Студия поэтов
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия поэтов > Возвращение к памятнику
2010-05-10 04:51
Возвращение к памятнику / IgorGarde

З.


1

Воскресенье. Проснувшись, распахиваю окно.
Ветерок, не спросясь, захватывает помещенье.
Вот она – дерзость, которую не суждено
уличить следопыту! По узким каналам расщелин
потрескавшейся штукатурки торговым путям
пора бы уже проходить, развивая мили и
белые паруса, предоставляя ветрам
судьбу миниатюрной флотилии.

2

Гонка вооружений между пером и килькой
в консервной банке начинается со зверского аппетита:
потому что Музы поят безымянной скрипкой,
а тело, пока не истлело, нуждается в сытой
и умытой жизни. Кот, повиляв хвостом,
тебя схватит крепко за рыбоносную залежь
смерти в соку. Но испытанный в том,
ты привыкаешь к тому, чем и сам ты станешь:


3.

смерть постепенно становится побратимом,
дальней родственницей, сожительницей, сестрой,
бледной вдовой Византией над Древним Римом.
Лучше не думать о том, кто следует за тобой.
Проще распахивать настежь окна, писать стихи,
глазеть бессмысленно на потрескавшийся потолок,
что похож на того, кто в итоге, отпустит твои грехи,
как допустим, и этот в него – плевок.


4.

Жизнь продолжается пятнами на полинялых обоях,
грязной посудой домов на скатерти снега
за призрачным зеркалом рамы, когда на дно их
вместо свеклы и репы укладывают человека.
Она растекается желтой глазуньей и вилкой
вонзается в смерть, покрытую чешуёй.
Ты на ее ладони являешься лишь прожилкой,
иногда вздувающейся синевой.

5.

Памятник в сквере вечером застаешь
в той же позе, в которой его оставил
бог знает когда: только белый дождь
не соблюдает дорожных правил.
Ты и сам в движении меж кустов –
тот же понурый камень с воздетой дланью,
только с той разницей, что следов
не оставляешь своих – к призванью.


6.

Если вождя опознает страница истории белой,
то тебя запомнит лишь созданье, тобою
когда-то раздавленное в полемике тело-
движенья со смертью. Твоей пальбою
измараны только перо и грубый
сверток бумаги в бездонной урне,
и та, которой писал ты с грустью
о переживаньях и дрязгах бурных.

7.

Жизнь продолжается. Но когда же
это именовали жизнью, раздольем, счастьем?
Ее находя, осознаешь пропажи
дороговизну. С каким участьем
она вмешивается за мгновенье
до скинутой навзничь блузы,
в сквере памятника недвиженью,
с прекрасной Музы!

8.

Это было давно. Если это вообще и было.
Даже не верится, что столько могло утечь
белой воды. Но какая сила
заставляет этот лоскут беречь
памяти? Не износился еще в мозгу,
не разошелся на нитки. Какая тонкость,
а настолько прочна, что порой бегу
по ней отовсюду – в лирику, в музыку, в прошедшее время, в космос.


информация о работе
Проголосовать за работу
просмотры: [3860]
комментарии: [4]
закладки: [0]



Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)

VKondakov

 2010-05-10 14:56
Нет, увольте... Не могк читать, ей богу... ну как же это – писать по уже написанному?! ...

IgorGarde

 2010-05-10 16:17
А почему на "Говарда" рецензию не написали?
Но более меня заинтриговало "уже написанному".
Наверно, всё же скажу. Скажу.
Вы себя скомпрометировали тем, что упомянули "Евтушенко". А тем, что моё нечитание его вовсе – не делает чести, еще более усугубили ситуацию. Мне неизвестно как вам Евтушенко. И вообще на предпочтения чьи-либо влиять никакого желания в себе не наблюдаю. И соответственно я делаю вывод, что вы исходите, ища схожесть, из заданного размера, переносов. Пиши я ямбом или хореем, добавь "чудное" или же "забыться рад", произошло бы обвинение "по уже написанному".
Категорически не согласен с "уже написанному". Я в любом случае не стремлюсь по-бродски писать, а если иногда получается "по-пушкински", раз язык к этому приводит, не имею никаких возражений – значит, так надо. Плюс не думаю, что вообще отметать последователей Бродского в форменном выражении так же нужно предельно осторожно. Сначала нужно разобраться – является ли подобных лиц творчество – топтанием на месте, писанием написанного, или же – это есть развитие вообще. Например, явление пушкинской речи породило волну последователей. Еще больше нужно сказать. Я вижу это несколько иначе. И это связанно с самой речью. Пушкинская речь стала основной на определенный отрезок времени. Это в каком-то смысле стала простой человеческой речью в поэзии. Это стало частью языка. И думаю длилось довольно долго. Печать пушкинской речи видна и на произведениях двадцатого века. У многих. Но само по себе язык не топчется на одном месте. Поэты искали новые пути. И постепенно новшества незаметным для взгляда образом начали вкрапливаться в речь. Начали появляться совершенно замечательные поэты. Их произведения начали отдавать, что по-моему главное, художественностью. Закончена ли на себе поэзия Мандельштама? Или Пастернака (кстати, иногда подверженному влиянию Цветаевы). Но всё же речь у Мандельштама, или Пастернака ни есть обыденная речь. Она всё же еще очень зависит от авторства, от художества. Пушкинского долгосрочия ей не получить. Надо заметить, что до Пушкина была совершенно другая речь обыденной. Вот так же я думаю, что с приходом Бродского явилась на свет вполне новая живая речь, которая при этом никак от себя не отпихивает предыдущую, она способна в себе заключать – любую!, посему я считаю, чисто для себя, и никого не призываю, это пока что самым главным путем. Его не нужно отклонять, стоит пройти, и посмотреть, что будет дальше. Думаю посредством сего можно далее развивать речь, а не заниматься отрубанием начала, и с голого места что-то а-ля оригинальное нести. Думается, оригинальное в части оригинальных поэтов о сию пору есть нечто замыкающееся в себе. Я же ищу простора, это есть дело вкуса. При появление таковой речи даже перенос слова, я никак не назову, приёмом. Так же как стихи не назову. Или поэзию вообще. Я не пишу под Бродского, но пользуюсь простой обыденной (уже для меня) речью, хотя наверно "пользуюсь" не очень верное слово. Ваше высказывание по поводу того, что я мной не читаем Евтушенко, мне не делает чести внесло коррективы в общение мое с вами, ибо после этого у меня нет доверия к вашему слуховому аппарату, тем более интонация (явно, я это слышу) совершенно отличается здесь от интонации стихотворений Иосифа Бродского. Почему не к чести? И как можно читать то, чего априори не существует?

VKondakov

 2010-05-10 17:29
я... пока ещё.. не пользуюсь слуховым аппаратом.
Вы киваете на интонацию, что она де, различна с интонацией Бродского, и пользуетесь его стилем, его образами, его приемами, его методикой познания мира, его словарем.

Ну да и ладно, теперь хотя бы вы это заявили определенно, вас теперь хоть понять можно, свести в единое – автора и человека. Ну да и ладно, вы тут сами себе судья на этом странноватом для меня пути..
Но вы и Пушкина как-то с ног на голову поставили. Он НЕ создавал язык, которым потом пользовались поколения поэтов. Он превнес обыденный, разговорный язык своего народа в поэзию, за что и бит был, но потом и прославлен.
А Бродский – это поэт поэтов... и не только в российской поэзии, это непостижимая, недосягаемая вершина,Эверест.... и попытки повторить ее контуры рельефом собственного холмика выглядят довольно комичными.
Вот что я имел вам сказать по этому поводу.

А насчет Евтушенко, ..что ж, выходит, незнанием сейчас можно и козырять...
Хотя любому подмастерью чтобы стать мастером, всегда нужно было знать предмет.
Но, что забавно, говоря о том, что он вам не нужен, вы напоминаете мне сплоховавшего школьника, который успокаивает себя тем, что не выученный урок ему никогда в жизни не пригодится.))


angelolov

 2010-05-12 01:39
Очень понравилось произведение. Живое, образное, вПЕЧАТляющее...


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2019
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.026) Rambler's Top100