Публицистика
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Публицистика > Эссе > И сказал Гиппопотам
2012-08-26 20:08
И сказал Гиппопотам / pum

 

Но однажды поутру 

Прискакала кенгуру. 

Увидала усача, 

Закричала сгоряча: 

"Разве это великан? 

(Ха-ха-ха!) 

Это просто таракан! 

(Ха-ха-ха!) 

Таракан, таракан, таракашечка, 

Жидконогая козявочка-букашечка. 

И не стыдно вам? 

Не обидно вам? 

Вы – зубастые, 

Вы – клыкастые, 

А малявочке поклонилися, 

А козявочке покорилися!" 

Испугались бегемоты, 

Зашептали: "Что ты, что ты! 

Уходи-ка ты отсюда! 

Как бы не было нам худа!" 

К.И.. Чуковский 

Эх, жаль нельзя всю сказку взять в качестве эпиграфа! 

 

 

И сказал Гиппопотам 

Крокодилам и китам: 

"Кто злодея не боится 

И с чудовищем сразиться, 

Я тому богатырю 

Двух лягушек подарю 

И еловую шишку пожалую!" 

"Не боимся мы его, 

Великана твоего: 

Мы зубами, 

Мы клыками, 

Мы копытами его!" 

И веселою гурьбой 

Звери кинулися в бой. 

 

 

Помните мультик "Тараканище"? Грозное зверинное войско идёт на бой против таракана. Впереди – шеренга слонов. Слоны угрожающе наколнили головы, вытянув хоботы в сторону врага. За ними – тигры, дальше львы, потом всякие рогатые копытные. И за всем этим воинством , сидя верхом на гипопотаме, одобрительно наблюдает сам Корней Иванович Чуковский. Звучит бравурная музыка. Ну, сейчас Но сейчас они его… 

 

Но увидев усача 

Звери дали стрекоча 

 

Странно, неправда ли? Зубастые, клыкастые покорилися жидконогой козявочке-букашечке. Неужели звери были натолко трусливы, чтобы убояиться тараканьих усов и настолько глупы, чтобы не понять, что перед ними жалкое насекомое, справится с которым легко сможет не только слон или буйвол, но любой хомяк или тушканчик? 

Да понимали они! Понимали, но... 

Не так ли бывает часто и в жизни? Абсолютное ничтожество захватывает власть над людьми, гораздо более достойными. Причём, что самое интересное, ничтожество это далеко не всегда подчиняет людей силой или хитростью. Довольно часто те, кого он подчинил достаточно сильны, чтобы справиться с ним и достаточно умны, чтобы понять, что у них на это силы хватит. И всё равно, эти люди боятся, панически боятся не только вступить в открытый бой с негодяем, но и чем-то вызывить его неудовольствие. На днях прочёл необыкновенно сильный роман Кира Булычёва «Голые люди». Коллосальная вещь! Глубокая, психологическая. Советую почитать всем. Только начать бы следовало с первой книги дилогии «На днях землетрясение в Лигоне» А теперь, понимая, что пересказывать содержание приключенческого романа дело неблагодарное, что, таким образом, я, в значительной мере, испорчу удовольствие от чтения, я, не раскрывая всех коллизий, всё же расскажу, о чём речь. 

В Лигоне, вымышленном азиатском государстве, вдруг обнаруживают дикое племя людей, совершенно не знающих одежды. Разумеется, к пещере, в которой живут эти люди тут же отправляется международная научная экспедиция. И тут читатель узнаёт, что люди эти, вовсе не дикари и даже не нудисты. Это – несчастные учёные, попавшие в плен к садисту-маньяку. Сато – японский капрал, воевавший во время Второй Мировой войны в Лигоне против англичан. Жестокий убийца, участвовавший в карательных акциях против местных партизан. Он с наслаждением рассказывает, как участвовал в уничтожении деревни, вместе с её жителями. Потом японцев разбили, война кончилась, а Сато так и остался жить в джунглях. Осколок армии. Он убивал англичан и лигонцев, грабил крестьян. С наслаждением Сато рассказывает об эпизоде, когда он изнасиловал и убил девушку. И вот однажды этот урод натолкнулся на группу из семерых учёных. Первым его порывом было всех перебить. Но потом он решил, что куда интереснее ему будет превратить их в рабов. Сато вооружён и учёные сначала покоряются под угрозой оружия, будучи, убеждёнными, что в любой момент смогут его скрутить или даже убить. Их ведь семеро, а японец один. Но планы эти всё отдаляются, отдаляются и сходят на нет. Сато подчиняет их не только физически, но и духовно. Сато бьёт учёных, унижает их всячески. Сам ходит в штанах, учёные же совершенно голые. Между прочим, когда по ходу романа к нему в плен попадают двое из этнографической экспедиции, которая направлена для изучения «племени дикарей», их он тоже раздевает. Но об этом потом. 

Среди учёных есть три женщины. В первый же день Сато насилует одну из них. Остальные учёные не вмешиваются. Боятся. Женщина горько плачет. Долго не заходит в пещеру: ей стыдно. А потом... Потом женщины даже дерутся друг с дружкой за право переспать с господином. Перед Сато лебезят, заискивают. Жеалая ему угодить, ставшие рабами учёные доносят друг на друга. А обнаглевший рабовладелец казнит и милует. Казнит,конечно, не до смерти, иначе, с кем он останется? Просто устраивает порки, лишает обеда. Избавится от него – чего проще? Спит он в той же пещере. Подождать, пока уснёт и... Нет! Страшно! 

И вот в лапы к Сато попадает участница энографической экспедиции полька Анита Крашевская. Молодая, сильная, отважная женщина. И гордая. ЭТА на карчаках ползать не будет. Сато приказывает ей раздеться. Она смеётся ему в лицо. Сато бросается на женщину с ножом. Анита легко выбивает нож, заламывает садисту руку. 

- Свободны! – говорит она остальным. 

И тут рабы набрасываются на свою осовободительницу, срывают с неё одежду, чтобы угодить Сато, чтобы и она была, как они... 

 

И сказал Гиппопотам: "Стыд и срам!" 

 

Да... тут пострашнее, чем у Чуковского. Звери, по крайней мере, не нападали ни на кенгуру ни на воробья. 

Интересно, видел ли сам Булычёв параллели между своим романом и сказкой Чуковского? Между прочим, у Сато – длинные усы. Случайно ли? 

 

Не первый год я думаю над вопросом: почему мерзавцы так часто подчиняют своему влиянию других людей, причём, людей, зачастую не слабых и не глупых? Почему, столкнувшсь с подлостью, многие испытывают дрожь в коленках? Почему вместо того, чтобы дать подлецу по морде или прогнать его в шею или застрелить (ну, если он угрожает оружием, например), перед ним начинают заискивать, в лучшем случае, делать вид, что тебя ничего не касается? 

И я понял: подлость сама по себе является силой. Страшной силой. 

Когда ты сражаешься с благородным противником, ты знаешь, что для него есть красная черта, которую он не перейдёт никогда. Для подлеца такой черты нет. Чтобы добиться своей цели, он пойдёт на всё. Этим-то он и опасен. 

Например, благородный человек никогда не станет для достижения своей цели наносить удары по близким своего противника и даже угрожать этим. Подлец – запросто! А кто захочет ставить своих близких под удар? 

Или вот, представьте себе погоню. Милиционер (или полицейский, в зависимости от страны), гонится за вооружённым преступником по оживлённой городской улице. Перестреливаются. Кому труднее? Конечно, стражу порядка! Ведь ему непозволительно задеть пулей случайного прохожего. Преступнику же абсолютно всё равно сколько народу он положит. Главное, уйти от погони. 

Помните захват школы в Беслане? Перед властями стояла цель не только обезвредить террористов, но и сохранить жизни заложников, верно? Если бы не это обстоятельство, расправиться с террористами было бы легче лёгкого. Сброить на школу мощную бомбу и все твои враги – в клочья. Но ведь тогда бы погибли и дети, а сохранить жизнь заложников было куда важнее! Долго вели переговоры, потом, убедившись, что путь перегоров ничего не даёт, начали штурм. И до сих пор сомневаются, а правилно ли себя повели? Ведь при штурме погибло много детей, родителей и учителей (хотя, если бы штурм не начали, вероятно, погибли бы все). 

Израиль в обмен на одного пленного солдата выпускает 1400 террористов, многие из которых являются убийцами десятков людей. При этом все осознают, что выйдя на свободу, бандиты снова начнут убивать. Тем не менее Израиль идёт на это: "Мы своих в беде не бросаем" 

Кто-то предложил отловить главарей «Хамаса» Машаля и Ханию и чтобы обменять их на Шалита. Не поможет! Даже если ублюдков и удастся захватить, другие «Хамасовцы» не дадут за них не только пленного израильского солдата, но даже стрелянную гильзу. Вторые номера с радостью займут места первых. Хотя, конечно, громко будут требовать освобождения своих товарищей. Вероятно, даже что-нибудь взорвут в Израиле. В знак протеста. А сами радёхоньки будут! Таковы все подлецы. 

Кстати, о вторых номерах. Довольно часто они бывают хитрее и подлее первых. В литературе немало таких примеров. Тавля в «Очерках Бурсы» Помяловского, Птаха в «уроках Французского» Распутина. И номера третьи, четвёртые и так далее, бывает, пытаются понравиться этому вот второму номеру с большим усердием, нежели номеру первому. Известно, что некоторые подхалимы в Третьем Рейхе приветствовали друг друга фразой «Хайль Гиммлер!» Ну. в своём кругу, разумеется. 

Принято считать, что робкие люди робеют, прежде всего, перед теми, кто обличён властью, подхалимы же перед теми, кто обличён властью прогибаются. И чем выше пост, тем сильне робеют робкие и тем ниже прогибаются подхалимы. На самом деле, так бывает далеко не всегда. Иерархия подлости, зачастую, перебивает иерархию власти. Если, к примеру, начальник демократичен, доброжелателен, отходчив, а его заместитель авторитарен, зол, мнителен и, главное, подл, лизоблюды станут прежде всего выслуживаться именно перед замом. Ибо рассердить доброго шефа, в общем-то, безопасно. Но, упаси боже, вызвать неудовольствие зама. Со свету сживёт! И если вдруг между добрым шефом и злым замом возникнут разногласия, поддержат, как не странно, не доброго шефа, а злого зама. 

Да вот ситуация ещё более типичная и простая. Кого обыватели боятся больше: представителей власти или бандитов? Вот то-то же! Что с тобой сделает власть, ежели ты её прогневаешь? Ну, в тюрьму посадит. Да ещё, прежде будет суд с адвокатом, как положено. Глядишь, и срок скостят. А потом по амнистии выпустят. А вот бандита рассердишь – тут уж никаких адвокатов. Поджарит он тебя на медленном огне, а с тобой заодно, членов твоей семьи. Фраза из многих советсвких детективов: «Ты врёшь, потому что дружков своих, бандитов, боишься больше, чем милиции и суда» Таки так! Больше! 

Подлецы почти всемогущи. Бывает, они, кажется, повержены в прах и раздавлены, но и из этого состояния им удаётся подняться и вскарабкаться на самый верх, заставив окружающих служить себе. Ещё одно художествееное произведение: пьеса Григория Горина «Забыть Герострата!» Начинается пьеса со сцены, когда Герострата, арестованного за поджёг храма Артемиды, ведут в тюрьму. Горожане возмущены. Один из них даже подходит к Герострату, чтобы плюнуть ему в лицо. А потом, постепенно, Герострату удаётся подчинить себе всех, включая сатрапа. Всех, кроме судьи. И этот, единственный в пьесе честный человек (не считая рассказчика) поражается, ну, как же так, что все горожане, люди, в общем-то, неплохие, которые так любили прекрасный храм Артемиды, так любовались им, вдруг переходят на строну мерзавца-поджигателя! Ах, Ваша Честь, всё так объяснимо! Хотя... я тоже не устаюсь поражаться тому, как люди легко, быстро, а, зачастую и радостно капитулируют перед подлецами! 

Ну, можно понять, когда ссора с подлецом угражает твоей жизни и/или жизни твоих близких. Можно понять прогибание перед подлецом человека, который боится потерять работу. Но зачастую люди отдают себя во власть негодяев даже тогда, когда жизни, здоровью, общественному положению и имуществу их самих и их близких совершенно ничего не грозит. Например, на интернет-форум приходит группа тролей (Знаете смысл этого термина в Интернет-сленге? Люди, которые приходят на форум с целью поиздеваться над юзерами, спрорвоцировать скандал). Казалось бы, все форумчане как один должны подняться против незванных гостей, высказать им в глаза всё, что те заслуживают и поздравить друг друга, когда администрация форума вышвырнет хамов с форума. Но вот у этих скандинавских чертей находятся сторонники. Они всячески выражают тролям своё расположение, подобострастно хихикают их шуткам, а когда администрация отправляет тролей в бан, эти юзеры дико возмущаются произволом администрации, которая," ни за что ни про что", банит таких «милых» ребят. Может быть эти юзеры просто не поняли, с кем имеют дело? Поняли. Прекрасно поняли. И именно от того так себя и ведут. Поссориться с администрацией, чай, дешевле встанет, чем с подлецами. И всё-таки, речь тут не идёт о жизни и смерти. Неужели, возможность потрындеть в чате дороже чести? Увы! :( 

Ещё один интересный момент: отдавая себя во власть подлецу, человек, зачастую, приносит своеобразную присягу. Иногда по требованию подлеца, иногда из собственногол усердия. Что за присяга такая? Да просто нужно вслух, прилюдно сказать, что подлец (только, конечно, ни в коем случае, не произнося этого слова!!!) – вовсе и не подлец, а честный, благородный человек и что все дела его честны и благородны. А тот, кто стоит у подлеца на пути, наоборот, лгун, ничтожество, вор и т.д. Помните в «Тени» Шварца слова Юлии: «Тень – это Вы!"? В "Голых людях», кстати, Сато также приказывает своим пленником хором кричать «Шакал!» в адрес Ут-Пя, который попробовал было взбунтоваться. Тот, кто недооценивает значение слов, очень ошибается. Произнося эти слова, человек, по сути, отрекается от правды и отрезает себе путь назад. Особенно, если он произнёс их не под угрозой, а по собственному почину. Всё! Слоа лжи сказаны. Путь назад к честным людям закрыт. «Ничего не остаётся», как лгать и угождать подлецу дальше. Наоборот, признание вслух подлеца подлецом – это совсем немало. Особенно, когда подлец уже захватил власть над умами. Представляете, все превозносят, все прогибаются, а кто-то возьмёт, да и скажет: «Подлец ты, дяденька, и лгун!» Какая пощёчина! Потому-то между подлецами и благородными людьми всё время идёт борьба именно за такие признания вслух. Бедный обыватель! Как ему хотелось бы и подлеца не разозлить и порядочным остаться. Не получается. Выбирай: или – или. И, к сожалению, чаще принимают сторону подлеца. «Правда хорошо, а счастье лучше» Было бы неправильно предположить, что у этих людей совесть совсем остутствует. Нехорошо, вроде бы, предавать, нехорошо выступать на стороне клеветников. Но договориться с совестью совсем несложно. Например, можно припомнить какой-нибудь проступок, истинный или мнимый, того, кого предаёшь. Например: "На прошлой неделе я ему позвонил, предложил пивка попить, а он сказал, что опаздывает на работу. Другу время уделить отказался! И на пиво денег пожалел, наверное, скряга! Ну,как он теперь может расчитывать на мою дружбу? Нет, я просто обязан его проучить!" 

Так что же ждёт нас, люди-человеки? Победа подлецов на всех фронтах, захват ими мирового господства, а остальным – ползать перед ними и целовать их сапоги? Надеюсь, всё-таки, нет. Есть ещё, есть на свете люди, для которых слово «честь» – не пустой звук. Есть люди, испытывающие к подлецам столь неодолимое отвращение, что они готовы потерять всё и даже погибнуть, но не согнуться. Лучше умереть стоя, чем жить на колениях. «Так и умирают, – усмехнётся обываетль, – а мы живём!» Да умирают. Их сажают в тюрьмы, расстреливают, вешают, убивают из за угла, взрывают в машинах, травят ядами и дикими зверями, их сжигают на кострах инквизиции и в печах концентрационных лагерей. В более спокойные времена их снимают с постов, увольняют с работы. Над ними потешаются, их просто бьют. От них уходят друзья и жёны (мужья). Естественно! Ведь жёнам, детям, братьям тоже достаётся часть тумаков! И дело тут, возожно, не в каком-то особом альтруизме, не в стремлении облагородить мир (хотя, и такое бывает). Дело тут в естественном отвращении к подлости и лжи. Ну, противно этим людям врать, подлизываться, называть чёрное белым, а белое зелёным, тем более, в угоду подлецам. Они сами понимают, что такое поведение им во вред, но ничего с собой поделать не могут. Другие могут, а эти – нет. 

Вот мне, например, сложно понять, как это можно сидеть с подлецом за одним столом, болтать, шутить, спать с ним в одной постели? То есть, конечно, бывает, что другого выходя нет, например, у разведчика, который ради своей Родины вынужден дружески общатся с теми, кого ему больше всего хотелось бы к стенке поставить. Или убитая горем мать, вынужденная пресмыкаться перед тюремщиками сына, чтобы облегчить его участь. Но люди, зачастую, неплохие, которые по доброй воле ходят к негодяям в гости, приносят им подарки и принимают подарки от них, целуются с ними… Это выше моего понимания. Это как смотреть на человека, поедающего облепленные мухами экскременты, смещанные с рвотными массами, опарышами и тухлой рыбой, да ещё закатывающего от удовольствия глаза и причмокивающего: «Как вкусно!» Не понимаю! 

Один подлец, которому я когда-то наступил на хвост и который уже несколько лет пакостит мне всеми доступными способами, после каждой очередной пакости присылает мне письмо: «Ну, что, жалеешь, что обидел меня?» Нет, не жалею. Я радуюсь и горжусь тем, что в своё время высказал этому гаду всё, что о нём думал. Наверное, он никогда ранбьше не слышал про себя такое? Вот, пусть умоется. За эту радость можно многое отдать. Так поступал. И так буду поступать всегда. 

Наверное, это ген такой есть, который будоражит людей, не даёт им подобострастно улыбасться, лгать, или, хотя бы, помолчать иногда. Вредный ген, правда? Мешает людям приспосабливаться к условиям окружающей среды. Согласно учению Дарвина, такие люди давно должны бы вымереть. Ан-нет! Живы. Обсмеянные, оболганные, они стоят на своём. Одни умирают, но рождаются новые. И только благодаря таким людям, Человечество не оскотинилось вконец. 

Может и удастся с подлецами справиться в конце концов, а? Гитлера же одолели!  


информация о работе
просмотры: [3261]
комментарии: [0]
закладки: [0]

Трактат о том, почему подлецы так часто одерживают верх


Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2017
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.042) Rambler's Top100