Публицистика
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Публицистика > Заметка > Несколько слов, предваряющих публикацию одного текста.
2007-05-16 15:21
Несколько слов, предваряющих публикацию одного текста. / Юрий Юрченко (Youri)

.  

 

Пару дней назад, неожиданно, для себя, я решил опубликовать на странице прозы «Arifis’а» свою прозу – то есть пьесу в прозе (обычно я пишу пьесы в стихах)...  

 

 

 

Но прежде, я хотел бы объяснить, чем было продиктовано мое решение опубликовать з д е с ь этот т е к с т.  

 

У этой пьесы – непростая судьба. Я ее написал в 2001 г., через несколько месяцев после известных событий в Баренцевом море. В 2002 г. меня пригласил для разговора художественный руководитель театра им. Моссовета П.О.Хомский и объявил мне, что театр собирается приступить к репетициям этой пьесы. Для постановки был приглашен известный кинорежиссер, который с радостью откликнулся на это предложение. Уже была оговорена точная дата начала репетиций. Однако, в самый последний момент, мнения членов Художественного совета театра разделились: говорили о том, что «тему трогать нельзя», «кощунство» и т.д. Хомский решил не рисковать.  

 

В 2004 г. журнал «Журналист» обратился ко мне с просьбой разрешить им опубликовать эту пьесу. И в этом же году она вышла у них (№№ 2-6)... Когда я приехал в Москву и увидел, ч т о – в результате «благих побуждений» сотрудников, готовивших текст к публикации – стало с пьесой – было уже поздно: накануне вышел № журнала с окончанием пьесы. Я обратился в редакцию журнала с письмом, в котором извещал их о том, что текст, изданный ими, не может считаться моим, т.к. в нем масса изменений, сокращений, дописок, сделанных не мной и со мной несогласованных (письмо было опубликовано на сайте журнала).  

 

В том же году эту пьесу неожиданно для меня поставил Театр Тихоокеанского Флота (Владивосток, режиссер А. Бажин) Несмотря на множество объективных сложностей (не очень сильная в профессиональном отношении труппа, слабое техническое оснащение театра, то обстоятельство, что театр находится в прямом подчинении Политуправления Флота и многое другое), спектакль получился (это самое меньшее, что можно сказать).  

 

В 2006 года пьесу поставил театр на Малой Бронной. Я увидел спектакль только накануне премьеры – на сдаче. Пьеса была безжалостно искорежена, перекроена, от нее, практически, ничего не осталось. Я заявил руководству театра, что спектакль в таком виде выпускать нельзя, и что единственный выход, который я вижу – отложить премьеру месяца на два и полностью переделывать спектакль – с другим, более профессиональным режиссером и с другим художественным оформлением. Только что принявший руководство театром, новый Художественный руководитель Л.Трушкин (незнакомый с текстом: пьесу «принимал» прежний главреж Л.Дуров), пообещал мне, что этой же ночью начнет читать пьесу, и спектакль будет в срочном порядке – скорее всего им самим – переделываться (то есть ставиться заново), завтрашнюю же премьеру (которая была одновременно и «открытием сезона») уже отменять поздно... Одним из аргументов в пользу этого решения (играть премьеру) было и то, что сейчас – август, «мертвый сезон», ни критиков, ни истинных зрителей еще нет, поэтому, мол, мы ничем особо не рискуя, отыграем объявленные и «проданные» три спектакля, а с началом сентября – прикроем спектакль на месяц-два и будем его «честно и талантливо» доводить.  

«Мертвый» сезон не спас. На три сыгранных в августе спектакля обрушился поток рецензий. «Коммерсантъ», «Независимая», «Культура», «МН», «Известия», «Новые известия»... – около двух десятков разгромных статей, в которых почему-то главным виновником объявлялся автор пьесы. Это был расстрел. Расстреливали меня. Я был «убит дважды»: сначала режиссером, на сдаче, потом – прессой. Понятно, что никто из рецензентов НЕ ЧИТАЛ пьесу. Они смотрели СПЕКТАКЛЬ, но ругали ПЬЕСУ. Когда я сказал Г.Заславскому, автору статьи в «НГ» (мы встретились в Доме Кино, и у нашего с ним диалога много свидетелей), что ему, как Зав. Отделом культуры крупной газеты, должно бы быть известно, что между пьесой и спектаклем – может лежать пропасть, и что это, по крайней мере, неэтично – писать о ПЬЕСЕ, не читая ее, он ответил, ничуть не смутившись: «Скажите спасибо, что не читал. Если бы я ее прочитал – я бы написал во много раз хуже».  

 

Безмерно мной уважаемый человек, директор театра на Малой Бронной, с которым мы пережили эту историю и по-настоящему сдружились (нетрудно сдружиться на волне успеха, но дружбе, прошедшей через большой, громкий – скандальный – провал, – другая цена...), Илья Аронович Коган, сказал мне, кивнув на двухсотую – американскую – перепечатку дайджеста из заславских-должанских-каминских-ситковских-латунских: «...Ну,вот, теперь и вы знаете, что такое «еврейский погром»...» На секунду озадачившись, я рассмеялся и сказал: «Конечно, – я был его жертвой... (Илья Аронович знал, о чем говорил: эти же самые заславские-латунские много лет расписывают портрет Когана-пожирателя невинных младенцев. Кого громить – им все равно: кого назначат /закажут/. Когда-то они сжили со свету Анатолия Васильевича (Натана Исаевича) Эфроса, «не прощая (?) ему Ю.Любимова», теперь же пытаются убедить всех что и Михоэлса, и Эфроса – присовокупив до кучи и... А.Житинкина, и др. – убил /съел/ Илья Коган...) «Подлы, подлы, Илья Ароныч, – ответил я на грустную шутку старого директора, –  

                                      подлее ж всех – Должанский Рома -  

                                      душа «еврейского погрома»...»  

 

(почти все «рецензии» густо перемежались откровенным враньем, но с половиной из их авторов я не был лично знаком, и пусть эта ложь и личные оскорбления остаются на их совести, но некоторые из них, как, напр., Роман Должанский, театральный обозреватель газеты «Коммерсант», присутствовавший на представлении проекта «Фауст и Елена» в Авиньоне, знающий прекрасно другие мои исторические пьесы в стихах, – особенно изощрялись в создании образа этакого записного датского, социально-«производственного» автора – путинского лизоблюда... )  

Киевская газета «День», та вообще меня объявила врагом всего украинского народа «на службе у Кремля»...  

 

Почему же, все-таки, я ее – эту прозу в драматической форме – решил опубликовать здесь? К этому меня подтолкнула реакция одного из участников этого сайта. В ответ на мои замечания по поводу предложенного им к обсуждению стихотворения, автор – не нашел ничего лучшего, как начать рыться в сети в поисках «компромата» на меня, чтобы привести его (компромат) в качестве аргумента в разговоре о бросающейся в глаза вторичности его стихотворения... Что касатся этики этого жеста – она вполне на уровне этических установок критиков «латунских», не очень щепетильных в средствах: «Мда.... сурово, но правдиво, ни убавить ни прибавить» , заявляет обиженный на меня автор, представления не имеющий ни о ругаемой пьесе, ни о спектакле, но уверенный, что все написанное – «правдиво, ни убавить ни прибавить».  

Бог с ним, с этим автором. Но, – подумал я, – может быть, есть смысл «поставить» сюда этот многострадальный (оригинальный, никем не искореженный) текст, пусть люди знакомятся с ним не по пересказам никогда его в глаза не видевших латунских, и пусть делают – с в о и выводы...  

 

.  

 

 


информация о работе
просмотры: [6893]
комментарии: [5]
закладки: [0]



Комментарии (выбрать просмотр комментариев
деревом)

NinaArt

 2007-05-19 00:14
Когда в самый первый день ( если помните, Юрий), Вы появились в журнале, я сказала , что пришел Он – судьбоносный ( для журнала) творческий человек.
Так всё и получилось. Вы ценны, и цены Вам нет, но Вы ранимы пустяками, не тратьте себя. Я понимаю, что Вам хочется, чтобы люди рассмотрели ,какой Вы есть на самом деле, Вы любите людей и чем больше они этого не понимают, тем больше Вы тратите себя.
Успехов Вам!
С теплом, интересом, Нина.

Youri

 2007-05-18 23:26
.
"Ну я конечно не Акакий Акакиевич, но проблемы есть, не отрицаю. Но вот, что интересно, чем больше раздувается человек, тем больше его проблемы."

Так не раздувайтесь.

По поводу пьесы: напомню Вам, что я – до появления Вышей компании об этой пьесе, как и о многом другом, не заговаривал (не говоря уже о ее оценках). Ее – эту тему – сюда на сайт вытащила Ваша коллега.
От "дядюшки Фрейда" я на сегодня устал (все меня сегодня "ловят" на нем). Это Ваш дядюшка, не мой.
"Латунские-должанские-заславские-каминские-ситковские" – это всё синонимы лживых критиков. Не больше. Они приписывали пьесе то, чего в ней нет. Потому что они видели спектакль, но не читали пьесу (я не об оценке – хороша пьеса или плоха, но о факте: они ее не читали, но писали о ней).
Если для Вас параллели с романом "МиМ" – святотатство, для меня – нет, т.к. я много раз, (и в прессе) говорил о том, что для меня этот роман – далеко не лучшее произведение русской лит-ры ХХ века, и не лучшая книга самого Булгакова. Я лично предпочитаю "Белую гвардию" и "Бег"...
Поэтому с "дядюшкой" – мимо.
Я неправ в этой ситуации в одном – в том, что вступил в диалог с Вами.
Есть общение (здесь, на сайте) после которого хочется сделать (написать) что-то хорошее. После общения с Вами (с самого начала: с Вашего, Инок, ласкового появления) ощущение чего-то липкого, неискреннего... Я могу ошибаться, и быть неправым в оценках чьих-то произведений. Но я не вру (стараюсь, во всяком случае).
Тем более, в случае с Вами, диалог изначально неравный: Вы знаете, кто я, Вы же для иеня – никто, Аноним (о моем отношении к сетевым анонимам я уже здесь высказывался).

На мой взгляд, человек, "непозиционирующий себя поэтом", но пришедший на поэтическую страницу, и выставляющий здесь свои стихотворные произведения, – говорит неправду (в лучшем случае, кокетничает). Я ему не верю, как не верю и в его заявления о "теплом сердце"... А желчь, завернутую в густой слой патоки – вижу.

Ошибку свою признаю, и из диалога с Вами выхожу.
Остальное – в стихах (пьесах и прозе) выставляемых на этом сайте Вами и мной...


jinok

 2007-05-18 20:33
Ну я конечно не Акакий Акакиевич, но проблемы есть, не отрицаю. Но вот, что интересно, чем больше раздувается человек, тем больше его проблемы.

А самооценка, для этого достаточно параллели с многострадальной пьесой и критиками латунскими. Оговорки-с, дядюшки Фрейда)Очень интересно наблюдать, когда бумеранг возвращается. Я надеюсь многому научиться в этой ситуации.Мне очень понравилось в задачах сайта вот такая позиция :

Электронный АРТ-журнал ARIFIS, существуя и функционируя на данном этапе исключительно в сети Интернет (Рунет), позиционируется администрацией и редколлегией как сугубо творческий ресурс, культивирующий и освещающий коллективный художественный процесс в Сетевом изобразительном, фотохудожественном и литературном пространстве, параллельно опытным путем исследующий терапевтические психокоррекционные механизмы творческого процесса

Я всегда был неравнодушен к психологии, так что здесь мы совпали с сайтом. И мой интерес к вам не столько литературный, сколько человеческий. Очень харАктерный образ современности. Вы, наверное не поверите, но ничего личного, холодный ум и тёплое сердце и к Вам, и ко всем, кого встречаю на сайте. Поэтому, заранее – всё что будет или было сказано – лишь из любви к психологии, ну и Булгакову))


Youri

 2007-05-18 20:01
.
1. "Юрий Ваша беда в том, что вы людей не чувствуете, и с высоты, они вам кажутся ма-а-а-аленькими букашками."

Это Ваше самоощущение ("маленькой букашкой") и, след-но, – Ваши проблемы.

2. "Мне было интересно понять истоки Ваших способностей смотреть и не видеть..."

Рад за Вас (что поняли, наконец).

3. "...наличие поучающего менторского тона."

Я выражаю только свое – личное, субъективное – мнение, что всегда оговариваю, поэтому менторства – по определению – в том, что я говорю, быть не может. Я могу ошибаться, быть неправым, но, тем не менее, это – мое мнение.
Если Вы видите в нем (в интонации) менторство – опять же Ваши проблемы.

"И эта пьеса – отличный слепок внутреннего мира автора".

Возможно. И мне не стыдно за МОЙ внутренний мир.

"самооценка пьесы, о которой Вы говорите."

Будьте добры, ссылку на мою "самооценку пьесы"?..


jinok

 2007-05-18 17:48
Ох, Мастер, Мастер...Высоко, однако !
Эх, Михаил Афанасьевич, мой любимый философ и писатель, кто на Вас только не равнялся...
Придётся стать Бегемотом;-) ну , или Коровьевым)
Юрий Ваша беда в том, что вы людей не чувствуете, и с высоты, они вам кажутся ма-а-а-аленькими букашками. Мне было интересно понять истоки Ваших способностей смотреть и не видеть, наличие поучающего менторского тона. И эта пьеса – отличный слепок внутреннего мира автора. У Экзюпери есть замечательная фраза "Я буду судить тебя не по твоим словам и поступкам, а буду судить твои слова и поступки по тебе". Разница между первым и вторым вмещается в короткое слово душа) И чем больше разница, тем её меньше.
А компромат... скорее самооценка пьесы, о которой Вы говорите.


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2018
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.031) Rambler's Top100