и сколь уверенно он пишет, этот слепой грек! Потрясающие строки, звучащие в унисон, кристаллизующие мысль, настроение, состояние, сюжет, наконец, – славятся глубиной проникновения в суть, в самое душу, и верно славятся! Иными словами, налицо определенный навык и тонкий художественный вкус. В этой связи не могу не поинтересоваться, откуда такая «литературная ловкость»?.. И вообще интересно, помнит ли он свое первое стихотворение?.. (дальнейшее утрачено)  

 

(неразборчиво),1604.  

Смелый атаман Хлопка Косолап давеча явился под Москвой, но после упорного боя был разбит войсками государевыми. Московские ратники стояли храбро, знатно бились, инда много доблестных воинов полегло, да с Божьей помогой прогнали разбойню. Великий Государь Борис Федорович осерчал однако ж, хмурый ходит, карами небесными то Косолапу грозил, то крымскому хану… (неразборчиво)… до заутрени. На ночь проверял я стражу. Сотники трезвые, видать проспались. Сам-то я читал новомодного аглицкого барда Шекспира. «Ромео и Джульетта» для лицедейства написанное. Мыслю так.  

Заморский трубадур этот увлечен и легок пером, но не безупречен. Так же, как не безупречен никто, говорящий не от первого лица, а от имени своих героев, отчуждаясь через обличительное «вы», отстраняясь через указательное «он». Именно в этом несоответствии эзотерическому «забронзовевшему» идеалу и кроется притягательная сила его трагедий, оставляющая читателю простор для собственной интерпретации авторской эмоции, которая и есть сопереживание. Очень драматургическая вещь. Быть этому Шекспиру в веках самым… (дальнейшее утрачено)  

 

13,9,1829.  

Стоим в Восточной Фракии, у Адрианополя, climatiques effrayant! Пришло известие о сдаче турками Анапы князю Меньшикову, до чего великий человек! С утра явился parlementaire из города, по слухам – война окончена, а Государь Император направил сюда гра…[фа] (неразборчиво) …кроме того, завершить окончательно раздел спорных земель. Если достанет у него дипломатического таланта (в чем я, впрочем, смею – entre nous – усомниться!!), Империи отойдет Дунай, Имеретия и Мингрелия, но сербов и Грецию русское оружие освободило не в последний раз – это мое твердое убеждение, поскольку турки все еще сильны и голодны до территорий.  

С почтой пришла выписанная мною литература, я ликую – que de livres! Много интересного. Скажем, молодой Пушкин – хорош весьма, а вот Батюшков исписался...  

Между прочим, о Пушкине. Доходят известия, якобы он triomphateur и в свете, и в литературе. Любимый enfant terrible всяческих салонов! Как подал его в «Звезде» Кюхельбекер: «Жуковский protégé». Почитал, и касательно его поэтических талантов, пожалуй, соглашусь. Блистательно пишет. Его сатиры иногда совершенно безжалостны в метких эпитетах, неожиданных параллелях и определениях. Лирика неизменно волнительна в искренности переживаний и обнажении эмоций. Слог ответственно и благородно выверен, а звучание столь продумано и ясно выписано, что ни одно стихотворение невозможно прочесть лишь единожды – хочется читать снова и снова, и каждый раз непременно вслух, чтобы «на вкус» ощутить красоту языка и поэтику звука. В этой связи… (дальнейшее утрачено)  

 

 

 

3. СОВПАДЕНИЕ (меланхолическая оратория)  

 

Он отдыхал, у него был короткий перерыв, курить не хотелось. Пары глотков из ближайшего ручья оказалось достаточно, чтобы немного восстановить силы. Тут из-за холма выскочил старый дребезжащий ментовоз. Здрасьте-пожалуйста…  

Машинка с рыком тормознула у самых ног, открылась дверь с синюшной полоской и, поправляя фуражку, на свет выбрался вспотевший рябой сержант. За ним показался воинственного вида громила, почему-то в камуфляже, каске и при коротком, но от этого ничуть не менее угрожающем автомате. В этих случаях размер тоже не имеет большого значения.  

– Сержант Волков, – козырнул сержант. – Чем занимаемся, кроме стояния? – Он окинул глазами пейзаж и уставился в честные глаза прислонившегося к здоровенному камню средних лет мужчины. Вояка за сержантской спиной поправил автомат и удобнее перехватился.  

– Тренируюсь, – без спортивного задора сообщил незнакомец.  

– В смысле? – с подковыкой не понял милиционер.  

– В смысле поддержки общего тонуса и хорошей физической формы, – слишком внятно и от того, как показалось, немного издевательски растолковал гражданин.  

– Спортсмен, типа? – ожил под каской расфуфыренный робокоп и растянул харю в ухмылке.  

– Типа, – согласился мужчина.  

Сержант Волков неодобрительно оглянулся, и спец притих.  

– И каким же образом проходит… э-э, процесс? – начал чуть заметно раздражаться мент, собираясь потребовать документы в ответ на любую лабуду, которую должен был начать лепетать странный гражданин, но тот неожиданно с легкостью предложил:  

– Показать?  

– Давай, – снова встрял камуфлированный и сразу отвел глаза от оглянувшегося сержанта.  

Человек пока что обошел глыбу, едва не доходящую ему до груди, поплевал на ладони, уперся в землистый бок камня, поднатужился и неожиданно прытко покатил каменюку в гору.  

– Эй, стой, погоди! – опешил сержант. Тут встрепенулся омон и весело передернул затвор – видимо, от нервов.  

– Вадик, спокуха, держи себя в руках, тттвою.., – зашипел Волков. Из машины, потрясенный цирковым зрелищем закатывания полутонного монолита в гору, выглянул водила. – Михалыч, запри его! – рявкнул сержант.  

– Чё запри?! – замычал Вадик и пошел к машине. – Я и приказы выполнять умею, между прочим… запри!.. Тоже мне, командир нашелся… Я тебе вообще не подчиняюсь, поэл? У меня другая эта, как ее, юрисдикция, поэл?  

– Эй, але!.. – гаркнул Волков на холм, с отвращением сообразив, что даже не знает имени фантастического детины. – Мужик, стой, кому говорят!  

– Ну, чего? – крикнул силач, не останавливаясь, а наоборот, довольно шустро удаляясь вверх по склону, подталкивая камень.  

– На кой ляд ты его?.. Да постой ты! Может тебе того, пособить, эй?! Гражда… Вот, блин! Гражданин, остановитесь, последний раз приказываю, честно!  

– Не могу, – крикнул мужчина на ходу, – упражнение такое, безостановочное, на мышечную координацию. Встретимся на той стороне…  

– Чего? – не понял сержант.  

– На том склоне, говорю! С другой стороны!  

– Шуточки шутит, – громко сообщил мент в сторону машины.  

– Ага, – отозвался Михалыч, – Петросян, епть…  

Сержант несколько секунд соображал. Лезть за этим ненормальным следом? Черта с два, с грыжей нынче не до горных прогулок… Вадика натравить? Проблем не оберемся, Вадик – кретин, это все в участке знают, если что – не отмажемся, могут и премии лишить…  

Мужик с камнем тем временем приближался к вершине холма.  

– Смотри-ка, – оторопело хохотнул сержант сам себе, – видать и правда с другой стороны слезет. Ну нет! Упустим этого извращенца – бабы в поселке засмеют…  

– Михалыч, заводи балалайку, – приказал рябой мент, ныряя в кабину. – Объедем, там я ему такой спортзал организую, разрядник хренов…  

Глыба, докатившись до вершины, пробалансировала какую-то секунду на небольшом пятачке и, оторвавшись от натруженных ладоней, набирая скорость, помчалась вниз. Мужчина остался стоять на холме, наблюдая, как траектория спуска камня совершенно произвольно, но неизменно и постепенно идет на пересечение с прыгающей по ухабам у подножья ментовозке. В какой-то момент эти не совсем прямые, лязгнув, пересеклись, машинка с ужасом пискнула клаксоном, отскочила от камня, как кегля, и покатилась куда-то в поле, теряя крупные детали и подняв тучу пыли.  

– Хм, бывает, – негромко заключил мужчина, приподняв бровь и, не спеша, стал спускаться.  

В обломках живыми и не пахло. Вадика вышвырнуло по дороге и впечатало в грунт вместе с каской, бронежилетом и сапогами, водила с рулем в грудной клетке дошел на приборной панели, а сержант кровоточил остывающими останками откуда-то из недр искореженного автомобиля.  

В двух шагах от затихшего остова с трупами, буквально рядом, в траве валялась папка цвета артериальной крови. Мужчина уверенно подобрал картон, вынул единственный лист бумаги и прочел:  

«Заявление. Довожу до вашего сведенья што вчера заметил незнакомого подозрительного за Коргозым перелеском у ручья в полутора километрах, на холме. Он таскал камни и таскал много, поэтому предполагаю кражу. А гражданин не наш, не месный точно, такого я не знаю, а знаю всех в селах по округе и даже койкого в станице. Прошу разъяснить со всей законностью. Доброжилатель.»  

– Слабовато, – пробормотал загадочный человек в задумчивости, помахивая бумажкой, – хотя стиль есть, но неуверенный… Дилетант. И грамматику надо подтянуть, а то совсем как-то…  

Он уронил писульку, словно тут же о ней забыл, и, выстукивая сигарету из пачки, пошел обратно к камню. Вечерело.  

 


информация о работе«Легенды и мифы журнала ARIFIS»/ конкурс прозы

Проголосовать за работу
просмотры: [5729]
комментарии: [14]
голосов: [3]
(Yucca, murom, Polkovnik)
закладки: [0]

Ничто не является вымыслом до тех пор, пока не доказано обратное. Анти-Оккам.


Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)

ZanozA

 2006-10-16 14:35
Здравствуйте, Миф!
Можно только поражаться Вашей работоспособности! Совсем недавно написали страда(ние) и продукт, горяченький вкусно пахнущий, уже здесь.
Мне предоставилась честь оставить первый комментарий, чем я очень горжусь:) Давненько Вас не видела... Может, плохо искала?:))
Теперь по делу. На фоне всего произведения выделяются все три части. По разному, надо сказать, выделяются.
Первая часть исключительно занятна и полна фирменного юмора, но... Она понравилась мне меньше всего. Слишком уж прямолинейно. Фабула проста и понятна... Уж слишком понятна. За некоторым добрым ёрничеством скрывается явная приязнь и, вероятно, проскальзывают осколки реальнных (возможно) фактов. Но на фоне 3 части всё это великолепие несколько блекнет, уж простите за прямоту.
Задумка второй части осталась для меня за кадром. Не "просекла" я связи с остальными частями. Буду рада, если разъясните (почему-то мне кажется, что так и будет).
Теперь третья часть. В плане задумки и исполнения – великолепно. Не знаю как другие, а я просто радовалась и восхищалась, читая это. Перенести Сизифа в наши дни, да так удачно и с едкой юморной начинкой – это дорогого стоит. Но есть и минус, только неожиданный (возможно, я увидела его только потому, что 2 часть прошла мимо меня, а на самом деле и минуса то никакого нет). Блеск последней части перекрывает и немного затеняет остальное. Если 1 часть должна была стать главной, то этого не случилось. Почему главной? Во-первых, потому что про уважаемую хозяйку, а во-вторых... Просто потому что 1 часть будет прочитана максимальной аудиторией и именно после неё читатель решит двигаться дальше, или нет. Возможно, роль пилота и удалась (многие вероятно захотят прочитать, что там дальше, но многие могут и пропустить первую часть, не утруждая себя дальнейшим чтением. Это вполне реально).
С другой стороны, если закрыть глаза на то, что 2 часть вильнула своей нитью органичного вплетения в ткань произведения куда-то в сторону от сектора моего обзора (ну, завернула!), такая расстановка частей по порядку, видится мне единственно правильной.
Сами видите, ощущения разные, но в целом – положительные.

С теплом и обычной, насколько это возможно в формате сайта, откровенностью,
Настя


mif

 2006-10-16 22:57
Здравствуйте, Настя!
Спасибо Вам огромное за все теплые комплименты, кое-какие принимаю заслуженно, с остальными готов смириться. :) На самом деле Вы усмотрели в этих поздравительных открытках больше, чем я в них вкладывал. Это – капустник. Мсье Муром все просек железно. Связь между тремя частями одна-единственная: герои. Арифис, Полковник, Сизиф. Три куратора трех конкурсов. Я все еще не вышел из образа изобличителя и бунтаря, отчего по энерции развил в художественной манере свою незлобивую дружелюбную герическую фронду. Мол, вы хочите подаркес? Их есть у меня! Всех прототипов я безмерно уважаю, работу их ценю, они это знают, и каждый из них наверняка отыщет о чем похихикать в любой из трех частей. Чем не презент?

С теплом и поздравлениями,
Миф

Yucca

 2006-10-16 17:29
Mif, я тоже во второй части "потерялась". Догадываюсь, что несмотря на разрывы во времени 200-360 лет, речь идет об одном человеке, но я, наверно, недостаточно хорошо знаю "жителей" журнала. А в целом мне показалось, что написано без обычно присущего Вам блеска... Там еще что-то новенькое от Вас есть, еще не читала, интернет только в конце дня заработал.

murom

 2006-10-16 17:54
Полковник

mif

 2006-10-16 23:28
Только Вам, по страшному секрету. "Дневник" – самая хулиганская штука. Это о Полковнике, что довольно ясно. Между тем, никто не заметил (кроме, подозреваю, фигурантов), что куски этой части – прямые цитаты из некоторых аннотаций к "Поэтическому Салону" и пары интервью, сделанных Полковником. В частности весь текст "С какой удивительной легкостью и сколь уверенно он пишет, этот слепой грек! Потрясающие строки, звучащие в унисон, кристаллизующие мысль, настроение, состояние, сюжет, наконец, – славятся глубиной проникновения в суть, в самое душу, и верно славятся! Иными словами, налицо определенный навык и тонкий художественный вкус. В этой связи не могу не поинтересоваться, откуда такая «литературная ловкость»?.. И вообще интересно, помнит ли он свое первое стихотворение?." – это из последнего шедеврального интервью с DarkBird'ом. В адаптирующей аранжировке, разумеется, но с минимальной правкой... Как Вам вопрос, помнит ли Гомер свое первое стихотворение?..

Я думал, прием этот бросится в глаза и все догадаются по "батально-политическим" вступлениям, как минимум, о ком речь, но, оказалось, просчитался.

А разрыв во времени... Сюр, не более того. По-моему Полковник законспирирован чересчур даже для Интернета, мало ли, может он был, есть и будет есть?! Я, например, до сих пор не знаю, как его по отчеству звать-величать, а Вы? Может, он прочтет это и расскажет? Было бы здорово.

Блеску у меня тут и правда маловато, это Вы верно подметили, но есть некоторые места, которые лично мне очень по сердцу... Я Насте говорил, это – капустник, как-то не сложилось зашибить словцо пуще обычного, но я старался и, надеюсь, что любой прочитавший это оценит.

Спасибо Вам, приятно, что Вы меня читаете!

Yucca

 2006-10-18 13:40
Я "блуждала" между Полковником и Антиком. В чинах их до сих пор путаюсь :-)
Миф, как Вы думаете, я проголосую за Ваш труд? Правильно, и не сомневайтесь!

murom

 2006-10-16 17:53
Вторая часть о Polkovnik'e
Он куратор поэтической части конкурса. Итак, все три куратора конкурса, посвященные годовщине Арифис налицо: Кристина, Полковник и Сизиф.


mif

 2006-10-16 23:33
Браво, мсье Муром, блестяще! Снимаю шляпу, Вы дали исключительно верные определения. Благодарю Вас от всей души. Приятно, когда тебя понимают.

murom

 2006-10-17 06:32
"Ты как вошел, я тебя сразу понял" (Мельник)

Arifis

 2006-10-20 20:37
поступила в девять институтов, посещала шесть, закончила три! – это сущая правда! Откуда такая осведомленность, Мифушка? ))

mif

 2006-10-21 13:06
А я Вам расскажу. Давно известно, что писатели, порой, бывают провидцами. Ярчайший пример – Жюль Верн. В моем случае ситуация похожая, с той только разницей, что я "увидел" сокрытое прошлое – вот она, сила искусства! :)

С Юбилеем Вас, хозяйка!

Arifis

 2006-10-20 20:41
Редакторам привет!

Polkovnik

 2006-10-20 22:02
Привет, Арифис! Ждал сигнальной ракеты...
Ну что ж, уважаемый Миф меня порадовал и рассмешил... Как заметил Сизиф в одном недавнем разговоре: "Полковник-Агасфер – это новая грань". Да уж, действительно. Помню, стояли мы лагерем на Куликовом поле, когда Мамай решился наказать великого князя Дмитрия Иоанновича, собрал огромное войско и вступил в пределы нынешней Воронежской губернии... Как-нибудь в другой раз расскажу...
Замечательный текст, благодарю Вас, мне понравилось. Признаюсь честно, "Совпадение" больше всего. Видимо потому, что наиболее литературно выполнено.
Оставил голос.


mif

 2006-10-21 13:08
О-о! Как здорово, что Вы оценили! Я "порадовал и расмешил" Polkovnik-а, это дорогого стоит!.. Так, а все-таки, чё там было, в нынешней Воронежской губернии? )))


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2018
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.049) Rambler's Top100