Студия писателей
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия писателей > Это было, было. Глава четвёртая.
2010-01-04 14:57
Это было, было. Глава четвёртая. / Сподынюк Борис Дмитриевич (longbob)

, Борис Сподынюк. 

 

Это было, было. 

Глава четвёртая. 

 

В разведке. 

 

Поезд в Москву прибыл около восьми часов вечера. Если на Юге в это время в июне месяце ещё светло как днем, то на перроне вокзала Игоря встретили сумерки. Помня наставления и инструкции подполковника Козинцева, Игорь вышел на привокзальную площадь и, внимательно оглядев её, заметил стоящий в углу площади, на самом отшибе, маленький автобус ПАЗ-672. Поправив на плечах лямки своего вещмешка и застегнув крючки воротника кителя, Игорь, прогуливающейся походкой, направился к этому автобусу. Стёкла в автобусе были зашторены, двери закрыты. Игорь остановился у дверей автобуса и, потоптавшись около них, постучал в двери. Раздалось шипение сжатого воздуха в механизме дверей, и они раскрылись. Игорь поднялся по ступенькам в салон автобуса, за ним тут же двери закрылись. Салон автобуса был не освещён, поэтому рассмотреть, кто находился в салоне Игорь не смог. Он, уже, хотел задать какой-нибудь вопрос, но, пока, формулировал его в своей голове, прозвучал голос с жёсткими интонациями. 

– Представьтесь сержант и назовите город, из которого прибыли. 

– Сержант Громов Игорь Дмитриевич, заместитель командира взвода АБАТО. 

Прибыл из Тирасполя для дальнейшего прохождения военной службы в Московском гарнизоне. 

– Тот же самый голос разрешил пройти внутрь автобуса и сесть. Предупредил, что шторки открывать запрещено. Затем дал команду водителю начать движение. Игорь прошёл на заднее сидение и, теперь, когда автобус поехал и свет уличных фонарей осветил внутреннюю часть салона, он увидал, что в салоне кроме водителя и офицера с жестким командирским голосом больше никого нет. И на водителе и на офицере была полевая форма с погонами защитного цвета, поэтому рассмотреть эмблемы войск и количество просветов и звёзд на погонах и в петлицах офицера он не мог. Сам же он в парадном мундире с голубыми погонами и золотистыми сержантскими лычками и серебряными птичками на петлицах и погонах, выглядел как птичка «Колибри» на фоне офицера и водителя. Автобус ехал по улицам Москвы минут сорок, затем мелькание уличных фонарей прекратилось, из чего Игорь решил что они выехали за город, затем в ветровое окно водителя начал задувать свежий воздух напоенный ароматом хвои, прелой листвы и свежестью и Игорь определил, что они въехали в лес.  

Офицер сидел на переднем сидении спиной к Игорю и, казалось, забыл о нём. И, только, когда автобус заскрипел тормозами перед воротами, справа от которых находилось здание Контрольно пропускного пункта, он встал и скомандовал : «Сержант, прошу следовать за мной». 

Игорь встал, накинув обе лямки вещмешка на левое плечо и выйдя из автобуса, прошел, вслед, за офицером на КПП. Войдя в коридор КПП, где на выходе был вращающийся турникет через который можно было выйти на территорию, не доходя до него, он открыл дверь справа и вошёл в комнату в которой стоял стол, кресло и штук шесть стульев. Повернувшись к Игорю, он предложил ему сесть на стул и подождать. 

Только теперь, Игорь смог рассмотреть его. Это был капитан с лётными эмблемами в петлицах и на погонах, выше среднего роста, брюнет с приятным, но не запоминающимся лицом. После того, как он предложил Игорю сесть и подождать, он развернулся и вышел из этой комнаты. 

Игорь снял фуражку, расстегнул крючки на вороте кителя, а на стул поставил свой вещмешок. Сидеть ему не хотелось, он насиделся в поезде, затем в автобусе. Поэтому он стал прогуливаться взад вперёд по комнате. И на ум ему пришли приятные воспоминания. В купе, в котором он ехал, в Киеве освободилось два места. Игорь, уже, раскатал губу, что до самой Москвы он будет один в купе, но человек полагает а Бог располагает. Буквально, за минуту до отхода поезда, в купе ворвалась привлекательное создание в спортивном костюме «Адидас» в красных кедах и бейсболке, из прорези которой, сзади, лихо свисал, перехваченный резинкой у корней, хвост, состоящий из чёрных, вьющихся крупными кольцами, блестящих волос. На плечах у этого создания был рюкзачёк небольшого размера, но набитый до предела. Ворвавшись в купе и буркнув что-то отдалённо напоминающее «Здрасси», она повернулась задом к своему месту и начала снимать свой, раздувшийся, рюкзачёк. Стянув лямки рюкзачка с плеч, она начала, потешно, прыгать, чтобы рюкзачёк соскользнул с её плеч на нижнюю полку. Но она забыла, что одной из особенностей её фигуры была небольшая, но округлая задняя часть и рюкзачёк упирался в эти аппетитные округлости и никак не хотел соскальзывать. Зато от прыжков и тряски у неё расстегнулась более, чем она хотела, змейка курточки, открыв взору Игоря в большом декольте её футболочки, которая была у неё под курточкой, божественной формы мраморно-розовую грудь где-то третьего или четвёртого размера. Точнее, Игорь мог бы определить, если бы взял её грудь в свою руку. Увидев эту картину, Игорь на минуту оцепенел, а она, продолжая сражаться с рюкзачком, остановилась и сказала Игорю: «Ну чо ты, боец, уставился, помоги, лучше, снять рюкзак». 

Игорь улыбнулся, и одной рукой повернув её задом к себе, другой снял рюкзачёк, и поставил его на её нижнюю полку. Затем проделал в обратном порядке её поворот к нему лицом. 

Спасибо, – произнесло ошарашенное создание. 

Не за что, – опять улыбнулся Игорь, – когда вам понадобиться переместить ваш рюкзак или под вашу полку или на верхнюю полку, – обращайтесь. Я с удовольствием вам помогу. Да, если вам понадобиться переодеться, скажите мне, и я выйду из купе. 

Игорь сел на свою полку у окна и начал смотреть на проплывающий за окном пейзаж. 

Привлекательное создание отдышавшись, и перехватив взгляд Игоря вглубь расстёгнутой курточки, застегнуло змейку и, вдруг, протянув Игорю руку представилось: «Регина». 

Игорь встал, взял её руку, поцеловал и представился: «Игорь» Ну а дальше их знакомство происходило так, как обычно происходят знакомства у двух молодых людей. В течении получаса Игорь узнал, что Регина студентка Московского университета, поступила в этом году на математический факультет. Она приезжала не несколько дней в Киев, где живут её родители. Отец её работает научным сотрудником в институте Патона, мама домохозяйка. Когда узнала, что Игорь родом из Одессы, была в восторге. У неё в Одессе оказалась куча родственников, которые жили недалеко от дома Игоря, в районе Аркадии. Когда они были в пути более двух часов, Регина попросила Игоря достать её рюкзак, который он положил под её полку в специальный подвал. Она открыла верхний клапан рюкзака, и начала доставать из него еду, у неё была копчёная курочка, маленькая баночка горчички, несколько свежих огурцов и пучок зелёного лука. Был свежий, черный и очень ароматный хлеб. Была, также, нарезка сырокопчёной колбаски, которая благоухала так, что у Игоря чуть не потекли слюни. Желудок Игоря начал неприятно дрожать и чтобы сохранить лицо, то есть хорошую мину при плохой игре, Игорь вышел из купе и пошёл в вагон-ресторан. По дороге, он пересчитал свою наличность, денег было катастрофически мало, но на бутылку пива и пару, тройку пирожков с мясом хватало. А завтра он попьёт чаю и купит себе пару булочек, и до прибытия в Москву выдержит, с голоду не умрёт. Сев за столик в вагоне-ресторане он ожидал, когда к нему подойдет официант, который был занят подвыпившей компанией. Они каждые пять минут делали все новые и новые заказы. 

Игорь просидел в ожидании минут пятнадцать, а официант всё не имел возможности подойти к нему. Тогда, Игорь решил подойти к буфету и купить пирожки и пиво, рассчитавшись с буфетчиком. Он встал в очередь и уже подошел к прилавку как его кто-то потянул за рукав. 

Как вам Игорь не стыдно, – наехала на него Регина, – что же вы ушли и ничего мне не сказали. А я сижу, как дура, накрыла стол жду вас, а вы как в воду канули. Хорошо, что мне проводница подсказала где вас искать. Бросайте здесь всё. Нам на двоих хватит того, что мне мама насовала в мой рюкзак. Пошли, пошли. 

И Регина настойчиво потянула его в купе. Игорь пытался что-то бормотать, что ему неудобно, что это не в его правилах падать кому бы то либо на пушистый хвост. 

Но все его возражения были решительно пресечены Региной и спустя пару минут они сидели за прекрасно накрытым столом, посредине которого стояла бутылка вина «Медвежья кровь». Это было полусладкое, красное, насыщенное вино вызывающее отменный аппетит, как к еде, так и к сексу.  

Ужин у них прошёл весело и с удовольствием. В купе было душно, и Игорь попросил у Регины разрешение снять китель. Она разрешила, и сама сняла курточку, оставшись в чёрной футболке с большим и глубоким декольте. На Игоре остались галифе и майка. Когда Регина увидала Игоря без кителя, его совершенное тело молодого атлета, её глаза заблестели и в голосе появились грудные нотки. Желание сочилось из каждой поры её кожи. Было видно, что ей Игорь понравился и при соответствующем напоре, она не устоит. Тем более, в купе они одни, до Москвы ехать часов шестнадцать. Но недаром в народе есть пословица, в которой сказано, что бодливой корове Бог рога не даст. Когда Игорю, уже, казалось, что он занимается любовью с Региной, и в её глазах было видно, что и она занимается тем же с Игорем, поезд остановился на каком-то задрипанном полустанке и в купе к Игорю и Регине подселили пожилую тётушку с кучей всяких мешков и мешочков. 

Естественно, градус сексуального накала между Игорем и Региной начал падать, 

Проводница принесла тетушке постельное бельё, и та пристала к Игорю, чтобы он уступил ей нижнюю полку. Игорю деваться было некуда, и он уступил, начался перенос белья Игоря снизу наверх, Регина начала убирать со стола. Затем женщины выставили Игоря в коридор и разрешили ему войти только когда улеглись. У Игоря мелькнула мысль вытащить Регину в тамбур и там с ней, хоть, нацеловаться, но, увидав бесенят в её глазах, он отказался от этой идеи. 

Когда Регина с тётушкой лежали готовые ко сну на нижних полках, Игорь, при слабом дежурном освещении, снял галифе и одним прыжком оказался на верхней полке. Регина, судя по её горестному вздоху, раздавшемуся с нижней полки, успела рассмотреть фигуру Игоря во весь рост. Игорь, укрываясь простынёй и посмотрев на декольте Регины, издал, точно такой же, горестный вздох. Когда Игорь и Регина, уже, затихли, до тётушки, по-видимому, что-то дошло. Она, как-то, совсем по- бабьи, очень, горестно вздохнула тоже. 

Хорошо поужинавший и выпивший хорошего вина, Игорь спал как убитый. Даже эротический сон под самое утро не смог разбудить Игоря. А вот военная привычка вставать в шесть тридцать утра у него сработала. Он проснулся ровно в шесть тридцать, прямо на полке натянул свои галифе и легко спрыгнул вниз. Регина спала очень красиво, разметавшись на постели, она лежала на спине, слегка повернув голову. Резинка, стягивающая её волосы, ослабла и они, красиво, лежали ореолом на подушке вокруг её головы. Грудь её при вздохе вздымалась как морская волна во время штиля, плавно и мощно как бы наполняясь неизведанной жизненной силой.  

Это было так сексуально, что Игорь, схватив полотенце, сбежал, от греха подальше, в туалет. Но и там эта соблазнительная картина ещё долго была у Игоря перед глазами. И если бы сбылась народная примета о том, что человек икает, когда его кто-то вспоминает, то тётушка, которую подселили в их купе, икала бы, не переставая.  

Игорь плескался бы в туалете ещё некоторое время, но нетерпеливый стук в двери не позволил ему насладиться умыванием. Он открыл дверь, и его, чуть, не снёс тучный гражданин, которому, видать, приспичило. 

Подойдя к дверям своего купе, он нашёл их закрытыми и решил подождать в коридоре, пока дамы не проснутся. Через минут двадцать дверь открылась и в коридор с полотенцем на плече вышла Регина, поздоровавшись с Игорем, она пошла к туалету. Спустя минут десять из купе появилась тётушка и, поздоровавшись с Игорем, пошла в другой конец вагона. Игорь зашёл в купе, надел китель, проверив всё ли на месте в его карманах, достал из ящика под нижней полкой, которую он уступил тётушке, свой вещмешок и, найдя в нём сапожные щётки, отправился в тамбур чистить сапоги. Когда они засверкали, как будто были покрыты лаком, он вернулся в купе. Там обе женщины, по-видимому, найдя общий язык, уже хлопотали, накрывая стол. Регина, сразу же, предупредила Игоря, чтобы он никуда не сбежал и устраивался за столом. Она поставила на стол из своих, бездонных, запасов ещё одну копчёную курочку, пакет с нарезкой ветчины, чёрный ароматный хлеб. Тётушка поставила на стол сало, натёртое чесночком, аромат которого, сразу же, распространился по всему вагону. Достала несколько молодых луковиц разрезанных на четыре части, домашнюю свиную колбасу, штук шесть яиц, сваренных вкрутую. Потом, подумав минутку, вытянула из одного из своих мешков, поллитровку с прозрачной, как слеза жидкостью, заткнутую пробкой из кукурузного початка, обёрнутого чистой тряпочкой. У Игоря от всех этих запахов рот наполнился слюной, и он простил тётушке облом своих планов относительно Регины в связи с её появлением в купе. Всё-таки верна поговорка о том, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Они просидели за этим шикарным столом до четырех часов дня, выпили самогонку, съели все, что было на столе. Игорь дал себе волю и ел с удовольствием. Его белоснежные крепкие зубы и мощные челюсти перемалывали все, что попадало ему в рот. Женщины с удовольствием наблюдали, как Игорь ест, по очереди подкладывая ему самые лакомые кусочки. И тогда Игорь начал понимать, а дальнейшая жизнь только убедила его в том, что наши женщины, женщины, рождённые и воспитанные в СССР – в основе своей, лучшие женщины в мире. Спустя много лет, когда по служебным делам он разъезжал по разным странам в Европе, Азии, Африке, обоих Америках он встречал много хороших и красивых женщин, но лучше, чем наши, не встретил ни разу. Что-то в наших женщинах заложено Богом такое, чего нет у других. Что же это такое, Игорь передать словами вряд ли смог, но сердцем, своей душой он это чувствовал.  

Часа за два до прибытия поезда в столицу нашей Родины город Москву, Игорь записал адрес общежития Регины, телефон дежурной, которая, если хорошо попросить, могла позвать к телефону интересующего вас человека. Игорь, к сожалению, не мог дать ей номер своей полевой почты, так как не знал, в какой части он будет служить. 

Зато, он пообещал ей написать сразу же, как определится. Все оставшееся время они простояли с Региной в тамбуре, где целовались практически без перерыва. Регина оказалась, очень, сексуальной девушкой и так накрутила Игоря, так его завела, что тётушка, невзирая на вкусную еду, опять имела шанс начать икать не переставая. Отлипли они друг от друга, когда поезд уже втягивался на перрон. Игорь извинился перед Региной, что не сможет её проводить, так как его ждет автобус, который не стоит дольше пяти минут. Он помог одеть Регине, основательно, похудевший рюкзачок, крепко её обнял, влепил в её сочные и такие сладкие губы поцелуй и, попрощавшись с тётушкой, вышел из вагона. Закинув вещмешок за левое плечо, он широкими шагами вышел на привокзальную площадь. 

Все эти воспоминания промелькнули в мозгу Игоря за несколько минут, вызвав на его губах добрую улыбку. 

В этот момент в комнату зашёл майор. На нем так же была защитная форма, но Игорь рассмотрел авиационные птички в его петлицах и на погонах. Исходя из первого впечатления, – подумал Игорь, – в этой конторе любят авиаторов. 

Подумав об этом он вспомнил слова отца, который ему сказал, что начальник ГРУ генерал полковник Ивашутин, в своё время, окончил лётную школу и военно- воздушную академию Жуковского. Поэтому к людям служащим в ВВС питает определённую симпатию. 

При появлении майора Игорь принял положение «Смирно» и отрапортовал: «Товарищ майор! Сержант Громов прибыл для дальнейшего прохождения службы. Разрешите вручить сопроводительные документы». 

С последними словами Игорь вручил майору запечатанный сургучом пакет.  

– Вольно! Садитесь сержант, – сказал майор, указывая Игорю на стул у приставного столика. Сам сел в кресло у основного столика, и проверив каждый сургучный оттиск, вскрыл пакет. 

Минут двадцать он изучал находящиеся в пакете бумаги, иногда хмуря лоб, иногда одобрительно кивая в такт прочитанному в документе. 

Окончив чтение, майор сказал: «Вы прибыли служить в специальное учебное заведение ГРУ ГШ ВС СССР. Здесь вы проведёте четыре года, на протяжении которых вы изучите много необходимого для вашей дальнейшей работы в ГРУ. Так же по окончании нашей школы вы получите диплом Инженера-механика по ремонту, эксплуатации и техническому обслуживанию автомобильного транспорта, точно такой же, как студенты любого другого ВУЗа имеющего факультет автомобильного транспорта. Жить и учиться вы будете здесь, каждый курсант имеет отдельную комнату. Заниматься будете в группе, количество членов учебной группы колеблется от пяти до десяти курсантов. Сейчас, сюда придёт ваш куратор, который проводит вас в вашу комнату и расскажет вам всё, что вам необходимо знать на первом этапе вашей учёбы». 

Окончив свою речь, майор встал и вышел из комнаты. Игорь находился в этой комнате более часа, и его это хождение одного, затем другого и третьего, уже начало раздражать. Он встал и начал опять ходить по комнате. Обычно, в войсковых частях на КПП толчётся куча разного народа. Здесь, за час с небольшим никого, кроме майора, не было. В этот момент раскрылась дверь, и в комнату вошёл высокий, поджарый мужик лет сорока. Одет он был в гражданскую одежду. На нем были темно-коричневые брюки, чёрные туфли, светло-голубая рубашка и светло-коричневый пиджак в крупную клетку. Однотонный коричневый галстук гармонировал с общим ансамблем его одежды. Лицо у него было удивительно простое и абсолютно не запоминающееся, на голове короткий ёжик из тёмных волос с проседью. У него была сухощавая фигура и длинные руки, но от него веяло силой и мощью. Игорь бы не пошёл с ним драться, он чувствовал, что невзирая на то, что он был в два раза старше Игоря и выглядел щуплым интеллигентом, с ним лучше не связываться. 

Войдя в комнату, он подошёл к Игорю и, протянув ему руку, сказал: «Здравствуйте Игорь Дмитриевич. Я, – ваш куратор. Зовут меня Вячеслав Павлович Горин. Вам представляться не нужно. Я все о вас знаю, но если я где-нибудь что-то перепутаю, вы меня поправите. А сейчас, берите ваш вещмешок и пойдемте со мной. Я вам покажу вашу комнату, провожу в столовую и ознакомлю с распорядком дня, выполнение которого обязательно для всех курсантов. 

Они вышли на территорию школы через турникет. От КПП вела мощённая тротуарной плиткой широкая дорожка к двухэтажному зданию, спрятавшемуся среди сосен этого участка подмосковного леса. Перед этим зданием была обширная стоянка для автомобилей на которой в данный момент стояло две черные с тонированными стёклами «Волги ГАЗ24». От этой центральной дорожки расходились направо и налево неширокие дорожки, которые вели, как Игорь выяснил потом, к жилым модулям, построенными как кубики соединённые углами. Люди, жившие в одном модуле могли за всё время учебы так и не встретиться с людьми, жившими в соседнем модуле. 

В один из таких модулей, вслед за куратором, вошёл Игорь. Сразу за входной дверью был широкий холл, в котором сразу у входа был небольшой столик, на котором стояло два телефонных аппарата, в углу стоял небольшой телевизор, посреди полукругом, передом к телевизору, стояло три кресла. Из холла внутрь модуля вел коридорчик, в который выходило семь дверей, по три на каждой стороне коридора, одна в торце. Куратор подошел к маленькому столику у входа, открыл дверь сейфа встроенного в стене с левой стороны от столика и отделанной как стенка, в которую он был встроен. Куратор положил в сейф пакет с документами Игоря, закрыл его и кивком головы пригласил Игоря следовать за ним дальше. Они прошли по коридору до последней двери с правой стороны и, открыв её вошли в помещение. Это была небольшая комнатка с большим окном выходившим на молодые сосенки, посаженные лет пять, шесть назад. У окна стоял письменный стол с настольной лампой, на окнах были тяжелые шторы из плотного материала светло-коричневого цвета. Рядом с письменным столом стояло два стула с прямыми спинками, слева на стене были установлены две книжные полки. У правой стены стояла деревянная полутора спальная кровать с жестким матрасом, покрытая коричневым верблюжьим одеялом. Перед кроватью, отделённый от помещения перегородками и раздвижной дверью, был вход в санитарный узел. Там был установлен унитаз, душевая кабинка и умывальник. На стене, над умывальником было большое зеркало, внизу которого была установлена стеклянная полочка для предметов личной гигиены. Но, что Игоря поразило больше всего, так это наличие туалетной бумаги, рулончик которой висел в специальном приспособлении рядом с унитазом. Напротив санузла, стоял двустворчатый платяной шкаф для вещей курсанта. 

Оставьте ваши вещи в шкафу и пойдём дальше с вашим домом на ближайшие годы, – улыбнулся Игорю куратор. Игорь положил в шкаф свой вещмешок и направился за куратором, они, выйдя из комнаты Игоря, вошли в помещение в торце модуля. Это был спортивный зал, в котором был установлен боксёрский ринг, который, как позже узнал Игорь, легко демонтировался и на его месте устанавливался татами, так же был конь, козёл, брусья, кольца. С потолка свисал канат. В углу стояли несколько приспособлений для гимнастических упражнений, которые Игорь видел впервые. На стене была установлена учебная доска, перед ней стояло два стола и пять стульев. 

Вот здесь вы будете проводить очень много времени, – сказал куратор и пошел на выход.  

Выйдя из спортзала, они пошли по направлению к холлу и вошли в помещение перед холлом. Это помещение напоминало кухню. Посредине стоял стол вокруг которого было пять стульев. На стене были шкафчики для посуды, под шкафчиками во всю длину помещения была столешница, на которой стояло два электрочайника и какой-то кухонный агрегат, назначение которого Игорь узнал позже. В столешницу была вмонтирована мойка для посуды, а так же, стиральная машина. 

Сюда Вам будут приносить еду, меню будет находиться здесь, – куратор показал на левую дверь шкафчика, – вы самостоятельно будете брать посуду и класть себе еду в соответствии с вашим аппетитом и запросами вашего организма. У нас нет ограничений в еде. После окончания принятия пищи, вы, самостоятельно, моете посуду и складываете её в шкафчик. Учиться, Игорь Дмитриевич, вы будете в группе из пяти курсантов. Сегодня мы ожидаем прибытие ещё двух курсантов вашей группы. Вручаю вам распорядок дня и ещё раз повторяю, что его нужно выполнять неукоснительно. 

Куратор вручил Игорю лист бумаги, на котором был напечатан распорядок дня группы 5рд1. 

Групповые занятия будут проводиться в спортивном зале, – продолжал куратор, – индивидуальные в вашей комнате. Уборка помещений общего пользования так же ложится на вас, но как это делать решите самостоятельно на первой встрече группы. Помещениями общего пользования считаются спортзал, столовая, холл. Влажная уборка этих помещений должна проводиться ежедневно. Первые три месяца вам не будет даваться увольнений, да вы их и не захотите. Вопросы есть? Нет? Тогда можете идти в свою комнату и располагаться, завтра в девять утра в спортивном зале общее собрание вашей группы. 

Куратор развернулся и вышел из кухни. Игорь пошёл в свою комнату. Пока его в комнате не было, кто-то принёс постельное бельё и положил его стопкой на кровать, в санузле повесили новый рулончик туалетной бумаги, в мыльнице лежал новый кусочек туалетного мыла. Игорь открыл шкаф и обнаружил в нём новый спортивный костюм черного цвета с карманчиком внутри куртки. В карманчик была вложена табличка, на которой было написано: «Громов И.Д. 5РД1». Игорь примерил костюм, он сидел на нём как влитый. К курточке был пристёгнут на змейке капюшон. Там же, в шкафу стояли новые, чёрные кеды сорок второго размера. Игорь их так же примерил. Они были по ноге. 

Игорь разобрал свой вещмешок, повесил на плечики в шкафу свою парадную форму, затем достал повседневную х\б форму и захотел её погладить. Он, уже, собрался пойти искать куратора, чтобы спросить у него о том, где можно погладить форму и, случайно, заметил какое-то сооружение, стоящее между шкафом и стенкой. Когда Игорь достал это сооружение, то им оказалась обыкновенная гладильная доска. 

Раз есть доска, – рассуждал Игорь, – должен быть где-то и утюг.  

Он начал открывать все ящики в шкафу и в письменном столе и в нижнем ящике стола обнаружил маленький утюг, который стоял на специальной асбестовой подставке. 

Игорь выгладил свою форму, подшил новый подворотничок, и в санузле, до зеркального блеска, вычистил свои сапоги. Когда он посмотрел на часы, то ахнул. Было без нескольких минут двенадцать. А согласно распорядку дня, отбой у него был в двадцать два тридцать. Игорь потушил свет, в темноте принял душ и нырнул под одеяло. Он пролежал с открытыми глазами некоторое время, новые впечатления не давали ему заснуть, но, все-таки, молодой организм требовал отдыха и Игорь уснул. 

Согласно распорядку подъём в шесть тридцать, полчаса, до семи утра отводилось на утренний туалет, с семи до восьми утренняя зарядка, в восемь завтрак, с восьми двадцати до девяти утра уборка помещений. В девять утра начинались занятия, согласно групповому и индивидуальному расписанию. Игорь все проделал в это утро согласно распорядку, и закончив уборку своей комнаты ровно в девять вошёл в спортзал. 

За столами перед доской сидело четыре человека, одно место пустовало. Он подошёл к столу и, не особо рассматривая сидящих, поздоровался и сел на свободный стул. Когда он посмотрел на сидевшего слева соседа то чуть не обалдел. Это оказался Сергей Лапин,( кличка Лапочка) с которым он призывался в Одессе и служил в ШМАСе в Запорожье. После ШМАСа Лапочку направили служить в Венгрию. Они с Серёгой обнялись, но ничего друг другу сказать не успели.  

Раздалось команда: «Встать, смирно!» в спортзал вошёл куратор. Сидевший с левого края лейтенант взял под козырёк и, прошагав несколько строевых шагов к куратору, отрапортовал: 

«Товарищ полковник! Группа курсантов номер 5РД1 для инструкционного занятия собрана. Старший по званию курсант, лейтенант Балантерник».  

-Да, – подумал Игорь, – если у нас куратор полковник ГРУ, то шутки и легкомысленное отношение, с этой минуты, можно считать законченными. 

– Прошу садиться, товарищи курсанты, – проговорил куратор тихим и спокойным голосом, устраиваясь за столом, – основные инструкции я каждому из вас дал, сразу же, по вашему прибытию. Во всем остальном разберётесь, что не понятно, вам подскажут, чего не умеете, вас научат. Сегодня я хочу спросить у вас, – зачем вы здесь? Почему вы согласились посвятить свою жизнь разведке? 

Если кто-то ответит, что он жаждет славы, то могу его сразу разочаровать. Самые удачные операции ГРУ проводились и проводятся и никто, кроме очень узкого круга людей, никогда не узнает, кто провёл эту блестящую операцию. Вас наградят высшими орденами и медалями, но вы никогда не сможете их приколоть к своему кителю либо пиджаку. И они будут храниться в сейфах секретной части. А узкий круг людей, который знает об этом, знает так же, какие ошибки были допущены при подготовке и проведении этой блестящей, как считают в войсках, операции. Так что погреться в лучах славы вам не удастся никогда, а вот получить взыскание за допущенные промахи всегда возможно. 

Возможно, кто-то ответит, что в разведке хорошо платят и можно заработать на безбедную старость. И этих я вынужден разочаровать. Все мы, невзирая на важность выполняемых нами задач получаем денежное содержание в соответствии с воинским званием и занимаемой должностью. Я в разведке более двадцати лет и поверьте, миллионов у меня нет, я и сейчас получаю оклад преподавателя ВУЗа и за звание, то есть столько, сколько получает преподаватель любого военного училища в звании полковника.  

Тогда найдутся люди, которые скажут, что разведка это романтика, погони, перестрелки, приключения. Ну не без этого, конечно, но когда такое случается, это провал операции, бессмысленная гибель разведчика. Поэтому, в разведке избегают такого развития событий. Это бывает, крайне, редко. В основном, разведчик должен обладать железной задницей, и работоспособностью робота, когда ему нужно перелопатить горы ненужной макулатуры чтобы выловить маковое зёрнышко ценной информации. Так что романтики и приключений в разведке столько, сколько у главного бухгалтера завода по производству презервативов.  

Вы, сейчас, вправе спросить меня, что же такое настоящий разведчик? Так вот, по моему разумению, настоящий разведчик это профессионал самого высочайшего уровня. Разносторонне образованный человек с высоким интеллектом. Патриот своей страны, своего народа, высоко культурный воспитанный и выдержанный человек с высокой степенью благородства и жизнелюбия, физически крепкий и гармонично развитый. И наша задача, всех преподавателей нашей школы, сделать из вас таких людей, наши преподаватели могут это сделать, и они хотят это сделать. Я уверен, что они это сделают. 

Сейчас, когда я покину вас, вы порешаете вопросы бытовые, познакомитесь друг с другом, вам каждому вручат расписание групповых и индивидуальных занятий и завтра в восемь утра я вас выведу на утреннюю пробежку. У вас есть час на решение бытовых вопросов, потом к вам придет инспектор по режиму, ознакомит вас с правилами, так как наша школа объект режимный. 

Куратор встал, лейтенант Балантерник подал команду: « Встать, смирно!»  

Как только полковник вышел, последовала команда: «Вольно, садись!» 

Как старший по званию лейтенант Балантерник составил график дежурств курсантов по модулю, который включал дежурство у входа в модуль, уборку помещений общего пользования. Причем, дежурный никаких привилегий не получал, он не освобождался от занятий, и всех других мероприятий, которые проводила группа.  

Кроме Серёги Лапина и Ильи Балантерника, Игорь познакомился ещё с двумя курсантами. Это были Муяз Юрий Александрович, которому сразу дали кличку Битюг, которая переросла в оперативный псевдоним Он был в то время выше среднего роста, вес сто десять килограмм, чрезвычайно подвижен и быстр, несмотря на свою массу. Холост, но очень любит хрупких и маленьких блондинок с голубыми глазками и нежным голосочком, очень спокоен, не реагирует на подначки, прекрасно стреляет. 

Вторым курсантом был Совцов Александр Николаевич, среднего роста коренастый крепыш с рыжими волосами цвета горящего сена. Большой любитель поесть, но невзирая на это, постоянно голодный. На гражданке увлекался боевыми единоборствами, фехтованием. Получил кличку Рыжий, но оперативным псевдонимом она не стала. 

Лейтенант Балантерник Илья Владимирович, среднего роста полноватый крепыш. Состоит из одних мышц, не капли жира. Любит покушать, но меру не превышает. Обладает богатейшим чувством юмора, которое у него не засыпает в любых ситуациях. Прекрасный следопыт, провел все детство у дедушки охотника в Уссурийской тайге. Наблюдателен, ироничен. Из-за постоянной готовности шутить, получил кличку Хохотун, которая, впоследствии, стала его оперативным псевдонимом.  

Сергей Лапин за то время что он провёл в армии, основательно, изменился. Рост у него выше среднего, атлетически сложен, в еде умерен, хотя покушать вкусно любит. Обожает женщин Рубенсовского калибра, но пока сдерживает себя и как следствие не женат. Любит всякие технические задачи и, с блеском, решает их. В движениях точен и аккуратен. Кличка у него Лапочка, стала его оперативным псевдонимом. 

Процесс знакомства ещё продолжался как в дверь спортзала, тихо, словно мышка, прошла молодая женщина в звании капитана. Она встала около стола и слушала тот галдёж который производили курсанты. Первым её заметил Лапочка и начал дергать Илью за пояс, тот что-то объяснял Битюгу и отмахнулся от Лапочки. Тогда тот, не растерявшись, подал команду: 

«Группа, смирно!» Все повернулись к Лапочке и, увидев капитана, замерли. Лапочка, прижав кулачки к бедрам, лихо протопал несколько шагов строевой и отрапортовал: « Товарищ капитан! Группа 5РД1 занимается знакомством друг с другом. Курсант группы сержант Лапин», и повернувшись, стал рядом с капитаном. Он все сделал правильно, по уставу, но почему-то все, включая капитана, заулыбались. У Лапочки тоже рот расплылся до ушей. 

«Группа вольно! – раздался тоненький голосок капитана.  

-Я инспектор по режиму Лапшина Елизавета Фёдоровна, прошу вас сесть. Пока она усаживалась курсанты, с интересом, рассматривали её. Ей было лет двадцать пять, может года на три больше. Среднего роста, стройная брюнетка, в кителе капитана, с обще войсковыми эмблемами, в который с трудом поместилась её грудь, в форменной юбке и черных туфельках на высоком каблучке, подчеркивающие её длинные и стройные ноги, с ярко красной помадой на губах, она произвела неизгладимое впечатление на Лапочку. О чём он признался Игорю, как только она ушла. 

– Ты ещё скажи, что влюбился в неё, – отреагировал Игорь, – она же старше тебя лет на восемь. 

– Любви все возрасты покорны, – отбрил Лапочка, – восемь лет для меня не разница. 

– Ну, тогда давай, дерзай, – одобрил Игорь. 

И ещё долго в этот последний, свободный вечер группа в полном составе провела в холле за разговорами. Они расспрашивали друг друга о службе, о жизни на гражданке. Но разговоры их были лаконичны. Они ещё не были разведчиками, но специфика этой профессии, предписывающая побольше молчать, поменьше говорить, уже, диктовала им свою особую манеру поведения. 

Занятия начались на следующий день в восемь часов утра. И уже спустя двадцать минут после начала занятий они поняли, почему их куратор сказал им, что они не захотят в увольнение в ближайшее время. Они за день так выматывались физически, что с трудом дождавшись отбоя, падали в постели и засыпали мертвым сном. 

Первые полгода особое внимание преподавателей и инструкторов обращалось на физическую подготовку, изучение и освоение восточных единоборств, Русобоя и САМБО. Обучались курсанты так же технике владения холодным оружием, стрельбе из любого вида стрелкового оружия. Ежедневно проводились спарринг бои с полным контактом, и зачастую члены группы носили синяки и фингалы, которые они друг другу наставляли на занятиях. Изначальное преодоление полосы препятствий превратилось в преодоление специальных учебных участков, где практиковались всякие засады, ставились учебные мины, создавались непроходимые топи и болота и другие ловушки, попав в которые курсант выбывал, а группа проваливала достижение поставленной задачи. Предположим, ставилась задача группе пройти такой-то лесной массив, пересечь горную местность и прибыть в такую-то точку в строго определённое время. Прибыть раньше или опоздать невозможно, выполнение задания не зачитывалось. Второй и третий года обучения акцентировали внимание курсантов на теоретической подготовке. Но стрельбы, прыжки с парашютом и совершенствование навыков владения холодным оружием. Достижение всё более высоких данов в боевых искусствах. Обучение по программе боевых пловцов, подводному ориентированию, технике погружения и всплытия – продолжали являться одними из основных дисциплин всего учебного процесса. 

За год до окончания школы начали практиковать следующие ситуации. Курсанта вывозили в неизвестный для него населённый пункт типа районного центра, никаких документов курсанту не давалось. Ему ставилась задача в течение двадцати дней (сроки были разные) адаптироваться в этом населённом пункте, найти себе документы, устроится на работу, подыскать себе жильё и, самое главное, сделать это так, чтобы не обратить на себя внимания правоохранительных и других государственных и административных органов.  

В 1968 году всю школу, приказом начальника ГРУ Генерал полковника Ивашутина П.И, переводят в Рязанское высшее воздушно-десантное училище, где школа преобразуется в факультет разведки Спецназа. Проучившись ещё год на этом факультете, группа 5РД5, приказом первого заместителя начальника ГРУ генерал полковника Павлова трансформируется в рейдовую разведывательно-диверсионную группу специального назначения. Каждому члену группы были присвоены офицерские звания старший лейтенант. Базировалась эта группа на секретной базе ГРУ под Москвой. Планировалась эта группа для сбора агентурной информации. Проведения диверсий в тылу противника. Захвата пусковых шахт баллистических ракет. Уничтожения и похищения высших офицеров противника, его деморализации и других видов диверсий. 

Первый заместитель начальника ГРУ, которому подчинялись все добывающие подразделения ГРУ, как-то, присутствовал на тренировочных стрельбах и ученьях группы. Его, особенно, поразило умение каждого члена группы из автомата «ВАЛ» попадать с первого выстрела в пятикопеечную монету, и по аналогии с тем, что в группе пятеро офицеров, он предложил им закрепить за группой позывной «Пятак». И, теперь, Пятак выглядел так: 

1.Командир группы ст. лейтенант Громов Игорь Дмитриевич. Оперативный псевдоним и позывной Циркуль. Высокого роста в один метр девяносто сантиметров, атлетического телосложения с фигурой как у Апполона, имеет длинные руки и ноги которыми в рукопашном бою работает так быстро, что если не присматриваться, заметить невозможно. Обладает акцентированным нокаутирующим ударом. Знает и успешно использует Карате-До, Дзю-До, Тэйкван-До, Русский стиль – боевую систему спецназа. Способен на анализ оперативной обстановки. Принимает решения способствующие наилучшему выполнению поставленных задач. Холост. 

2. Зам. командира группы ст. лейтенант Балантерник Илья Владимирович. Оперативный псевдоним и позывной Хохотун. Коренастый, среднего роста, полноватого телосложения, но состоит из одних мышц. Знает и любит огнестрельное оружие, делает замысловатые и необходимые приспособления к серийным образцам, в корне улучшающим их тактико-технические данные. Прекрасный следопыт. Мастер рукопашного боя, владеет восточными единоборствами и Русским стилем- системой спецназа. Мастерски метает холодное оружие. Десантным стропорезом попадает в головку полевой ромашки с двадцати метров. Женат. Жена врач-гинеколог. За время брака воспитана Хохотуном так, что никогда не задаёт лишних вопросов, спокойно относится к исчезновению мужа в т.н. командировки на две, три недели. Хохотун дал ей кличку « Никита», на которую она откликается без всяких комплексов. 

3. Радист, минёр и оружейник ст.лейтенант Лапин Сергей Васильевич. Оперативный псевдоним и позывной Лапочка. Выше среднего роста, атлетического телосложения. Владеет восточными единоборствами и Русским стилем спецназа. Прекрасно знает все современные средства связи, как простой, так и специальной, изучил в совершенстве подрывное дело, может изготовить взрывное устройство из подручных материалов. Спокоен, уравновешен. Знает и владеет всеми стилями восточных единоборств, а так же Русским стилем спецназа. Стреляет в пятак, в совершенстве владеет холодным оружием. Холост. 

4. Следопыт, специалист по маскировке ст.лейтенант Муяз Юрий Александрович. Оперативный псевдоним и позывной Битюг. За пять лет обучения в школе ГРУ и факультете разведки ко всем своим предыдущим качествам добавил великолепное умение снимать часовых. Ни один из них не успевает даже пикнуть, когда на него положит свою руку Битюг. Освоил и пользует все системы восточных единоборств и Русский стиль спецназа. Прекрасно стреляет и метает ножи, имеет персональный комплект метательных ножей. В засаде может провести без еды, питья, сна и отдыха без применения спецсредств трое суток, с применением спецсредств – пять суток. 

5. Подводник, водолаз, боевой пловец ст. лейтенант Совцов Александр Николаевич. Роста среднего, атлетически сложён, любит выпить и поесть, пышные рыжие волосы на голове стрижёт коротко, знает и применяет все системы восточных единоборств, прекрасно знает технику для подводных погружений, ныряет без акваланга на глубину сорок метров и прекрасно ориентируется под водой. Стреляет в пятак, как и вся группа. Оперативный псевдоним и позывной Посейдон. 

После того как парни обмыли свои офицерские звездочки, каждый получил десятисуточный отпуск. 

Игорь в новенькой парадной шинели офицера ВВС, с погонами старшего лейтенанта, в аэропорту Внуково, ожидал посадки в свой самолёт, следовавший рейсом Москва – Одесса. Было двадцать второе декабря 1970 года, до Нового 1971 года оставалось меньше восемь дней. Игорь стоял на втором этаже в кафе аэровокзала и прихлёбывал из пластмассового стаканчика слабенький, зато горячий напиток, отдалённо, напоминающий кофе. Он увидал, что около стилизованной перегородки сделанной из декоративных пальм растущих в деревянных ящиках и отделявших кафе для простых советских людей от кафе для иностранцев, освободилась широкая скамья, стоящая спиной к так называемому кафе для иностранцев. Игорь взял свой стаканчик с кофе, в другую руку небольшую спортивную сумку, в которой были подарки для родителей, сестры и её мужа, и подойдя к скамье, уселся на неё. Поскольку, за время учёбы в школе ГРУ и на факультете разведки, он изучил, знал и прекрасно говорил на английском и немецком языках, он без труда понял, о чем по-английски разговаривают два иностранца ,сидевшие за столиком в двух метрах от него на стороне кафе для иностранцев. Он прекрасно понял что они оба просидели с специальным прибором который должен был зарегистрировать пролет самолёта летевшего в воздушном пространстве Китая. Один проводил параметры в Новосибирске, второй должен был произвести регистрацию во Владивостоке. Но их отозвали в Штаты, так как самолёт потерпел катастрофу и лежит в ста метрах от западного берега на глубине не более тридцати метров, в ста двадцати километрах от столицы Анголы Луанды.  

– Эсминец шестого флота, – продолжал тихо говорить один из американцев, – стал на дежурство над самолётом, но он ничего не может сделать, так как за ним наблюдает катер береговой охраны Анголы. Этот эсминец должно сменить судно, у которого открываются створки днища, и оно, незаметно для Ангольцев, поднимет и затянет в трюм судна самолет с секретными платами электронного наведения, установленных на ракетах этого самолёта. 

– А когда это судно подойдет к месту? – тихо спросил второй. 

– Такое судно есть в бухте Пирл-харбор, – так же тихо ответил первый, – но, пока оно пройдет через индийский океан, обойдет Африку и дойдет до места, пройдет недели три. Так что мы с тобой успеем отпраздновать и Рождество, и Новый год. 

– Дай то бог нам успеха, – вздохнул первый. 

В этот момент диктор аэровокзала объявила о начале регистрации пассажиров и оформления багажа на рейс Москва – Нью Йорк. Американцы подозвали официанта и рассчитавшись с ним направились к стойки регистрации пассажиров. 

Игорь, не допив кофе, взял свою сумку и направился в комнату военного коменданта. Там он назвал военному коменданту несколько букв и цифр и тот предоставил в распоряжение Игоря свой кабинет и телефон. Игорь связался со своим куратором и доложил ему о подслушанном разговоре. Горин, внимательно, не перебивая, выслушал всю информацию и поблагодарил Игоря. На вопрос Игоря вернуться ли ему в расположение части, приказал следовать намеченным маршрутом и передать привет Одессе. Игорь вышел из кабинета, поблагодарил коменданта за предоставленную им любезность, чем здорово удивил коменданта. Видимо разведчики были не всегда так вежливы, как Игорь. Он с уважением откозырял Игорю, и они расстались. 

Спустя несколько минут, диктор объявила о начале регистрации пассажиров и оформления багажа на рейс Москва-Одесса. Игорь встал в длинную очередь к стойке регистрации. Он обратил внимание, что к стойке регистрации билетов на рейс Москва – Нью-Йорк подошли два мужичка и о чем то заговорили с девушкой проводившей регистрацию пассажиров и практически закончившая её и собирающая какие-то бумажки. 

Она выслушала подошедших пассажиров и отрицательно замахала головой. Тогда один из подошедших показал ей на телефон. Она, опять, отрицательно замахала руками, в этот момент на стойке зазвонил телефон. Она пару минут слушала, что ей говорили, затем, взяла у подошедших паспорта и, зарегистрировав их и выдав им посадочные талоны, повела их внутрь аэровокзала.  

Молодцы, – подумал Игорь, наблюдая эту картину, – быстро работают. 

Подойдя к стойке, он предъявил своё удостоверение личности и билет и вместе с другими пассажирами прошёл в отстойник. 

Спустя минут двадцать самолет ТУ-134, с рёвом, оторвался от взлётно-посадочной полосы и взял курс на Юг, на Одессу. 

Ровно через час с четвертью самолет запрыгал на неровностях взлетно-посадочной полосы Одесского аэропорта. Подрулив на стоянку пилоты выключили двигатели и они с жалобно затихающим свистом замолчали, затем они вышли из пилотской кабины и проходя между рядами кресел увидев на Игоре форму ВВС , поприветствовали его, Игорь каждому отдал честь. Стюардесса, улыбнувшись Игорю, попросила пассажиров одеться и пройти на выход, но когда Игорь встал чтобы одеть шинель и, почти, упёрся головой в потолочный светильник, она уже не спускала с Игоря глаз. Игорь застегнул шинель, взял из верхнего ящика свою сумку и, подмигнув стюардессе, пошел к выходу из самолёта. Внизу, уже стоял автобус который, загрузившись, повез всех к зданию аэропорта. Там Игорь вышел и так как не имел вещей кроме сумки сразу же вышел на площадь к стоянке такси. Начал падать снежок. Температура была градуса три ниже ноля, а ветра не было и снег, падая крупными хлопьями, плавно опускался на растущие около аэропорта ёлки, создавая радостную предновогоднюю атмосферу. Игорь глубоко вздохнув и улыбнувшись, направился к стоянке такси. На стоянке была небольшая, человек шесть очередь. Игорь, заняв очередь за высокой, одетой в светлую песцовую шубку и песцовую белую, большую шапку, дамой, отвернул голову и наблюдал за проходящими мимо людьми, которые озабоченно сновали в разные стороны. К нему даже залетела странная мысль. Он подумал о том что наши люди все такие хмурые, почти никто не улыбается. Но додумать эту мысль он не успел. Стоящая перед ним дама обратилась к нему с вопросом, и когда он повернулся чтобы ответить ей, он увидал красивую улыбку молодой женщины обращённой к нему. Шапка у неё была как у басмача, поэтому он и не обратил на неё внимания. А сейчас, присмотревшись, он увидал очаровательную молодую женщину лет двадцати от роду, довольно высокого роста, со стройной фигуркой и стройными ножками с маленькими ступнями, в сапожках на очаровательной танкетке. Тогда их называли на манной каше. Губы у неё были пухлые и в ярко-красной губной помаде, а её улыбка обнажала ровные белоснежные зубы между двух агрессивно красных губ. Её маленький и немного курносый, но изумительно красивый носик венчали сверху синие как небо, как васильки среди созревших колосьев пшеницы, большие глаза.  

Игорь открыл рот, чтобы ответить на её вопрос, но она была так красива, что его охватило какое-то оцепенение. А она смотрела на него своими синими брызгами и, казалось, что сейчас она взорвётся от смеха. 

Нужно взять себя в руки, – подумал Игорь, – а то я выгляжу как дурак. 

Простите меня, – сказал Игорь спокойным густым баритоном, – вы так прекрасны, что, увидев вас я, начисто, забыл все, о чём вы спросили. Не сочтите за труд, повторите ваш вопрос. Я, кажется, уже пришел в себя. 

Я у вас спросила о том, куда вам нужно ехать? – низким грудным голосом сказала прекрасная незнакомка, – может быть нам по пути, и мы сядем в одну машину. Тогда для вас и меня это будет дешевле и быстрее. 

Мне нужно на первую станцию Большого Фонтана, – простодушно ответил Игорь. 

А мне на седьмую, – сказала красавица, садясь на заднее сидение такси и оставив открытой двери. 

Игорь положил свою сумку на переднее сидение и сел рядом с красавицей. Но когда он поставил ноги и развернул плечи чтобы быть лицом вперёд, то задвинул красавицу в угол. 

Ого, – сказала она, – я бы сказала сразу, что вы большой, но сейчас я вам скажу что вы, просто, огромный. 

Извините меня, – смущенно промямлил Игорь, – я сейчас постараюсь съёжиться. 

Ой, что вы постараетесь сделать, – зашлась хохотом красавица, – как это съёжиться? 

Покажите, как вы это сделаете. 

Игорь перегруппировался и его мощные мышцы стянули его скелет, и он сантиметров на пять стал тоньше. 

Она тут же села ровнее посмотрела с уважением на Игоря и спросила: «Ну и как вам это удалось, вы на самом деле съёжились? А что вы ещё умеете делать?» 

– А я ещё умею летать на самолёте, ездить на машине, бегать, прыгать и всегда вовремя прихожу на свидание к девушкам, если они мне его назначат. 

– И как часто вы ходите на свидание к девушкам? – с интересом спросила красавица. 

– Последний раз был пять лет назад, – простодушно ответил Игорь и продолжил, – а давайте прервем эту порочную практику, назначьте мне, пожалуйста, свидание. 

– А вы Одессит? – спросила красавица, и её тоненькие брови взвились дугой. 

– Да, вообще, но в частности служу пока в Москве. А как вас зовут? Продолжал Игорь её допрашивать. 

– Она опять обрызгала его бархатной синевой из своих глаз и, задумавшись, сказала: «Зовут меня Дарья, сегодня у меня вечер занят, а вот завтра жду Вас к семи вечера на Тираспольской у авто дорожного техникума. Знаете где это? 

– Я окончил этот техникум в 1965 году.  

– А я живу в доме рядом с ним. Удивительно, как это мы с Вами раньше не встретились. 

– Да удивительно. А зачем вы сейчас едете на седьмую станцию? 

– Там живут мои приятели. 

В этот момент такси остановилось возле дома Игоря. Он взял свою сумку, открыл дверцу и сказал: «До завтрашней встречи Дашенька. Меня, на всякий случай, Игорем зовут. Я вас буду ждать в семь вечера, согласно договору и очень огорчусь, если мне не удастся с вами встретиться. 

-До свидания Игорь. Я буду обязательно. 

Она улыбнулась своей сногсшибательной улыбкой, водила дал газу и у Игоря остался клубочек синеватого дыма из выхлопной трубы такси. Игорь прикрыл глаза, чтобы запомнить её красивое лицо и, повернувшись, пошёл домой. Он шёл через двор и думал о Даше. Что-то в ней было такое, что волновало его и тянуло к ней. И он, физически, ощутил, что он, уже, скучает по ней. 

Поднявшись на второй этаж Игорь, подойдя к двери позвонил, и прошло несколько минут пока дверь открылась и мама удивлённо посмотрела на высоченного офицера стоящего у входной двери.  

Вы к кому? – спросила она слабым голосом. 

Ма, я вообще-то домой, если ты не возражаешь, – попробовал пошутить Игорь. 

Прошло почти пять лет, как он последний раз был дома. 

Господи, Игорь, это ты? – задала она неуверенно вопрос. 

Это я мамочка, твой Игорь, – сказал он, входя в квартиру и подхватывая маму на руки. 

Мама обвила руками его шею и слезы потекли ручьём из её глаз. 

Дима, – звала она, – Дима, наш сын Игорёк приехал! 

Из кабинета вышел отец. Боже, – подумал Игорь, – как папа изменился. Отец подошел к Игорю, и он, обняв его правой рукой, поднял и прижал к своей груди. И так они стояли минут пять. Игорь и отца и мать держал на своих руках и прижимал к своей груди. 

Ну, всё, – сказала мама, – отпусти избушки, хулиган. Игорь опустил родителей на пол, и они, вместе, рассмеялись традиционной маминой шутке. Как только Игорь вошёл в дом, мама, тут же, его отправила в ванную, чтобы он вымылся с дороги и приказала сдать всё бельё Игоря в стирку. Игорь сказал, что у него завтра встреча с сослуживцем который тоже живёт в Одессе. 

– Не волнуйся сынок, мы тебе купили три комплекта прекрасного белья, ну а форму твою стирать я не буду. У нас есть для тебя прекрасный костюм, разнообразные рубашки и даже три галстука, которые я, лично, тебе купила, правда после консультации с твоей сестрой. Кстати, сестра твоя в Киеве, она через пару недель будет защищать кандидатскую диссертацию, а в Киеве у неё руководитель с которым они сейчас последние шероховатости с её диссертации снимают. Игорь последнюю фразу мамы уже дослушивал под горячим душем. Потом, они долго сидели за столом. Мама выложила на стол все дефициты, которые у неё только были. Игорь ел все, и мама немедленно подкладывала ему новые куски. Отец задавал вопросы о школе, о факультете в Рязани. Игорь рассказал отцу все, что можно было рассказать, за исключением некоторых вещей, не зная которых отец будет меньше волноваться. Игорю удалось создать у отца впечатление, что он работает с бумажками в разведывательном отделе авиационной дивизии. Игорь не знал, поверил ли ему отец, но всем своим видом он изобразил, что верит сыну. Правда, в глубине его глаз Игорь уловил несколько печальных ноток. Больше о службе Игоря не говорили. Маму интересовало, как он живет в Москве, дадут ли ему там квартиру, есть ли у него любимая девушка и как её зовут? Игорь, честно, ответил на все вопросы мамы за исключением вопроса о девушке. После того, как он пережил разрыв с Радой, сильно страдая при этом, родители были очень деликатны в разговорах на эту тему. Игорь рассказал маме, что познакомился когда ехал поступать в школу с очаровательной девушкой Региной, но первое увольнение в школе он получил спустя полгода. У девушки Регины за это время появился жених, за которого она и вышла замуж, пригласив на свадьбу Игоря. Игорь не стал рассказывать маме, что он, таки, пришел на эту свадьбу, которая была организована в общежитии, где будущий муж Регины, несколько, перебрав спиртного, дошёл до такого состояния, что не смог выполнить свои супружеские обязанности. Игорю, по настоянию Регины, пришлось подменить его в этом вопросе, что они с Региной и сделали в комнате её ближайшей подруги двумя этажами выше.  

Не знаю как её муж, – подумал Игорь, – но Регина была в полном восторге от этой замены. 

Когда вопросы родителей иссякли, мама повела Игоря в его комнату и, открыв его шкаф достала мужской двубортный костюм тёмно-синего цвета в тонкую, кремовую полоску. Этот костюм произвели в Финляндии, пошит он был великолепно. Отец и мать были в восторге от того, как костюм сидит на Игоре, вдруг мама всплеснула руками и достала остроносые югославские туфли. И началось дефиле. Игорь надел белую рубашку, красный в белую диагональную полоску галстук, черные тонкие и высокие носки, югославские туфли и костюм. Мало того, что родители, сам Игорь был в, неописуемом, восторге. А мама, продолжая улыбаться, достала из шкафа длинное пальто серебристого цвета пошитого с рукавом реглан и большим вырезом спереди. Игорь надел пальто, оно так же сидело как влитое. Он посмотрел на себя в зеркало. На него, оттуда, смотрел высокий молодой человек в элегантном пальто, подчеркивающем его атлетическую фигуру и серо-стальные глаза. Игорь подхватил маму на руки и, целуя её, закружил по комнате. 

Папу благодари тоже, – уворачиваясь от поцелуев Игоря, закричала мама. Игорь подхватил отца одной рукой и, прижав его к своей груди, расцеловал и его. Но когда он держал отца рукой, он почувствовал, как отец похудел, и как быстро он стареет. У него защемило сердце. Он, аккуратно, поставил родителей на пол и заглянул в глаза отцу. И опять он уловил в его глазах нотки щемящей тоски, каких-то внутренних переживаний, о которых отец никому не рассказывал. Игорь не знал тогда, что отцу его осталось жить один год и пять месяцев. А сейчас, сославшись на усталость, отец пошел в свой кабинет, где он любил отдыхать на диване. Мама пошла на кухню, мыть посуду. Игорь предложил ей свою помощь, она отказалась. Время было около пяти дня, и Игорь решил пройтись по свежему воздуху. Ни с кем из своих друзей он не хотел встречаться. 

На улице погодка была отличная. Снежок продолжал падать и украсил все деревья в белый наряд как невест. Игорь одел форму, шинель, сапоги, шапку и пошёл по улице поскрипывая сапогами и лихо козыряя встречным офицерам и солдатам. А поскольку дом Игоря находился в одном квартале от штаба Одесского военного округа, то пока он дошёл до Куликового поля он, непрестанно махал рукой, и у него появилась мысль смыться отсюда потому, что всё это, уже, изрядно надоело. Он прошёл Куликово поле, дошёл по Пушкинской до Дерибасовской. По ней до Городского сада, напротив которого находился «Гамбринус». 

В «Гамбринусе» он заказал себе пива, взял низку солёных сухих бычков и под старые Одесские мелодии, исполняемые двумя старичками на пианино и скрипке, отключил все свои мысли. Он сидел в самом знаменитом пивном баре Одессы, играла тихая приятная музыка, пиво было прохладным, но не холодным, а освежающим, бычки были пряными и вкусными. 

Вся эта атмосфера состоящая из запаха свежего пива, играющих на сводчатом потолке бликах света, отражающегося от пива в кружках, пряного аромата солёных бычков и негромкой музыки которую сопровождает неназойливый гул голосов, навеяла Игорю картину кают-компании какого-нибудь фрегата с наполненными ветром парусами, который плавно опускаясь и поднимаясь на могучей груди океана, плывет к далёким и прекрасным островам. Игорь долго ещё сидел в «Гамбринусе» и его мечты уносили его все дальше и дальше. Он любил так помечтать, но чем он становился старше, тем меньше возможностей для этого было. 

Домой Игорь вернулся не позже десяти часов вечера, родители уже спали, поэтому Игорь на цыпочках пробрался в свою комнату, разделся и нырнул под одеяло. Он, с удовольствием, втянул носом запах свежего домашнего постельного белья, потянулся и через минуту спал богатырским сном.  

Утром он проснулся как обычно в шесть тридцать но осознав, что он дома, опять закрыл глаза и полностью расслабился. В половине одиннадцатого встревоженная мать заглянула, чтобы проверить что с сыном и, увидев его спящим, прикрыла дверь. Но чутко спящий Игорь уже проснулся и, подхватившись промчал мимо матери в ванную. Через десять минут умытый, и причёсанный он вошёл в кухню. Отец с мамой уже давно позавтракали, поэтому Игорь завтракал в полном одиночестве. Мама, подав ему чай сказала, что его сестра ждет его вечером в гости по случаю годовщины их свадьбы с Александром. Ради этого она специально приехала из Киева на пару дней. Игорь не очень жаловал Александра, ему больше нравился первый муж сестры – Альфред. Тем более у него, на семь вечера, было свидание с Дашей его попутчицей. Она понравилась ему очень, и Игорь не хотел её терять. Он об этом рассказал маме и спросил её совета. Мама на его вопрос ответила, как всегда, мудро. Она сказала, что он может купить цветы и подарок и приехать к сестре часа за три до начала их вечеринки. Поздравит их с их праздником, чем соблюдёт лицо и избежит обиды сестры. Есть и второй вариант, по которому он может прийти вместе со своей девушкой к сестре. Не выгонит же она брата. Но в этом случае его девушка будет стесняться и ему не удастся познакомиться с ней поближе. И последний, третий вариант. Он не приходит к сестре, а приходит к своей девушке. Тогда он проводит с девушкой весь вечер, знакомится с ней близко и не теряет её, а сестре звонит и извиняется, сославшись на непредвиденные обстоятельства. Родная сестра не будет долго дуться на брата. Когда мама всё это говорила Игорю, в её глазах плясали искорки смеха. Игорь, увидев эти искорки, поблагодарил мать за полезные советы. 

-Не за что, – ответила она, – у меня есть ещё несколько вариантов и один анекдот. 

Рассказывать? 

Спасибо, не нужно. За завтрак тоже спасибо, – сказал Игорь, поднимаясь из-за стола. 

-Ну, как хочешь, и вообще, если у тебя возникнут проблемы с девушкой, обращайся. Я всегда готова помочь моему маленькому мальчику. Кстати, я тебе вечером постирала твою рубашку и уже её отгладила. 

– Спасибо милая моя мамочка за советы, за рубашку, отдельное спасибо и поцелуй. Игорь подхватил довольно смеющуюся мать на руки и расцеловал её в обе щеки. 

– Отпусти избушку фулюган, – фальцетом изображая бабу Ягу из мультфильма, – проговорила она. Игорь опустил мать на пол и пошёл в свою комнату. Там одевшись во всё новое, он положил в карман триста рублей, сумма по тем временам просто огромная, пошёл на встречу с Сашкой Андреевым, своим другом детства и однокашником по автодорожному техникуму. Они договорились встретиться в двенадцать дня в баре «Красный», попить кофе и обменяться новостями. В этом году Саше предстояла защита дипломного проекта в Политехническом институте, после чего его на год должны призвать в Армию. 

В баре они посидели до трёх дня, затем Игорь купил роскошный букет цветов и красивые электронные часы для сестры и её мужа, прямо в магазине гравёр сделал дарственные надписи на часах, и Игорь направился к сестре. 

Как и предвидела мама, у Тамарки ничего не было готово, стол не был накрыт. Игорь поздравил сестру и вручил ей букет цветов и изящные женские электронные часики, Александру он вручил мужские часы. После этого попросил сестру покормить его. Она усадила его на кухне, села с ним рядом вместе с мужем. Налила ему борща, дала жареной рыбки и салат Оливье. Они выпили по рюмке коньяку за их годовщину, потом ещё по одной за Игоря. Плотно поев, Игорь сослался на обстоятельства и покинул сестру на её нового мужа. 

Когда он вышел на улицу, уже темнело, он взглянул на часы, было шесть часов вечера. Хоть он и выпил всего две рюмочки хорошего коньяка, все-таки, решил пройтись пешком до автодорожного техникума, где у него было свидание с Дашей. Погода была великолепная. Лёгкий морозец в два градуса убрал с тротуаров слякоть, снежок, который крупными хлопьями падал с небес, сметал с тротуаров свежий ветерок, который если он дул с моря то приносил в город слякотную сырость, а если он дул с севера, то воздух был свеж и сух. Игорь легко шел по улицам, и на лице его появлялась чуть заметная улыбка удовольствия, когда он вспоминал Дашу. Действительно, девушка она была классная. В ней чувствовался такт, деликатность и хорошее воспитание. Игоря тянуло к ней. По дороге он купил какие-то синие цветочки, выросшие в оранжерее, пахнущие слегка уловимым ароматом свежести и весны. Букетик был маленький, и Игорь чувствовал себя в этой связи как-то неудобно. Прибыл он на место за десять минут до срока. Он начал прохаживаться вдоль здания техникума вперёд и назад. Над входными дверями техникума висели часы, и только стрелки часов указали на семь, появилась Даша. Причём, Игоря в элегантно одетом красавце она сразу не узнала, и когда она прошла мимо Игоря во второй раз, он окликнул её. Остановившись она пригляделась к Игорю и, узнав его всплеснула руками. 

– Игорь, это вы? Ну, явно будете богатым, я абсолютно вас не узнала, – со смехом призналась Даша, – кручусь, ищу военного летчика, а вы такой элегантный как денди лондонский. 

– И что, я вам в этом виде не понравился? – огорчённо спросил Игорь. 

– Ну что вы Игорь, вы мне понравились и в военной форме и сейчас тоже, – выпалила Даша и, поняв, что Игорь спровоцировал её признаться, покраснела и прикусила язычок. 

– Я очень рад Дашенька, что так произошло, и если я вам понравился, то я от вас, просто, без ума, – серьёзно глядя Даше в глаза, сказал Игорь. 

Она действительно выглядела сногсшибательно. На ней была коротенькая песцовая, белого цвета шубка. Высокие, черные сапожки на танкетке гармонировали с черными колготками с блёстками. Её очаровательную голову украшала высокая, белая, песцовая шапка. Черная вязаная шаль укутывала её горло и, один конец шали был небрежно заброшен на её левое плечо. На лице у неё был нанесен лёгкий макияж, в основном с целью выделить её огромные синие глазищи. В мочках её очаровательных ушек были серёжки в виде длинных хрустальных висюлек, впоследствии Игорь узнал, что это были бриллиантовые серёжки, которые она рискнула надеть, зная, что она будет с Игорем. А к нему она прониклась доверием с первой минуты их знакомства. 

Её пухлые губки были в ярко-красной губной помаде и возбуждали в Игоре непреодолимое желание целовать их. 

Дашенька! Я хочу вам, сразу, заявить, что для вас нет ничего невозможного сегодня, – глядя в Дашины синие брызги, сказал Игорь, – выбирайте, куда бы вы хотели пойти, туда мы и пойдём. 

А у вас Игорь время не ограничено? – с хитрым выражением на лице спросила Даша. 

Никак нет, мой генерал, – подхватил Игорь, – жены у меня нет, и никогда не было, а у мамы я выпросил увольнительную без ограничения. 

Ну тогда, как вы смотрите Игорь на то, если мы пойдем к моей приятельнице. У неё по вечерам собирается много интересного народа, художники, писатели, поэты, музыканты. Там много спорят, обсуждают литературу, искусство, музыку, кино. Произнеся это, Даша, с любопытством, посмотрела на Игоря. 

Дашенька, я уже вам сказал, что для вас нет ни в чём отказа. К приятельнице, так к приятельнице. Главное, чтобы вам это нравилось. 

– Тогда вперёд, – скомандовала Даша, – Её зовут Антонина, то есть Нона. Живёт она на улице Пушкинской. Даша взяла под руку Игоря, и они, пешком, направились в дом Антонины. Игорь предложил взять такси, но его предложение было отвергнуто Дашей. 

Игорь, страшно, не любил ходить под руку с женщинами, которые цеплялись в руку, висли на ней. Даша, взяв его под руку, прижала его руку к своей груди, и это волнующее ощущение её полной округлой груди доставляло Игорю невиданное удовольствие. Вроде бы они шли рядом, но создавалось впечатление, что Даша обнимает его. 

В этот момент Игорь спохватился и, остановившись, залез во внутренний карман своего пальто, достал маленький букетик синих цветов пахнущих свежестью и весной и протянул их Даше. 

Простите Дашенька, – сказал смущённо Игорь, – я был так ошарашен вами, что забыл вручить вам то, что специально для вас купил. 

Даша взяла этот маленький букетик, и её глаза в свете уличных фонарей заискрились как бенгальские огни. 

-Вы действительно купили эти цветы для меня? Спросила она, глядя Игорю в глаза. 

-Разве вы можете в этом сомневаться, – тихо ответил Игорь, – синие цветы для самых синих глаз в мире. 

– Спасибо Игорь, – сказала Даша, прижимая локоть Игоря к своей груди и продолжая движение в сторону дома Антонины, – вы не устаёте меня поражать. 

– Я стараюсь, – скромно потупился Игорь. 

Спустя десять минут они уже звонили в двери Антонины. Минуты три никто не подходил к двери, потом чей-то мужской голос спросил: «Кто там?» 

Дарья с кавалером, – последовал ответ Даши. 

Мужчина ушёл, прошло ещё пару минут и, наконец, двери распахнулись. В дверях стояла хозяйка дома Нона, которая посмотрела на Игоря, потом на Дашу и сказала, чтобы они заходили. Когда они проходили мимо неё, она сказала низким прокуренным голосом: «Дашка, ты знаешь, где раздевалка. Раздевай своего кавалера, и заходите в комнату». Они прошли по коридору и слева была большая ниша, глубиной метра полтора, там, у боковых стенок стояло два шкафа, между ними не стене была вешалка для верхней одежды. Игорь помог Даше снять её шубку и повесил её на крючок вешалки. Свою чёрную шаль она сняла сама и засунула её в рукав шубки. Огромная басмаческая шапка была пристроена на полке над крючками вешалки. Но, как только Даша сняла шапку, из под неё заструился водопад блестящих , кудрявых, черных волос и покрыл её плечи как накидкой. У Игоря от такой красоты отвисла челюсть. А Даша, легким движением руки, сделала из волос стожок на затылке и, достав из сумочки длинную деревянную шпильку, зафиксировала этот стожок. Её лицо преобразилось, и она стала походить на японку с высокой причёской и бамбуковыми заколками в этой прическе. Её лицо стало удивительно милым, и только теперь, Игорь рассмотрел, что у Даши глаза чуть- чуть раскосые, что и давало ей сходство с японкой. На ней было надето черное платьё с рукавами фонариками, глубоким квадратным декольте, расклешённое к низу. На её длинной шейке была золотая цепочка с кулоном типа её серёжек, который спускался в беломраморную ложбинку между её грудей, как бы ненароком привлекая внимание к ним, к их форме и красоте. Кожа на шее и груди у Даши была, удивительно, нежная и на ощупь, как бархат. Никаких родинок в этих местах у неё не было. Игорь, когда снимал с неё шубку, ощутил эту нежность и бархатистость. Она в последний раз осмотрела себя в зеркало, чуть поправила прическу и уже собралась следовать в комнату, но, потом, ойкнула и достала из своей сумочки маленький букетик синих цветов и приколола их к левому углу декольте своего платья. И в тот же момент её синие глаза, усиленные синевой цветов, засверкали как два синих фонаря, освещая её красивое лицо. 

Ну, пошли, – сказала она, беря под руку Игоря. Они вошли в большую квадратную комнату, в которой, не считая, хозяйки, было человек семь. 

-Всем привет! – проговорила, входя Даша и, ничуть не смутившись, добавила, – а это (Кивок в сторону Игоря) мой кавалер. Зовут его Игорь, он военный лётчик. К ним подошла хозяйка и проговорила что-то приличествующее данному моменту, протянула руку и представилась. Игорь взял её руку и поднес к губам, поцеловав, сказал, что очень рад знакомству. Затем Нона попросила его не скучать и самостоятельно знакомиться с присутствующими, а она на минутку украдёт Дашу. 

Игорь наклонил голову и развёл руками, как бы сказал, что покоряется воле хозяйки, но очень сожалеет об этом.  

Как только дамы покинули его, к нему подошёл мужичок лет тридцати и предложил выпить. Они подошли к длинному журнальному столику, стоящему напротив дивана. На столике стояло бутылок восемь сухого вина «Алиготе». Мужичок взял два ближайших бокала, из которых уже кто-то пил, наполнил их, чуть, выше половины и предложил тост за знакомство.  

– Подождите нас, – закричали две девушки, – мы тоже хотим. 

– Подруливайте красавицы, – сказал мужичок, наливая вино, ещё в два бокала. 

Меня зовут Вениамином, – представился он, отдавая бокалы девицам, – вот эту блондинку зовут Катя, и он вручил ей бокал, а эту глазастую Инга и, так же, протянул ей бокал. А теперь давайте выпьем за знакомство. 

Вениамин протянул бокал в сторону Игоря, девушки, так же, протянули свои. Игорь, по очереди, чокнулся со всеми. К столу подтянулись ещё две пары. Два парня возрастом лет по двадцать, может на год два старше, и две девушки того же возраста, а может на пару лет младше. Парни налили себе и девушкам сами и, протянув в сторону Игоря бокалы, так же выпили, за знакомство. 

Вениамин сказал Игорю, что работает в музее Западного и Восточного искусства главным хранителем, а вы, сказала Даша, военный лётчик. Расскажите нам что-нибудь о современной военной авиации. 

– Дело в том, – смущаясь, сказал Игорь, – я не военный лётчик. Просто Даша видела меня в летной форме и подумала, что я лётчик. На самом деле я инженер авиационной техники, занимаюсь обслуживанием этой техники после полётов и перед полётами. Занимаю должность заместителя командира автомобильной роты по технической части, коротко это звучит зампотех. 

– Жаль, – сказал Вениамин, – я думал, что вы нам сможете рассказать про новейшие самолёты. 

– Про новейшие самолёты никто не знает, пока они не пойдут в серию, – уточнил Игорь, – а вот про самолёты, которые уже стоят на вооружении, я могу вам рассказать. 

Дамы расположились на диване, а мужчины подтянулись поближе и Игорь, вкратце, рассказал о самолетах стоящих на вооружении ВВС СССР. Он рассказал о семействе МИГов, закончив МИГ-21, так же о семействе СУ, начиная с Су-7Б и заканчивая СУ-9. 

– Это, в основном, истребители перехватчики, – заканчивал Игорь свой рассказ, – но некоторые из них могут выполнять бомбардировочные функции. Если же вам рассказать о транспортной авиации, бомбардировочной дальнего действия, морской и т.д. то нам понадобиться не один такой вечер, да я и не думаю, что нашим дамам это интересно будет слушать. 

В этот момент к Игорю подошла Даша и, взяв его левую руку, уже привычно, прижала её к груди. Тут один из молодых людей начал критиковать поэта Евтушенко, мол, совсем он стал придворным, лижет все места КПСС, написал поэму, которую назвал «Братская ГЭС».  

Игорь не выдержал и вступился за поэта, посмотрев на критикана, он задал вопрос: 

«Простите, вы, лично, читали эту поэму?» 

– Нет, лично я не читал, – ответил тот, – но эту поэму, сейчас, не критикует, только ленивый. И в литературной газете, и в других изданиях критикуют. 

– Не могу с вами согласится, – продолжал Игорь, – я лично читал эту поэму, и она мне понравилась. А завистников у нас, особенно в литературе, пруд пруди. Сам написать что-то подобное не может, а критиковать с умным видом – пожалуйста. Я сейчас прочитаю вам отрывок из этой поэмы, собственно главу, которая называется «Стенька Разин». А вы послушайте и сами решите, хороша поэма или нет, и Игорь начал: 

Как во стольной Москве, белокаменной, 

вор по улице бежит с булкой маковой, 

не страшит вора сегодня самосуд, 

не до булок, Стеньку Разина везут. 

По мере того, как он читал, голос Игоря окреп и к концу этой главы поэмы стал как строевой, печатанный шаг колоны солдат, а на последних строчках зазвенел 

На царе от этих чёртовых глаз, 

Зябко шапка Мономаха затряслась, 

И жестоко, не скрывая торжества, 

Над царём захохотала голова. 

Игорь замолчал, вокруг было тихо. Видно было, что эта глава поэмы произвела впечатление на присутствующих. 

-Долго учил? – спросил Вениамин. 

-Один раз прочитал и запомнил, – ответил Игорь. 

-Верю, – подтвердил Вениамин, – может быть, кому другому и не поверил бы, а вам верю. Есть предложение, выпить за чтеца. 

Вениамин наполнил бокалы и все выпили за Игоря. После этого тоста Игорь начал ловить на себе заинтересованные взгляды одной молодой дамы, которая бросила своего кавалера и придвинулась к Игорю вплотную. Даша, заметив это поползновение, тут же заявила Антонине, что они с Игорем благодарны за компанию, но им, к сожалению, пора. 

Она повернулась и пошла одеваться. Игорь, поклонившись компании, последовал за ней. Он снял с вешалки и подал ей её шапку, надел на неё шубку. Нона пошла их провожать. Она довела их до дверей, пригласила заходить, запросто, и вместе, и отдельно. Игорь поцеловал Ноне руку, поблагодарил за приглашение, сказал, что обязательно ним воспользуется. После этих его слов Даша посмотрела на Игоря, как рублем одарила и они вышли на улицу. 

Время было около девяти часов вечера, на улицах было много гуляющего народа. Снегопад не прекратился и снежинки медленно и красиво падали в свете уличных фонарей. Даша, уже привычно для Игоря, обхватила своими руками левую руку Игоря, прижалась к ней и они медленно пошли по улице Пушкинской к центру города. 

А ты меня опять удивил, – тихим голосом сказала Даша, – ты так здорово читал стихи, что у меня, аж, мурашки по коже побежали. Я себе, даже, не представляла, что в военных училищах так хорошо учат. 

Знала бы, что это было за училище и чему нас там учили, ты бы так не удивлялась, – подумал Игорь, а вслух сказал: «Бытующёё в народе мнение, которое выражено поговоркой – как надену портупею, все тупею и тупею, уже давно не соответствует действительности. Современные военные училища дают полный курс гуманитарных наук любого института, плюс специальные военные знания, плюс этика и эстетика. Вспомни, кем были офицеры в царской армии. Это, в основном дворяне, окончившие элитные военно-учебные заведения, типа пажеского корпуса и т.п. 

В этот момент они поравнялись с гостиницей «Красная», в баре гостиницы призывно горели огни. Игорь решил зайти в бар, где он лет шесть назад проводил много времени, сидя с друзьями и попивая кофе, лучший в Одессе потому, что в этом баре работал барменом Аркадий, человек, лучше которого никто сварить кофе в Одессе не мог. 

Игорь толкнул дверь, и они вошли в бар. Людей в баре было немного, было несколько свободных столиков. За стойкой, слава Богу, стоял Аркадий и протирал бокалы. Игорь выбрал столик и усадил возле него Дашу, а сам подошёл к стойке. Он поздоровался с Аркадием и на его вопрос о том, что он хочет, Игорь ответил: «Как обычно, только даме сухого молдавского «Каберне».  

– После этих слов Игоря, Аркадий оторвался от протираемого бокала и, присмотревшись к Игорю, поставил бокал и воскликнул: «Три тысячи чертей мне в печёнку! Игорёха! Ты ли это?» 

– Я, Аркаша, я! – зайдя за стойку, обнял Аркадия Игорь. 

– А ребята мне рассказывали, что тебя призвали в Армию, и ты поступил в какое-то военное училище, – поделился информацией Аркадий. 

– И уже его окончил, уже старший лейтенант, – хвастал Игорь, – вот приехал в отпуск. 

-С такими темпами ты скоро генералом станешь. 

– Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом, ведь так Аркаша. 

– Ну, дай тебе бог, хай твои мечты сбудутся Игорёк. А что это за очаровательное создание там, за столиком, – заинтересовался Аркадий. 

– Я надеюсь, что это очаровательное создание будет моей женой, – тихо сказал Игорь. 

– Ну, дай тебе Бог Игорёк. Иди к своей даме, я тебе сейчас всё принесу, что ты просил, причем, за счёт заведения. 

– И даже не думай, я сейчас богатенький Буратино, а тебе день нужно пахать, чтобы наскрести на мой заказ, так что я пошел и жду. 

Игорь сел за столик рядом с Дашей. 

-Я смотрю Игорь вас, здесь, хорошо знают, – заметила Даша. 

– Да, лет шесть назад я любил здесь сиживать со своими друзьями. В этом баре делают самый лучший чёрный кофе в Одессе. И вы, сейчас, Дашенька в этом убедитесь. 

В этот момент к столику с подносом подошел Аркадий. На подносе стояли две чашечки с кофе благоухая на весь бар, бутылка «Каберне», предварительно открытая, рюмка коньяку для Игоря и на тарелочке какой-то яркий пакетик. Аркадий все это быстро расставил на столе, поставил бокал для вина перед Дашей и налил в него вина, затем положил тарелочку с каким-то импортным шоколадом, который он получал по линии Интуриста для иностранцев и неизвестно, как сэкономил, предложил этот шоколад Даше, как комплимент от бармена. Она улыбнулась Аркадию одной из самых очаровательных своих улыбок и мелодичным голосом поблагодарила его. Он зашёл к ней за спину и оттуда показал Игорю большой палец, одобряя выбор Игоря. Игорь выпил рюмку коньяку, она пила вино, но от кофе она была в восторге. Аркадий включил им музыку Луи Армстронга, и его мелодичная хрипотца создала необыкновенно тёплую атмосферу в баре. Игорь сидел и смотрел на Дашу. И чем больше он вглядывался в неё, тем больше она ему нравилась. Она была безупречна, он не нашел в ней ничего, чтобы ему было хоть чуть-чуть неприятно. Он чувствовал, что она создана для него. Ощутил что в нём, опять, просыпается то восторженное чувство любви, которое у него было в юности и которое было убито изменой его любимой девушки. 

Игорь заглянул в синие глаза Даши и увидел, что она чувствует то же, что и он. Тогда он придвинул кресло поближе к Даше и обнял её за талию, почувствовав её трепет, Игорь осторожно поцеловал её в губы. Она ответила на поцелуй Игоря и приоткрыла свои губы, пустила язык Игоря в рот. Игорь окунулся в необыкновенную сладость её рта, а она слегка покусывая Игоря за язык, за его губы доводила Игоря до экстаза. И когда накал их страсти достиг апогея, она прошептала Игорю на ушко: «Здесь хорошо, но у меня будет лучше. Пойдём ко мне». 

Они встали из-за столика, и пошли к выходу. По дороге Игорь подошёл к стойке, положил на неё пятьдесят рублей, и когда Аркадий попытался что-то сказать, приставил палец к своим губам. Аркадий всё понял и промолчал. А Игорь, держа Дашу за талию, вывел её из бара, и они направились к Тираспольской площади. Там, где-то рядом с автодорожным техникумом, жила Даша. 

Когда они вышли из бара, ветра уже не было. Но снегопад не прекратился. Крупные, геометрически правильные, снежинки появлялись как бы ни откуда, и, медленно, падали сверкая серебром в свете уличных фонарей, и покрывали асфальт тротуаров и брусчатку дорог пушистым, белоснежным ковром, который тихонько поскрипывал под ногами Игоря и Даши. Даша обняла обеими руками левую руку Игоря и прижалась к ней грудью, и, время от времени, бросала взгляд из-под своей басмаческой шапки на Игоря. У Игоря когда он встречался взглядом с синевой её глаз, замирало сердце. Оказалось, что Даша живет в доме сталинской постройки, на углу улиц Островидова и Тираспольской в одном квартале от техникума. Это была двухкомнатная квартира с паркетными полами, высокими потолками, большой кухней и раздельными туалетом и ванной. От входной двери из широкого коридора налево был вход в комнату Даши, она была небольшая, порядка шестнадцати квадратных метров, следующая комната, так же, имела вход из коридора налево, но была больше Дашиной. Прямо из коридора был вход на кухню, а две двери по правой стороне коридора вели соответственно в ванную комнату и туалет. Между входной дверью и дверью ванной комнаты стоял шкаф для одежды, куда Даша и спрятала свою шубку и пальто Игоря. Затем Даша стянула свои стильные сапожки и одела маленькиё, с кошачьими мордами, тапочки. Порывшись в шкафу, дала Игорю большие мужские тапочки. Когда он засунул в них ноги, то понял, что отец Даши носит обувь размера на три больше чем Игорь. Когда раздевание верхней одежды было окончено, Даша прыгнула Игорю на грудь, и они слились в долгом и сладком поцелуе. 

А что, родителей дома нет? – спросил Игорь после поцелуя. 

Не-а! Они уехали встречать Новый год к друзьям в Москву, – веселилась Даша, – а я сбежала из Москвы встречать Новый год в Одессу. И мне здорово повезло! Я встретила тебя. И приоткрыв свои пухлые губки, она прильнула в поцелуе к губам Игоря. 

-Ещё неизвестно кому из нас больше повезло, – отдышавшись от поцелуя, возразил Игорь. 

– Конечно мне,мне,мне, – продолжала веселиться Даша, а потом прильнув к Игорю всем телом спросила, – ты чаю хочешь или как? 

– Конечно или как, – прошептал Игорь, прижимая Дашу к себе.  

Сердце у него застучало, как при шестикратной перегрузке во время полёта. А Даша, потихоньку, толкала его по направлению к своей комнате. И как только они пересекли дверной проём, как Даша, расстегнув пуговицу сняла с него пиджак, затем под её ловкими и быстрыми ручками куда-то улетел галстук, рубашка, также, недолго задержалась на плечах Игоря и, взмахнув чем-то белым отправилась вслед за галстуком. Затем, он ощутил её ручки в районе брючного ремня и, не прошло и минуты, как Даша толкнула его на широкий диван, покрытый клетчатым, толстого ворса, пледом. В следующую минуту он уже целовал соски её бесподобно красивых грудей, гладил её теплое и такое желанное тело. Её бархатистая кожа, когда он гладил её, как бы заряжала его какой-то радостной энергией, которая росла так быстро, что не было никаких сил сдержать её. Игорь стиснул зубы и застонал, а Даша стала ещё мягче, ещё привлекательнее, ещё нежнее. Она превратилась в женщину-соблазн, женщину-секс, женщину любовь. Она всё понимала и, когда энергия Игоря достигла апогея, она обхватила его ногами, и пустила его в себя, лаская и любя, давая и беря. И это был восторг любви, именно то чувство, без которого ни один человек не жил бы на земле. Они вдвоём как будто сошли с ума, как будто всю жизнь искали друг друга и, найдя, не могут выпустить из объятий друг друга, даже, на минуту. Они любили друг друга как приговорённые к смерти, чтобы налюбиться за вчера, сегодня, завтра. За всё прошлое и всё будущее. И, даже, когда солнце нового дня заглянуло в их окошко, и когда силы оставили их, они не разорвали своих объятий, а так и уснули обнимая друг друга…. 

Игорь проснулся от запаха свежезаваренного кофе. Открыв глаза и похлопав рукой по дивану, он Дашу не нашёл. Поискал глазами свои вещи и увидел, что они висят на спинке стула аккуратно сложенные. Он натянул брюки и рубашку и вышел в коридор. Даша в красивом, пушистом, белом халатике хлопотала на кухне. Она стояла спиной к Игорю и что-то делала у стола. Игорь, очень, тихо подошёл к ней и обняв её прислонился головой к её голове. Она, почувствовав его объятья, повернулась к нему лицом и прижалась к нему всем телом. Игорь втянул воздух носом и почувствовал волнующий аромат её волос, молодого тела, её пухлые губы приоткрылись, и Игорь потерял себя в сладкой свежести её рта. Он поднял её к себе на руки и понёс на диван, и опять она была такой, какой бывает только любящая женщина. 

В этот раз первым в себя пришел Игорь. Даша лежала как в лёгком забытьи. На губах её застыла счастливая улыбка, глаза были закрыты, все её прекрасное тело расслаблено и представляло собой картину, написанную самым чудесным и талантливым художником всех времен и народов по имени СОВЕРШЕНСТВО. Игорь любовался этой картиной, чуть дыша. Он хотел, чтобы эта картина, навечно, запечатлелась в его сознании. 

Но, к сожалению, понятия человек и вечность пока ещё не совместимы, ресницы Даши затрепетали, и на Игоря хлынула синева её глаз.  

Если так и дальше будет продолжаться, – наконец-то произнесла она, пытаясь придать строгость своему взгляду, – то твои родители будут иметь ко мне претензии, будто я тебя голодом заморила. Подай ко мне мой халатик, а сам шагом марш в ванную комнату. Я для тебя повесила там свежее полотенце, оно зелёного цвета. 

Игорь вскочил и, подняв с полу её халат, держал его в руках ожидая, когда она встанет с дивана. Даша с видом царицы встала и, подойдя к Игорю, повернулась к нему спиной и вытянула назад руки. Игорь вставил её руки в рукава халата и, надев его на неё, обнял Дашу и начал целовать её в шею, ушки, затылок, нежно лаская руками её грудь. Ноги её, в коленках, подогнулись, но она, вовремя, взяла себя в руки и вырвалась из объятий Игоря. 

Игорь, это не честно, ты настоящий провокатор, – она отскочила от него, – У меня завтрак, вконец, остынет и ты, потом, сам скажешь, что я плохая хозяйка. 

Зато, какая ты прекрасная женщина, – ответил Игорь, направляясь в ванную. 

Но почему-то мужчины, когда хотят кушать, забывают об этом, – задумчиво проговорила Даша, ставя на огонь кофейник. 

Позавтракали они отменно, Даша оказалась хозяйкой неплохой. Яичница с ветчиной была прожарена в норму, гренки с молоком были с хрустящей корочкой сверху, но мягкие внутри, кофе бесподобен. 

– Дашенька, у тебя телефон доме есть? – окончив есть, спросил Игорь. 

– Да, только он в прихожей, – махнула рукой в сторону входной двери Даша. 

– Ты разрешишь мне им воспользоваться, – попросил Игорь. 

-Конечно. 

Игорь вышел в коридор и, подойдя к входной двери, увидал маленький столик на котором стоял телефон и лежал толстый телефонный справочник. Он набрал номер домашнего телефона, не успел зуммер прозвучать раза два, как трубку сняла мама. 

-Ма, это я, – виновато начал разговор Игорь, – понимаешь, так получилось, что я задержался у очень хорошего друга, а к нему мы попали поздно, и я не хотел вас будить. 

А сейчас, мы уже позавтракали, и я решил позвонить. У вас всё в порядке? 

-Спасибо Игорёк, что позвонил. У нас всё в порядке. По твоему тону я поняла, что ты не голоден, исходя из этого, сделала вывод, что твой хороший друг умеет готовить. Я, в свою очередь приглашаю тебя и твоего хорошего друга на обед. Время обеда ты знаешь, прошу не опаздывать. 

-Хорошо, – сказал Игорь, – мы будем вовремя. 

Вернувшись на кухню, Игорь сообщил Даше, что они обедают у родителей Игоря. Но до обеда ещё больше двух часов, поэтому Игорь предлагает пойти в Городской сад и посмотреть на картины которые художники выставляют в городском саду на продажу. Заодно, они посмотрят на елку, которую уже, наверное, нарядили, ведь до Нового года оставалось всего четыре дня. 

Даша выслушав Игоря, на минуту задумалась и словно тучка закрыла синеву её глаз, потом, по-видимому, приняв решение, согласилась с планами Игоря. 

Она быстро перемыла посуду и сказала Игорю, что пошла одеваться в свою комнату и чтобы Игорь не подглядывал. Игорь оделся сам, тяжело вздохнув потому, что рубашка была не первой свежести. Но ничего поделать он не мог, так как в этом доме у него замены не было. Прошло не более пятнадцати минут и из комнаты вышла Даша. На ней были обтягивающие её ножки черные сапожки на высоком каблучке, юбка из чёрного бархата до колена хорошо подчёркивала фигурку Даши, атласная блузка кремового цвета, заправленная в юбку с длинными рукавами, оканчивающимися кружевными манжетами и отложным воротником на глубоком вырезе у которого первая пуговка была в районе нижней части декольте. Поверх блузки был тёмно-синий бархатный пиджак, который застёгивался на талии на одну пуговицу. Этот тандем синего пиджака и синих глаз производили непередаваемое впечатление. Её чёрные, крупными кольцами волосы, были уложены в замысловатую причёску, дающую возможность без урона для неё одеть и снять шапку. Бриллиантовый гарнитур, состоящий из серёжек и кулона, сверкал, пуская по сторонам тысячи бликов. 

На лицо она нанесла чуть заметный макияж, подчёркивающий её большие глаза. На губах была бордово-красная помада, не такая яркая как вчера, но всё равно, производящая обалденный эффект. 

У Игоря, при виде Даши, отвалилась челюсть от удивления и восхищения, судорожно сглотнув, он сказал: «Даша, ты самая красивая женщина из всех, которых я, только, видел». 

Ну что, вперед? – сверкая синими глазами, скомандовала Даша.  

И они вышли из дома. Выйдя из арки ворот, они направились до Тираспольской площади а дальше мимо пассажа дошли до улицы Дерибасовской. Перешли через улицу к ювелирному магазину, который находился на углу улиц Дерибасовской и Советской Армии. В этот момент у Игоря мелькнула одна, и как ему показалась, удачная мысль. Он подошёл к входу в магазин и пригласил Дашу внутрь. Когда они вошли, Игорь подвел Дашу к отделу золота и попросил её примерить обручальное колечко. У Даши брови взлетели так высоко, что каждая из них выглядела как вопросительный знак, но она сказала размер кольца продавцу и показала ей то кольцо, какое она хочет померить. Она надела колечко, ей почему-то понравилось простое золотое колечко без всяких наворотов, и задумчиво смотрела на свою руку с кольцом. Игорь попросил продавца подобрать на него такое же кольцо. Затем, он попросил продавца положить оба кольца в одну коробочку, рассчитался в кассе за оба кольца и, положив коробочку в свой карман, вышел из магазина. 

– Ну, и что это было? – спросила Даша. 

– Это было объявление о намерениях, – твёрдо сказал Игорь, – я люблю тебя Даша и хочу, чтобы ты стала моей женой. Но я понимаю, что ты знаешь меня совсем мало, и что у тебя может не быть ещё решения. Но я решил твёрдо. Или ты Даша будешь моей женой, или никто. Ведь кольцо подходит только на твой пальчик. И когда ты примешь решение, тогда мы с тобой и обручимся. Ты будешь моей невестой. Ну, как тебе мой план? 

– Твой план, очень, хорош, но ведь и ты меня не знаешь, а вдруг я замужем, вдруг у меня есть жених? – с вызовом сказала Даша. 

– Я в Одессе буду до четвёртого января, потом я уеду в Москву. Я там служу, – с напором говорил Игорь, – у тебя есть время на размышления до четвёртого января, но если ты не решишь, я могу ждать твоего решения и позже. Я надеюсь, что мы будем встречаться и в Москве. Я возьму твой номер телефона в Москве, дам тебе свой. 

– Давай не будем загадывать так далеко, – сказала Даша, обнимая своими руками левую руку Игоря и прижимаясь к ней. Мы, кстати, не опаздываем? 

-Если возьмём такси, то приедем вовремя, – сказал Игорь, выходя поближе к дороге и голосуя такси. 

-Ехали они недолго и, спустя минут пятнадцать, Игорь рассчитался за такси у ворот своего дома. Он подал Даше руку, и они пошли во двор. По дороге, нос к носу, столкнулись со Светкой Лундиной, соседкой Игоря. Она, в первый момент, была удивлена столкнувшись с Игорем, в следующий момент собралась броситься ему на грудь, выразить свою радость от встречи с ним. Но, увидев Дашу, которая по глазам Светки, по-видимому, прочла о её намерениях, крепко прижала руку Игоря к своей груди. Затем посмотрела на Светку глазами победителя, занявшего территорию. Своим взглядом она дала понять Светке, что без боя территорию не отдаст. Светка поджала губы и сделала вид, что не очень и хотела, затем обаятельно улыбнулась Игорю и промурлыкала: «Здрасси! С приездом Игорёк!» 

– Привет Светланка, – улыбнулся Игорь, – рад тебя видеть. Извини, сейчас мы спешим, нас родители ждут. Позже увидимся, поболтаем. Пока. 

И быстрым шагом они прошли мимо ошарашенной Светланы. Она, внутренне, вздохнула и подумала : «Ох, и красивую деваху где-то оторвал Игорёха. Но девка с характером,- вспомнила она взгляд Даши». 

Мама открыла дверь сразу, как будто ждала их под дверью. Они вошли в прихожую, и Игорь представил маме Дашу. Мама улыбнулась, представилась по имени отчеству, и предложила им раздеваться. Сказала, что папа их ждёт в кабинете. Игорь снял с Даши шубку, но тапочек ей не предложил. Он понимал, что она хочет произвести впечатление на его родителей, и весь её вид будет дезавуирован, если она снимет свои красивые сапожки. Даша благодарно посмотрела на Игоря и, подойдя к зеркалу, сняла свою шапку. Свои и Дашины вещи Игорь, аккуратно, повесил в платяной шкаф в прихожей. Затем, нагнувшись к Даше, пригласил её пройти с ним в кабинет. Как только Игорь открыл дверь кабинета, и они вошли, отец встал из-за стола и подошёл к ним. Игорь их представил друг другу. Отец взял руку Даши и поцеловал.  

Добро пожаловать в наш дом девочка, – с улыбкой приветствовал он Дашу, – кстати, вы, наверное, голодны. Прошу вас за стол, пообедаем вместе, там и поговорим. Он взял Дашу под руку, и они прошли на кухню. Стол уже был накрыт на четыре персоны. Мама рассадила всех, причём посадила Дашу рядом с папой, а Игоря рядом с собой. Обед был повседневный, никакой праздничности ему не придавалось, и состоял из вкуснейшего маминого борща, говяжьих биточков с гарниром из жареной картошки, салата Оливье и набора зелени, стоящей на столе, как весенний букет. На столе так же была бутылка армянского коньяку и бутылка красного, сухого «Каберне» к мясу.  

Когда все расселись, мама каждому насыпала по тарелке борща, отец пожелал всем приятного аппетита. Все дружно налегли на борщ. Даша ела хорошо без всякой манерности свойственной девицам. Отцу это, здорово, понравилось. Игорь это понял по тому, как они переглянулись с мамой. Затем мама положила каждому в тарелку по биточку с жареной картошкой, украсив биток зелёным укропчиком и петрушкой, поставила перед Дашей и Игорем бокалы для вина, а отцу хрустальную рюмку для коньяку. 

Сынок, поухаживай за Дашенькой, – попросил отец, наливая себе в рюмку коньяку. 

Игорь налил по три четверти бокала вина себе и Даше. 

А маме? – спросила Даша. 

Вообще, нашей маме нельзя, ей врачи, категорически, запретили, – наклонившись к Даше, сказал Игорь. 

Однако, повернувшись к маме, спросил: «Ма, может налить тебе капельку вина?» 

– Ну, хорошо сын, – сказала она, ставя против своего прибора бокал, – только совсем чуть-чуть ради приятного знакомства. 

Отец поднял свою рюмку и произнёс тост: «Я поддерживаю маму, за приятное знакомство с вами Даша!» 

Они, подняв свои бокалы, чокнулись и приступили к мясу. И вот тут начался вечер вопросов и ответов. Отец с мамой выяснили, прежде всего, кто у Даши родители, чем она занимается, где живёт. Причем Игорь, изучавший науку ведения познавательной беседы, был поражён с каким тактом, ненавязчиво и деликатно родители узнали все о Даше. Ни отец, ни мать не позволили себе задать ни одного вопроса, который бы мог обидеть Дашу, либо содержал какой-нибудь подтекст. Даше, по-видимому, понравились родители Игоря, и она общалась с ними запросто. Пока Игорь что-то спрашивал у мамы, отец рассказал Даше что-то смешное и они на пару хохотали так заразительно, что Игорь с мамой потребовали повторения.  

Короче, обед прошёл просто великолепно. Родителям очень понравилась Даша, а она была в восторге от них. И когда, после обеда, Игорь с Дашей собрались сходить в кино, то, провожая их, родители поочерёдно обнимали Дашу, приглашали её заходить в гости и без Игоря. Задекларировали, что всегда рады видеть её. 

Выйдя на улицу, Игорь начал останавливать такси и, как только, они сели в машину, Даша обняла Игоря и прошептала ему жарким шёпотом прямо в ухо: «Может ну его, то кино? Поехали ко мне. Только по дороге нужно остановиться у гастронома, купить,что-нибудь покушать вечером и утром». 

– Какая же ты умница, – сказал Игорь, целуя в её пухлые губы, – а водителю такси назвал адрес Тираспольская площадь. 

– Мы там выйдем, – начал он излагать свой план Даше, – там есть большой гастроном. Купим всё, что нам понадобиться и пешком дойдём до твоего дома. От гастронома до твоего дома не больше ста метров. 

– Делай что хочешь, – сказала Даша, впиваясь, поцелуем в его губы, – только, чтобы мы оказались быстрее дома. 

В гастрономе они купили два пакета всяких продуктов и, почти бегом, направились в Дашин дом. Только она открыла дверь квартиры, дальше их путь до её дивана можно было увидеть по вещам, которые они снимали друг с друга и бросали на пол. 

Игорь был наверху блаженства. Более пылкой и нежной женщины у него никогда в жизни не было. Она была неистощима на сексуальные фантазии. Это была не Даша а какой то тайфун, вулкан. Хотя и тайфун и вулкан приносят горе и разрушения, Даша давала счастье и наслаждение. И когда они с Игорем чуть-чуть угомонились, за окном уже давно было темно. Даша лежала на спине, подложив правую руку под голову, и дремала. Её, радостно обнажённая, грудь с красивым нежно-розовым соском как бы предлагала себя Игорю, для поцелуя. Игорь, во избежание соблазна, укрыл Дашу одеялом, сам встал и прошёл в ванную комнату. Включив тёплый душ, встал под него и минут пять смывал с себя свой и Дашин пот. Затем, вытершись большим махровым полотенцем и, обвязав его вокруг бёдер он подошел к телефону. Набрал номер, трубку взяла мама. Игорь хотел её предупредить, что не придёт домой ночевать. Но мама сказала ему, что только они ушли, как позвонил из Москвы его друг. Назвался Лапочка, странная у него фамилия, и просил передать Игорю, что его срочно вызывают в часть. Игорь поблагодарил маму, сказал, что будет дома через пол часа. Его часы показывали двадцать один час. Он, опять, взял телефон и набрал справочную службу аэропорта. Как только ему ответили, поинтересовался, когда ближайший борт на Москву. Ближайший и он же последний в эти сутки, оказался в двадцать три часа пятьдесят минут. Игорь быстро оделся и пошёл в спальню Даши. Она крепко спала. Тогда, он написал ей записку следующего содержания: «Любимая моя Дашенька. К моему глубокому сожалению меня срочно вызвали на службу, отозвали из отпуска. Мне нужно успеть на Московский самолёт, который вылетает в двадцать три пятьдесят. Я думаю, что к Новому году срочность пройдёт, а если нет, то я, всё равно, разыщу тебя. Я тебя очень люблю. Всегда твой, Игорь. 

Надев пальто, Игорь выскользнул за двери и через пятнадцать минут был дома. Вызвал по телефону такси, он переоделся в форму, расцеловал маму и отца и вышел на улицу. Когда он выходил за двери, то уловил растерянный взгляд мамы и какое-то беспомощное выражение на лице отца. И, только сейчас, он понял, как они постарели. 

Эта мысль его расстроила, но в этот момент подъехала машина, номер которой ему сообщила диспетчер такси при заказе. Через двадцать минут он был в аэропорту и, зайдя к военному коменданту аэропорта, назвал ему несколько букв и цифр и через несколько минут, ему принесли билет на самолет, прямо, в кабинет коменданта. Откозыряв и поблагодарив коменданта, он вышел в зал ожидания и присел на скамейку. На часах было ровно двадцать три часа. С минуты на минуту должны объявить регистрацию билетов и оформление багажа. Так оно и произошло. Диктор объявил о начале регистрации и Игорь встал в, мгновенно, образовавшуюся очередь. Поскольку вещей у него не было, он, каким-то образом, оказался в хвосте очереди. Очередь двигалась очень медленно, но Игорь умевший находиться в засаде без движений длительное время, спокойно относился к этому. Он отвлёкся и мыслями перенёсся на два часа назад, когда он смотрел на дремлющую Дашу и любовался её грудью. Перед Игорем было ещё два или три человека в очереди на регистрацию, когда Игоря кто-то потянул за рукав. Оглянувшись, Игорь увидел огромные, синие, заплаканные глаза, а потом всю Дашу. Он вышел из очереди и обнял Дашу. Она прильнула к нему всем телом и плакала беззвучно. Из её глаз беспрерывным потоком катились слезы и падали на шинель Игоря, сразу сделав лужу чётко видную на светло-сером сукне шинели. Игорь, никогда, не мог переносить женские рыдания, но этот беззвучный каскад слёз этот непрекращающийся фонтан скорби растрогал его до глубины сердца, и он прижал её к себе так что у неё косточки захрустели и всё шептал ей на ухо: «Дашенька, любимая, прошу тебя, не рви моё сердце, я скоро вернусь. Ну, родная ну, пожалуйста».  

Вся очередь у стойки регистрации уже прошла, у девушки, которая занималась регистрацией, глаза стали на мокром месте, когда она увидала это душераздирающее прощание Игоря и Даши. Наконец она решилась и, подойдя к Игорю спросила: «Товарищ старший лейтенант, вы летите или нет?» 

Игорь очень нежно отстранил от себя Дашу, залез во внутренний карман шинели и, достав удостоверение личности и билет, дал документы девушке. Она подошла к стойке сделала необходимую отметку, вернула Игорю удостоверение и тихим растерянным голосом сказала: «Извините, но нам нужно идти». 

Игорь крепко в губы поцеловал Дашу и прошептал ей на ухо: «Не плач любимая, я скоро вернусь», повернулся и зашагал вслед за стюардессой. Он не оборачивался, но спинным мозгом чувствовал, что Даша смотрит ему вслед, и, только, перед самым отстойником обернулся и помахал ей рукой. Она улыбнулась, сквозь слёзы, и махнула ему в ответ. 

Через два с половиной часа после взлёта в Одессе, он доложил о прибытии на базу. 

Вся его группа за исключением Битюга была в расположении, Битюг сообщил, что в течение часа будет на месте. Дежурный на базе сообщил Игорю как командиру группы, что завтра в восемь утра его группа должна быть в специальной комнате, которая устроена так, что невозможно подслушать, о чем в ней говорится. Игорь объявил группе отбой, предупредил дежурного, чтобы он передал старшему лейтенанту Муязу, когда тот прибудет в расположение части, что завтра к восьми он должен прибыть в специальную комнату. Отдав все необходимые распоряжение Игорь пошёл в свою комнату отдыха и через несколько минут крепко спал. 

Утром, около восьми утра вся его группа, весь Пятак находился в специальной комнате. Ровно в восемь часов вошёл полковник Горин. Игорь скомандовал: «Группа встать, Смирно! Товарищ полковник, специальная группа для проведения инструктажа собрана в полном составе» 

Вольно! Можете сидеть, – сказал полковник и продолжил когда все сели, – прежде всего, мне приказано передать благодарность первого заместителя начальника ГРУ старшему лейтенанту Громову за проявленную бдительность и оперативность. Ваш звонок является отправным пунктом задания для вашей группы. Суть задания группы состоит в том, чтобы проникнуть на затонувший самолёт американских ВВС и снять с подвешенной к нему ракеты с разделяющимися боеголовками электронную плату управления полётом каждой головки. Над самолётом на дежурстве стоит американский эсминец, который должен препятствовать проведению этой акции. Третьего или четвёртого января должно подойти специальное судно, которое имеет открывающееся днище, и забрать самолёт. Мы планировали провести эту операцию после Нового года, но наши аналитики настаивают сделать это до Нового года, не позже тридцатого декабря. Так как американцы празднуют Рождество двадцать пятого декабря и празднуют целую неделю, то наши аналитики предполагают, что бдительность и реакция людей ведущих слежение за самолётом на дне. Будет несколько ослаблена. Сегодня двадцать восьмое декабря, вы изучаете план операции, получаете спецодежду и вооружение, до конца дня время на подгонку и в три утра завтрашнего дня вылетаете в точку расположенную в семидесяти километрах от места падения самолета в атлантический океан. В этой точке в специальном бункере для вас заложены три акваланга, взяв которые вы производите марш-бросок через джунгли к месту падения самолёта. К вечеру двадцать девятого вы должны быть на месте и произведя разведку и изучение обстановки, ночью снять электронную плату, той же ночью вернуться в точку высадки и тридцатого вечером вернуться к вашим отпускам, соответственно скорректированным на трое суток. Старший лейтенант Громов, прошу направить трёх аквалангистов в распоряжение капитана Гоголева, начальника отдела девятого управления. Там он покажет и потренирует ваших пятаков, как снимать быстро и безопасно эту плату. Вопросы есть? Если нет, то желаю вам удачи». 

Полковник поднялся и вышел. 

Только полковник ушёл, сразу все закрутилось. Игоря с замом пригласили опять в специальную комнату. Два офицера с планово-аналитического отдела занялись вместе с Игорем и его замом изучением и разъяснением плана операции. Битюг пошел в научно технический отдел, где получил на всю группу средства связи, оружие, оборудование, медаптечки и много, много всего разного, что должен иметь с собой разведчик и диверсант. Затем Лапочка, Битюг и Посейдон пошли на инструктаж к капитану Гоголеву, пробыли там более трёх часов. На вопрос Игоря как прошёл инструктаж, Посейдон, с тоской в голосе, пожаловался на электрическую отвёртку. Он выразил сомнение будет ли она крутить болты, которые пролежали в солёной воде океана больше десяти дней, и ещё она сильно жужжит. Если эсминец окружил самолёт гидрофонами, то жужжание это провал. Стоящий рядом Хохотун попросил показать ему эту электрическую отвёртку, взял её, часа два провозился с ней и принёс Посейдону. Они пошли в техотдел, где точно такие же болты, как стоят на лючке ракеты, который необходимо снять, чтобы достать плату, им закрутили с применением рычага. Посейдон взял усовершенствованную Ильёй отвёртку, вложил крест в головку болта, выдвинул из ручки два штыря, которые получились как два рычага и нажал на кнопку на головке отвертки. Установленная внутри ручки мощная пружина, которая взводилась выдвинутыми рычагами, как ключиком заводиться детская игрушка, легко сорвала затянутые рычагом боты и абсолютно бесшумно выкрутила все шесть болтов за одно взведение пружины. Так как эта отвёртка не планировалась к возврату на базу, ребята из техотдела взяли у Ильи обещание, что он им сделает такую же после возвращения. 

В общем, казавшаяся бессистемной суета при подготовке к операции, к вечеру, была окончена. Игорь проверил всё, не упуская ни одной мелочи и дал команду до двух часов тридцати минут отдыхать. В два тридцать Игорь построил свою группу, ещё раз проверил все, что необходимо было проверить и доложил полковнику Горину о том, что группа к выполнению задания готова. Полковник лично обошёл офицеров, проверил, как сидят на них спецкостюмы, предупредил, что при посадке в самолёт обязательно надеть маски и пожелал удачи. Игорь дал команду на посадку в автобус. Автобус был с зашторенными окнами, но бережённого и бог бережёт, и Игорь приказал надеть маски. Было темно, и материал их специальных костюмов был сделан так, что уже в сумерках сливался с окружающей темнотой, и когда они садились в автобус создавалось впечатление что это какие-то бестелесные и бесшумные тени проскользнули в автобус. Прибыв на специальный аэродром, автобус подъехал к самому самолёту, и опять пять бестелесных теней бесшумно вошли в самолёт и он, взревев винтами взлетел. 

Три часа полётного времени Пятаки, спокойно, дремали, только, Игорь как командир группы вполглаза бодрствовал. Когда рев двигателей изменился и, в ушах затрещало Игорь понял, что самолет пошел на посадку. Пилоты, судя по всему, были ребята опытные и посадили самолёт так, что никто и не ощутил лёгкого толчка касания шасси самолета взлётно-посадочной полосы. Винты двигателей пилоты перевели в режим реверса и самолет покатился к концу полосы всё больше гася скорость. Игорь скомандовал: «Пятаки, к высадке приготовиться» Когда скорость самолета упала до минимума, в полу открылся люк, и Пятаки, один за другим, спускались в люк, мягко и бесшумно спрыгивали на полосу и откатывались в сторону. Взлетно-посадочная полоса заканчивалась перед джунглями, их предстояло Пятакам пересечь марш-броском. Войдя в джунгли на расстояние откуда их нельзя было увидеть с контрольной башни аэродрома, Игорь специальным сигналом собрал Пятаков возле себя. 

– Внимание, – начал Игорь, – прошу прослушать оперативную информацию. Мы высадились на новом аэродроме, построенном в дружественной нам Анголе, расположенном между ангольскими городами Луандой, Хуамбо и Лобито. На западе, пройдя через этот массив джунглей длиной в семьдесят километров, мы выйдем к месту падения интересующего нас объекта, точке на западном побережье Африки в Атлантическом океане. Мы там должны быть не позже шестнадцати, семнадцати часов. 

Порядок движения следующий. Авангард – Хохотун, за ним Лапочка, Посейдон, Битюг. Арьергард – я. Идти с интервалом в десять метров. Сектора обстрела штатные. Радиосвязь запрещаю. У эсминца может работать установка радиоразведки. Общение по системе знаков и звуков. Будьте внимательны, это ареал распространения Чёрной мамбы, самой ядовитой змеи в мире. Вопросы? Вопросов нет. Направо, бегом марш! 

Можете себе представить, что это такое пройти семьдесят километров по африканским джунглям, причём пройти за определённое время, не выдавая себя. То есть избежать встреч не только с людьми, а и с животными которые, поменяв свое обычное поведение в результате встречи, могут навести на мысли о постороннем присутствии хорошего следопыта либо человека, знающего поведение животных, когда они напуганы. А когда солнце начало подниматься, температура воздуха, соответственно, тоже. Группа была одета в специальные костюмы, которые предохраняли от укусов кровососущих насекомых, которых во влажных джунглях несметное количество, лицо и шея были защищены противомоскитными масками, но как говориться от насекомых защита была зато от жары и духоты никакой защиты не было. Хорошее здоровье, пятилетние тренировки и богатырские сердца позволяли Пятакам всё это выдерживать, и они сохранили темп движения, хотя кое-где и приходилось прорубываться сквозь непроходимые заросли. Около шестнадцати часов Игорь почувствовал свежее дуновение океана, он дал команду утроить внимание и искать базу для краткосрочного отдыха. Вскоре, сквозь просветы в деревьях, начала просматриваться голубизна океана, и послышался шум наката. Игорь дал команду Пятаку собраться около него. Вскоре все пятеро сидели рядом. Они нашли небольшую впадину на краю джунглей, куда долетал свежий ветерок с океана, и ребята лежали, насыщая свои лёгкие кислородом. Игорь посмотрел на часы и скомандовал: «Полчаса отдыха, затем Хохотун, Посейдон и Лапочка произвести скрытную разведку побережья, тут метрах в пятистах к северу должен быть небольшой песчаный остров типа морской дюны, на нем должно быть несколько деревянных обломков как с разбитой шлюпки. Найдете этот остров, доложите. К югу от этого места должен стоять на якоре над самолётом американский эсминец. Посмотрите подходы с джунглей к океану у эсминца, скрытно поищите напротив эсминца в джунглях место, с которого можно наблюдать за ним. Битюг обеспечить спокойный отдых и страховку во время разведки. Выполнять!» 

Ребята тут же растянулись на травке, Битюг занял место, чтобы видеть каждого из отдыхающих, а Игорь скрытно подобрался к кромке джунглей и начал из мощного бинокля изучать лежащее перед ним океанское побережьё. Он начал осматривать берег с юга и в двух километрах увидел стоящий на якоре серо-стальной эсминец. Он долго смотрел на него и в какой-то момент сверкнул блик от солнечного луча попавшего на оптику морского бинокля.  

Судя по всему, – подумал Игорь, – надежда наших аналитиков на раздолбайство американцев в связи с празднованием Рождества себя не оправдала. Они внимательно просматривают побережье. Перемещая обзор севернее эсминца Игорь обнаружил катер береговой охраны Анголы. 

А вот эти ребята натуральные раздолбаи , – подумал Игорь рассматривая, как вахтенный рулевой спит около рубки, сверкая светлыми пятками, – интересно, почему он весь чёрный, а пятки у него снизу светлые. 

Игорь перевел окуляры бинокля ещё севернее и увидал островок, на котором была разбросана куча обломков. Но, что Игорю больше всего понравилось это то, что островок состоял из двух песчаных кос, как язык у змеи, причём левая часть языка был выше, и дальше выдавалась в океан, чем правая. Следовательно, если аквалангисты войдут в воду между этих песчаных кос, то с эсминца их видно не будет, точно так они, не замеченными, вернутся на берег. Это обстоятельство обрадовало Игоря, правда, плохо было то, что с катера береговой охраны аквалангистов можно было заметить. Но тут Игорь сделал ставку на ночную темноту и раздолбайство ангольцев.  

В общих чертах, план операции у Игоря созрел, теперь нужно ждать доклада разведгруппы, которая, отдохнув, пошла на разведку. Прошло три часа, небо над океаном начало темнеть на джунгли опускались сумерки. Послышался лёгкий шорох, и во впадинку скатились четыре тени. Они доложили почти тоже, что увидел Игорь. Дополнительно выяснили, что самолет накрыт маскировочной сетью, которая покрывает и песчаное дно, делая тёмную тень, на фоне которой не будет сверху видно аквалангистов. С борта эсминца опускаются три провода идущих к гидрофонам установленным по периметру самолёта и прикрепленные к самолету магнитными присосками. Выслушав всю добытую информацию, Игорь рассказал ребятам свой план, они внесли в него некоторые поправки и уточнения и решили к началу собачьей вахты приступить к операции. А сейчас до трёх тридцати всем спать, на часах командир. 

Ровно в три тридцать Игорь разбудил ребят. Битюг, Посейдон, Лапочка одели черные гидрокостюмы и, взяв необходимое оборудование, бесшумные пистолеты, направились к острову. Бутылка из-под виски «Бурбон» напомнил Игорь. 

Я помню, – сказал Битюг и исчез во мраки африканской ночи. Хохотун, взял прибор ночного видения, и отправился на оборудованный наблюдательный пункт напротив эсминца. Игорь остался наблюдать за ходом операции. Он надел, так же, прибор ночного видения и наблюдал за ребятами, которые высадились на острове. Он увидел, что они нашли бутылку от виски «Бурбон» и потянули тросик, который привел их к схрону под мусором на острове. Там было три заправленных акваланга с масками и ластами и три автомата стреляющих, даже, под водой. Ребята надели акваланги и исчезли под водой. Теперь Игорю оставалось только ждать. Минуты тянулись как резина, прошло полчаса, всё было тихо. Игорь сел в позу лотоса и отключился, ему это было абсолютно необходимо, так как нервы были напряжены до предела. По времени, сейчас, парни должны доставать электронную плату. Прошло ещё десять минут, Игорь включил сознание и вдруг его насторожил непонятный звук. Он внимательно осмотрел остров. Ребят ещё не было, тогда он посмотрел на ангольский катер береговой охраны и увидел, как один из ангольцев весело писает за высокий борт катера. Закончив своё, так насторожившее Игоря дело и буркнув что-то в сторону эсминца, анголец спустился в каюту. Игорь облегчённо вздохнул и посмотрел на остров. Он чётко увидел, как три черные тени скользнули между песчаными косами, и вышли на остров. Через минуту они пропали. Прошло ещё десять минут и ребята появились, как черти из табакерки. По их возбуждённому виду он понял, что все в порядке, Посейдон дал ему две электронные платы, которые Игорь сразу же положил в специальный карман куртки защищавший платы от поломки, изгибов и загрязнения. Игорь спросил Битюга о том, выполнил ли он его просьбу. Битюг кивнул головой утвердительно. Затем Игорь перевёл взгляд на Лапочку: «Инструмент, акваланги, оборудование?» 

– Всё утопили командир. Глубина не менее двадцати метров. 

– А что с гидрофонами?- спросил Игорь. 

– Командир. Хохотун сделал классное приспособления для снятия магнитных присосок. Жалко утопили. Мы сняли гидрофоны бесшумно и прилепили их к лопастям винтов эсминца. В этот момент послышался еле слышный шорох. Во впадину, перевалившись через её край, тихо скатился Хохотун. 

– Я так понял, что вас можно поздравить, ворюги! Как обычно с шуткой спросил ребят Илья. 

– А на стрёме кто стоял? – не удержался от ответа Битюг. 

-Кончай разговорчики, – скомандовал Игорь, – двадцать минут на сборы и уборку. Через двадцать минут выступаем. Порядок движения тот же, интервал два метра, сектора обстрела штатные. На стволы надеть глушители. При возникновении огневого контакта, надевать маски. 

Через двадцать минут Хохотун доложил, что всё убрано, Пятак собрался. 

Тогда с богом, шагом марш, – подал команду Игорь.  

И пять бесплотных теней, бесшумно скрылись в джунглях. Хоть и шли они ночью, но идти им было гораздо легче. На спине каждого был маленький, напоминающий светлячка фонарик, свет которого был виден на расстоянии не более двух метров, который не давал потерять друг друга в этой кромешной темноте. Хохотун, идущий первым и будучи прекрасным следопытом, уверенно находил их следы и вел их хоть и не быстро, зато уверенно. Часов в шесть начало рассветать, и в семь Игорь приказал найти место для отдыха. Они нашли довольно чистую площадку, почти, без травяного покрова и, оставив часовым Битюга, все легли спать до десяти часов. Поднявшись в десять, они продолжили путь и к двум часам дня расположились в джунглях недалеко от аэродрома. Игорь послал закодированное сообщение, ему подтвердили прибытие борта к семнадцати часам и сообщили, что посадка на борт будет происходить так, как происходила высадка. Все так и произошло, без пяти минут до назначенного срока в небе появился самолет, который пошёл на посадку, сев он покатился к концу взлётно-посадочной полосы с обеих сторон которой лежали Пятаки. Под самым концом полосы люк в брюхе самолёта открылся, маленькая лестничка спускалась из люка. По одному парни вскакивали в люк и исчезали внутри. Последним заскочил в люк Игорь, люк закрылся, самолёт развернулся и покатился к контрольной башне. Игорь дал команду надеть маски. Через минуту дверь пилотской кабины открылась, и вышедший пилот пригласил их в кабину, из которой был секретных вход в маленькое помещение, где с трудом все поместились. Самолёт остановился, пилоты открыли аппарель, и вошедшие ангольцы вошли в брюхо самолёта, из которого выгрузили сотню всяких мешков и коробок. Аппарель закрылась, и самолёт запустил двигатели. Он вырулил на взлётно-посадочную полосу и, получив добро на взлёт, летчик дал полный газ и самолет взлетел, взяв курс на Москву. Как только самолёт набрал высоту, пилот открыл потайную дверь и выпустил их в салон самолёта, где они, не снимая масок, дружно, заснули под мощное жужжание авиационных двигателей. 

К десяти часам вечера они уже были на базе. Игорь сдал обе платы снятые с ракеты лично полковнику Горину и сел писать отчёт. К одиннадцати он закончил отчет, сдал его в секретную часть и пошёл в свою комнату. По пути к нему подошёл Битюг и доложил, что форма и оружие сданы. Игорь кивнул и, зайдя в свою комнату встал под тёплый расслабляющий душ и минут сорок упругие струи воды смывали с него и нервное напряжение, и пот, и грязь похода. Затем он сел в позу лотоса и около часа медитировал, приводя себя в равновесие. 

Утром, дежурный пригласил весь состав Пятака в специальную комнату, где полковник Горин объявил личному составу группы благодарность и вручил каждому билеты туда, откуда их вызвали. Игорь вылетал в Одессу рейсом в двенадцать двадцать. Когда все вышли из комнаты, полковник попросил Игоря задержаться.  

-Скажите Громов, – спросил полковник, – с ракетой вы сделали всё, как я просил? 

-Так точно, товарищ полковник, вместо электронных плат на их место был установлен заряд, который сработает, как только самолет начнут грузить. 

-Вы уверены? – с сомнением поинтересовался полковник. 

-Детонатор устроен так, что срабатывает при изменении его положения на пол градуса. 

-Ну, что ж посмотрим. 

-Разрешите так же один вопрос? – спросил Игорь 

-Да, спрашивайте старший лейтенант, – разрешил полковник. 

-Глубиномер показал залегание самолёта на грунте на глубине тридцать два метра. Мои люди работали на этой глубине более сорока минут и вышли на поверхность без декомпрессионных мероприятий. Я волнуюсь за парней. 

– Не волнуйтесь старший лейтенант, с вашими людьми все будет в порядке. В баллонах их аквалангов была специальная смесь, которая не даёт азоту растворяться в крови и при выдохе поглощается специальным приспособлением, что устраняет демаскирующее появление пузырьков на поверхности. Ещё есть вопросы? 

-Никак нет! – рявкнул обрадованный Игорь. 

-Тогда желаю весёлого Нового года в Одессе, – с улыбкой пожелал полковник, развернулся и вышел из специальной комнаты. 

Игорь помчался в свою комнату, переоделся в парадную форму, и направился в сторону КПП. Рядом с пешеходной дорожкой остановилась чёрная волга ГАЗ-24. Окно задней двери приоткрылось, и полковник Горин пригласил его в машину. Сам он выйдет через десять минут, сказал он Игорю, а машина отвезёт Игоря во Внуково.  

Во Внуковском аэропорту Игорь был за час до отлёта. Как раз приехал к началу регистрации. Там в зале был ювелирный киоск. Игорь, проходя мимо его, заметил очень красивую золотую брошь украшенную голубыми, сверкающими миллионами бликов, изумрудами. Ему так понравилась эта брошь, он так ярко представил её на платье Даши, что, невзирая на дороговизну броши, купил её. Народу на этот рейс было мало, поэтому регистрация окончена была быстро, и ровно в двенадцать двадцать ТУ-134 оторвался от взлётно-посадочной полосы и взял курс на Юг. Приземлился самолет в Одессе ровно в два часа дня и в два тридцать Игорь звонил в домашнюю дверь. Открыла мама, Игорь подхватил её на руки и расцеловал. 

-Ну ко отпусти избушку хулиган, – автоматически проговорила мать, – надеюсь, в этот раз, ты надолго. 

-Спрашивать подобноё у военного человека бесполезно, – раздался голос вышедшего из кабинета отца. 

Игорь подошёл к отцу и, поцеловав его, сказал: «До пятого января, включительно, если не будет никакого Ч.П.» 

Отец обнял Игоря и, наклонив к нему голову, сказал одно слово: «Где?» 

Игорь, наклонившись к отцу, шепнул: «Ангола» 

Мама, – вдруг гласом великим возопил Игорь, – у меня такое чувство, что последний раз я, нормально, кушал три дня назад за этим столом. 

Ма, – начал канючить Игорь, – я так хочу кушать. Покорми меня, пожалуйста. 

Господи, – запричитала мать, – да идёмте же к столу. У меня давно всё готово. 

Игорь снял шинель и китель , вымыл руки, уселся за столом. Стол был накрыт по-царски. Посредине стола на большом блюде, обложенный запечёнными в нём яблоками, лежал Рождественский гусь, рядом стояла большая тарелка холодца, в большой салатнице любимый Игорем салат оливье, стояли хрустальные рюмки и бутылка Армянского коньяка. Все это великолепие располагалось на свежей белоснежной скатерти, которая в сознании Игоря ассоциировалась с праздником. И сегодня был праздник, сегодня уйдет старый год и наступит Новый. 

Отец налил себе и Игорю по рюмке коньяку, и они выпили за встречу. И тут на Игоря напал настоящий Жор. Все было так вкусно, что Игорь от удовольствия, даже, постанывал. Он перемалывал своими крепкими и ровными зубами гусиные косточки вместе с мясом, ел холодец и оливье, закусывал печёными яблоками. Родители испытывали огромное удовольствие, глядя, как он расправляется с едой. Наконец, опорожнив на столе наполовину все блюда, он отвалился от стола, как щенок насосавшись материнского молока засыпает и отваливается от соска суки. 

Дорогие родители, – начал Игорь сытым голосом, – как вы смотрите на то, что я предложу руку и сердце известной вам Дарье. Вырисовывается ли она в вашем воображении, как ваша невестка? 

Отец с матерью переглянулись и отец, как всегда дипломатично, начал свою речь: «Видишь ли, сынок, твоя Даша, очень, красивая и, как я понял, умная девушка. Она хорошо воспитана и прекрасно образована, заканчивает МОЛМИ (Московский ордена Ленина медицинский институт). Специальность у неё благородная. Она будет педиатром. 

Из этого вытекает, что детей она любит, и мы будем спокойны за наших внуков. Но для того, чтобы быть женой офицера, нужны, абсолютно, особые качества. Я не знаю, соответствует ли она таким качествам. Ведь офицеры, в основной своей массе, не имеют постоянного дома, живут в отдалённых от культурных центров гарнизонах в казённом жилье, а зачастую в офицерских общежитиях. Их жены, в основном, не работают потому, что там, где служит муж, зачастую, работы для жены нет. Не всякая женщина сможет выдержать такую обстановку, тем более, если эта женщина воспитывалась в интеллигентной семье с хорошим достатком в крупном культурном центре. Даже при самом блестящем карьерном росте офицера, пятнадцать, двадцать лет дальних гарнизонов и трудной жизни ей гарантировано. Ты спроси у своей мамы, сколько мы намотались до Одессы, и как трудно жилось твоей маме. Даже рожала она и тебя, и твою сестру не в родильных домах. Так что сынок мы с мамой, никогда, не будем против твоего желания, но ты, крепко, подумай. Она очень красива и ты чем дальше её будешь знать, тем больше будешь в неё влюбляться. И если она не выдержит трудностей и сбежит от тебя, твоё сердце разобьётся, и ты, прошедший специальную школу, обученный бороться с любыми трудностями, не выдержишь и не сможешь жить с разбитым сердцем. Я сказал то, что мы, уже, с мамой обсуждали и, в основном, пришли к одному выводу». 

Игорь, выслушав отца, посмотрел на маму. Она пожала плечами и сказала: «Папа все правильно тебе сказал, но ты взрослый человек и сам принимаешь такие, да, собственно, и любые другие решения. Но одно я знаю твердо, что если бы мне предложили выбрать свою судьбу, опять, и прожить жизнь снова, я бы, опять, влюбилась в твоего отца и прожила бы свою жизнь с ним, как бы она не сложилась». 

Отец встал и, подойдя к маме, поцеловал её, потом развернулся и пошёл в свой кабинет. Игорю показалось, что глаза отца были влажными. 

Ну что ж, – сказал Игорь, – несколько прямолинейно, но, зато, правильно. Я пойду, переоденусь и поеду к Даше. Представляешь ма, она приехала меня проводить в аэропорт и так плакала, абсолютно беззвучно, что у меня чуть сердце не разорвалось. 

Мне сразу показалось, что она хорошая девушка, – заметила мать, – ну дай тебе Бог сынок, чтобы у тебя всё сложилось. Если ты её полюбишь, то и мы будем её любить и беречь. 

Игорь пошёл в комнату, снял форму и, переодевшись в гражданскую одежду, пополнил запас денежных знаков. Затем, выйдя в кухню увидел мать, юбнимающую отца в кабинете. Игорь вышел со двора и, поймав такси, поехал к Даше. 

Поднявшись на второй этаж и подойдя к Дашиной двери, он позвонил в дверной звонок. За дверью была тишина, он позвонил ещё раз. Тот же эффект. Мысленно себя ругнув, что предварительно не позвонил он начал спускаться вниз и, подойдя к двери подъезда, уже, собрался открыть её. Вдруг, дверь открылась и в подъезд вошла Даша, прижимая к груди какой-то свёрточек. Лицо её было без малейшего макияжа, а синие глаза были пухлыми от слёз и стали тёмно-синими. Подняв глаза и увидев Игоря, глаза её засияли, самым ярким синим цветом, который только существует в природе и, она бросилась Игорю на грудь. Игорь подхватил её и закружил, прямо тут, в подъезде, целуя её в лоб, глаза, щеки, нос, в общем куда попадал, а она счастливо смеялась и все твердила: «Вернулся, вернулся, вернулся……». Игорь, держа на руках, понёс её на второй этаж. 

Вдруг она, как будто когда–то присутствовала на встречах Игоря с мамой, вскрикнула: «Стоять! Отпусти избушку хулиган!» 

И когда Игорь, осторожно, опустил её на пол, она побежала вниз и взяла сверточек, который выронила когда бросилась к Игорю. 

А что это? – спросил Игорь. 

Я тебе это покажу позже, – сказала Даша, прижимая свёрточек к груди. Они вошли в квартиру, Игорь снял с Даши её шубку и повесил в платяной шкаф, затем, снял с неё шаль, и опомниться не успел, как раздел её почти всю и отнёс её, на руках, на диванчик. 

Сам разделся, так же, быстро и они начали целовать друг друга, как будто не виделись, по меньшей мере, год. Они с такой жадностью с таким неистовым желанием набросились друг на друга и любили друг друга так долго, что, обессилев, уснули одновременно. 

Игорь проснулся и посмотрел на часы, часы показывали, что до Нового года было четыре с половиной часа. Даша спала, лёжа на животе и уткнувшись носом в подушку.  

-Как так можно спать, – подумал Игорь, – как же она дышит? 

Он поймал губами маленькое розовое ушко и начал его целовать, Даша повернула голову, спрятав ушко в подушке, но открыла для поцелуев лоб, нос, щеку и пухлые губки. 

Игорь тут же начал покрывать поцелуями открывшиеся части лица, и тут затрепетали реснички и открылся один синий глаз, который сразу был обцелован, до второго глаза добраться было сложно, он был в подушке. В общем, такая игра продолжалась ещё минут десять и, наконец, Даша навалилась на Игоря, положила голову ему на грудь и замерла, а Игорь время от времени чмокал её в её ароматную макушку.  

Очаровательная Леди, – сказал Игорь, – до встречи Нового года осталось четыре с четвертью часа. Мне нужно ваше решение, будем ли мы его встречать вдвоём здесь, или пойдём ко мне домой. Мои родители будут рады тебя видеть. Раскрою военную тайну. У мамы есть гусь, запечённый с яблоками в духовке, очень вкусный говяжий холодец, салат оливье, печень трески, шпроты, селёдочка дунайская и т.д. и т.п. У нас тут, так же, есть какие-то продукты, из которых мы сможем что-то приготовить и встретить праздник вдвоём. Ну, что ты решаешь? Всё зависит от твоего желания. Я весь, внимание. 

Мой благородный сэр и господин, вступила в диалог Даша, – поскольку, я где-то слыхала, что мамы скучают по своим сыновьям, ничуть, не меньше, чем влюблённые женщины по своими избранникам. Я предлагаю поехать к твоим родителям и вместе с ними встретить Новый год. Этим самым мы убьём двух зайцев. Мать будет со своим блудным сыном, и влюблённая женщина будет со своим избранником. Причём, эти две женщины не будут мешать друг другу и смогут наслаждаться предметом свой любви и страсти. 

О мудрейшая! – воскликнул Игорь, – слушаюсь и повинуюсь. 

Игорь встал и пошёл к телефону. Набрав номер дома, он сообщил маме, что они с Дашей приедут на встречу Нового года к ним. Он, уже, собрался вешать трубку, как к нему подошла Даша и попросила у него трубку. Она о чём-то говорила с мамой Игоря и в конце сказала: «Хорошо Зинаида Ивановна, я всё поняла». 

– Быстро одевайся, нам ещё нужно пробежаться по магазинам. По-моему, «Пассаж» ещё открыт, – скороговоркой проговорила Даша, направляясь в ванную комнату. Пока она была в ванной, Игорь убрал постельное бельё в подвал дивана и накрыл его пледом. Даша вышла из ванной и, открыв шкаф начала одеваться. Игорь пошёл в ванную и принял контрастный душ, который его сразу взбодрил. Затем, он оделся и к тому времени, как Даша позвала его застегнуть ей змейку, сзади, на платье, он, уже, был готов. 

Даша одела светло-голубое, длинное, вечернее платье с глубоким декольте и открытыми руками, которые она прикрывала горжеткой из чернобурой серебристой лисы. На боку платья в верхней области левого бедра была серебристая роза, выполненная из какого-то серебристого материала. На ногах у неё были обуты светло-голубые замшевые туфельки на высоком каблучке с маленькими, серебристыми розочками в качестве застёжек по бокам туфелек. Волосы она убрала в высокую прическу с крупными, локонами, на мочках ушей у неё были клипсы со светло-голубыми камешками, которые красиво сверкали, когда на них попадал луч света. 

Ну, как, – спросила она у Игоря, – я тебе нравлюсь в этом наряде, – и она несколько раз прокрутилась перед Игорем. 

– Мне кажется, что тут чего-то не хватает, – наклонив голову и глядя на Дашу сказал Игорь. 

Даша, опять, встала перед зеркалом и внимательно посмотрела на себя. 

– Вроде бы все нормально, все на месте, – уверенно сказала Даша, – а что ты имеешь в виду? 

-Вот это, – сказал Игорь и, достав из кармана брошь, которую он купил Даше в Москве, приколол её к платью Даши в месте, где декольте открывало для обзора очаровательную ложбинку между прекрасных Дашиных грудей. Она взвизгнула от восторга и, кинувшись на шею Игоря, расцеловала его. 

-Тебе, действительно, понравился мой подарок к Новому году?- довольно спросил Игорь. 

А брошь пришлась к месту. При каждом, самом маленьком движении Даши, камни броши бросали на окружающих мириады бликов, и глаза Даши, рядом с брошью, сверкали не хуже тех камней. 

– Очень, очень, – ответила Даша, но всё-таки лучший мой подарок к Новому году мне сделала судьба, она подарила тебя мне. 

И вдруг, ойкнув, выбежала в прихожую, где они оставили маленький свёрточек. 

Вернувшись назад в комнату, Даша развернула свёрточек, в нём оказался очень красивый и дорогущий галстук, на синем фоне белая диагональная полоса. 

-Это тебе Игорь от меня к Новому году, – сказала Даша протягивая Игорю галстук 

– Да судьба к нам милостива и щедра, ведь и меня она одарила щедро, дав возможность любить тебя. Спасибо тебе за подарок, я очень счастлив, – ответил Игорь и продолжил, – а зачем ты хотела забежать в «Пассаж»? 

– Мы с тобой должны купить подарки к Новому году твоим родителям, – назидательно сказала Даша. 

-Тогда вперёд, – сказал Игорь, подавая Даше шубку.  

Они быстро дошли до «Пассажа» и купили маме красивую театральную сумочку, а отцу классный футляр для очков. Затем, дошли до улицы К.Маркса и взяли такси. К дому Игоря они подъехали к половине одиннадцатого.  

Дверь открылась сразу, как только Игорь нажал на кнопку звонка. Мама встретила их в красивом, тёмно-синем платье, с белым воротником. На ногах у неё были туфельки на невысоком, но очень изящном каблучке. На голове изящная прическа, открывающая красивую мамину шею, высокий лоб. Пряди седины в прическе были уложены, очень, элегантно, подчеркивая холёную белую кожу её лица. На шее у неё была нитка натурального жемчуга. Рукава её платья были длиной в три четверти руки с белыми, замысловатыми манжетами. Игорь, давно, не видел такой нарядной свою маму и приятно удивился, найдя, что она, ещё, очень красивая женщина. Рядом стоял отец в парадном мундире генерал-майора авиации. Его чёрные, крупными кольцами, волосы были причесаны назад, открывая высокий красивый лоб мыслителя. Игорь снял с Даши шубку и вместе со своим пальто повесил их в платяной шкаф. Затем они с Дашей, по очереди, поздравляли родителей. Поздравили маму и вручили ей подарок, которым, судя по выражению её глаз, она осталась довольна, затем поздравили отца и вручили ему подарок. 

Когда официальная часть была окончена, отец пригласил всех за стол. Сели они следующим порядком, Отец во главе стола, справа от отца мама, слева от отца Игорь. Рядом с Игорем Даша. За столом оставалось ещё два свободных прибора. Игорь начал гадать, кто бы это мог быть? Может сестра приедет из Киева, подумал он об одном приборе, по поводу же второго, у него не было никаких мыслей. В этот момент прозвучал звонок. 

А вот и наш недостающий гость, – сказала мама и пошла открывать. 

Через минуту в комнату вошла мама вместе со Светкой Лундиной, соседкой живущей в квартире напротив квартиры родителей. Мама её познакомила с Дашей, никак её не отрекомендовав, только сказала, что она наша соседка и очень хорошая девушка. Затем мама посадила Светку рядом с собой.  

Светка, увидев Игоря, не удержалась от замечания: «Игорёха, это ты? Ты, вроде, три дня назад уехал». 

-Такова жизнь военного, – ответил ей Игорь, – вот мы сидим все вместе, собираемся встретить Новый год, и вдруг, бац, приказ. И военный человек, не донеся рюмку до губ, должен её поставить и бежать туда, куда труба зовёт. Так рюмка и остаётся, надолго недопитой, девушка недоцелованной. В общем, всё остаётся недо. 

– Да ладно, меня пугать? – со смехом ответила Света, – вот если я встречу такого красавчика как ты, то пусть он будет хоть военным, хоть пожарником, хоть кем, все равно будет моим. 

-Бесстрашная ты женщина Светлана, – восхитился Игорь. 

-Это не я бесстрашная Игорёк, – за Светкой не ржавело, – это твоя мама бесстрашная. У меня волосы дыбом вставали, когда твоя мать рассказывала, как она с двумя детьми за отцом в такую глушь ехала, что мама не горюй и как она там жила да детей, то есть тебя и Тамарку, воспитывала. 

В этот момент отец посмотрев на часы, попросил тишины и предложил подготовиться и проводить уходящий старый год. 

Все наполнили бокалы и свои тарелочки с закусками, тогда отец произнёс тост: « Есть такая поговорка гласящая, что если вы швырнёте камень в прошлое, то будущее выстрелит по вас из пушки. Мы сейчас провожаем прожитый нами старый год, который меньше чем через час станет нашим общим прошлым. Поэтому, я предлагаю поднять бокалы за прошлое, какое бы оно не было. Это наша общая жизнь». 

Все подняли бокалы и выпили. Папин тост понравился всем. Даша, пригубив вино в бокале, повернулась к Игорю и на глазах всех поцеловала его, а потом шепнула Игорю на ухо: «Я на всю жизнь запомню этот уходящий год потому, что в нём я встретила тебя Игорь». 

Игорь, так же, не смог себя сдержать и поцеловал Дашу. Дальше застолье покатилось по накатанным рельсам. Они пили и закусывали, нахваливая кулинарные способности мамы Игоря. Затем шампанским отсалютовали Новому году, а потом отец, подойдя к старенькой радиоле, достал откуда-то пластинку со старым танго «Брызги шампанского», поставил её и, как только началась музыка, пригласил на танец маму. Все это он сделал так элегантно, что молодёжь обалдела. И отец с мамой пошли танцевать. Они танцевали классический танго, и мама так смотрела на папу, что все, без исключения, увидели огромное чувство любви мамы к отцу и, отца к маме. Своим танцем они всем сказали, что любили, любят, и будут любить друг друга всегда. 

– Игорёха, посмотри, как твои родители танцуют, – затараторила Светка, – учись и применяй. 

Игорь встал, подошёл к Даше и, поклонившись пригласил её на танец. Даша так же удивила своим танцем всех присутствующих. Она, по-видимому, обучалась бальным танцам и показала высший класс. В её танце было море огня и страсти, она как яркая тропическая бабочка, порхала вокруг Игоря. А во время последнего аккорда музыки Игорь, как бы, положил её на выставленную вперёд левую ногу и, наклонившись над ней, поцеловал её. Все были в восторге от наполненного чувствами танца, который исполнили две пары, родители и дети. Потом отец с мамой, сославшись на усталость, покинули молодёжь, сказали, что прогуляются на улице перед сном. Игорь принёс из комнаты свой магнитофон, и они устроили танцы. Игорь по очереди танцевал и с Дашей и со Светланой. 

Даша со Светланой нашли общий язык и общались без всяких признаков антагонизма. Без малого в два часа, вернулись родители и все начали собираться. Светка откланялась первая и, перейдя коридор, скрылась дома, Игорь, натанцевавшись до пота, сидел на стуле и обмахивался, где-то найденным, маминым веером. Самой крепкой оказалась Даша. Она на кухне нашла мамин передник, подняла Игоря, приказав таскать к ней на кухню грязную посуду. Перемыла всю посуду и сложила её стопочкой на кухонном столе. Затем, тарелки и судочки с закусками накрыла чистыми тарелочками и убрала в холодильник. Напоследок, сняла со стола скатерть и, выйдя на улицу, вытряхнула её. За это получила выговор от Игоря. Он пожурил её за то, что она выскочила на улицу без верхней одежды. Затем спросила у Игоря, где в доме веник и совочек для мусора и когда Игорь признался, что не знает где мама это держит, каким – то непонятным методом женской дедукции вычислила это место, подмела в комнате.  

Когда окончила все эти работы, критически оглядела сделанное и сказала, снимая и вешая на крючочек передник: «Не отлично, но маме завтра будет легче, а это плюс». 

Затем подошла к Игорю, обняла его и, поцеловав, сказала: «Пойдём домой, дорогой!» Игорь обнял Дашу за плечи, и они вышли в прихожую, где он помог Даше одеться. Игорь любовался Дашей, когда она одевалась. Даже он, физически выносливый человек, офицер спецназа, чувствовал некоторую усталость, а Даша была свежа, как будто и не было всего этого дня. Они вышли из квартиры закрыли дверь и спустились на улицу. 

На улице жизнь кипела, как будто, сейчас, было не три часа ночи, а три час дня. Людей на улице много, все при встрече поздравляют друг друга, машин на дорогах нет, трамваи не ходят, троллейбусы стоят. Даша обхватила руками левую руку Игоря, прижалась к ней грудью, и они пошли в сторону Тираспольской площади. Рука Игоря была так горяча, что Даша чувствовала его тепло через все свои одёжки и, аж, мурлыкала от удовольствия, как кошка на завалинке русской печи.  

Когда они пришли в Дашин дом, она, войдя в свою комнату, упала спиной на диван, и, подняв руки вверх, задремала. Игорь, чтобы не потревожить её сон, начал аккуратно её раздевать. Он, даже, в лучших мечтах не представлял себе, какое он получит удовольствие от этого процесса. Её тело во сне стало очень мягким и податливым, и Игорь, поворачивая это прекрасное тело, получал эстетическое наслаждение от его совершенства. Он аккуратно снял с неё шапку и шубку, затем, взяв её изящные ступни в руки, снял её туфельки. Дальше, он нашёл резинку её колготок на поясе под платьем и, аккуратно, стянул тончайшие черные колготки, поцеловав верхнюю часть каждой её ступни. Затем нужно было снять платье. Игорь повернул Дашу на один, а потом на второй бок и заметил змейку, вшитую в левый бок платья. Он расстегнул эту змейку и задумался. Он должен был решить, как стягивать платье. То ли через голову, то ли через другую часть тела Даши. Но размеры этой другой части тела Даши убедили его, что платье нужно стаскивать через голову. Он, тихонько, ощупал причёску Даши, нашёл несколько шпилек и, вытащив их, положил на прикроватную тумбочку. Потом, очень осторожно начал поднимать платье Даши к верху. Он поднимал подол, сперва, с одного бока, потом с другого, но когда увидал кружевное, черное, красивейшее Дашино бельё, её бёдра, покрытые бело-мраморной, нежной, как бархат кожей, так возбудился, что ему потребовался перерыв, чтобы успокоиться. Он пошел на кухню, открыл бутылку минеральной воды и выпил стакан. Когда он вернулся, Даша лежала на правом боку, сложив перед собой руки. Игорь, тихонько, развернул её опять на спину и, поворачивая её с боку на бок, всё-таки, стащил с неё платье. Повесив его на спинку стула, Игорь приподнял одну половинку дивана и вытащил из его подвала махровую простыню, одеяло и две подушки. Перекатив Дашу на одну половину дивана, он застелил другую, потом перекатил Дашу на вторую половину, полностью застелил диван, подложил Даше под голову подушку, укрыл её одеялом. 

Даша улыбнулась, что-то сказала во сне и крепко уснула. Игорь собирался пойти в туалет, а потом, как бы вспомнив что-то, откинул одеяло. Даша лежала на правом боку, сложив перед собой руки. Это, наверное, была любимая её поза. Игорь аккуратно расстегнул крючки на застёжке бюстгальтера и, пропустив её руки через лямочки, вытащил его. Даша, как будто специально, повернулась на спину, выставив свою, совершеннейшей формы, грудь. Розовые её соски радостно прицелились в Игоря и он, не выдержав, поцеловал каждый, от чего они выросли прямо во рту Игоря. Даша, опять, что-то сквозь сон сказала непонятное и повернулась на левый бок. Игорь укрыл её одеялом и пошёл в душ. Выйдя из ванной комнаты, Игорь лёг рядом с Дашей, которая тут же обняла его и, прижавшись, задышала ровно. Игорь посмотрел на стенные часы, которые показывали половину пятого. Игорь потянулся и тут же заснул, как в омут провалился. 

Проснулись они около двух часов дня. Пока Игорь находился в ванной комнате, Даша приготовила завтрак и они сели за стол. На кухне приятно пахло кофе, Даша была в легком халатике и спокойно хлопотала у кухонного столика. И под впечатлением всего этого, у Игоря созрело решение, ещё раз, поговорить с Дашей об их свадьбе. 

Даша пообещала, что они обсудят этот вопрос после завтрака. Но под конец завтрака, когда Даша стала у мойки чтобы помыть посуду, прозвучал звонок телефона. Даше звонили её родители, поздравив Дашу с Новым годом, они предупредили, что третьего прилетают в Одессу. Самолет прибудет в Одесский аэропорт, почти, к трём часам дня и Даша сказала Игорю, что поедет встречать родителей. Игорь предложил поехать вместе с ней, Даша, с благодарностью, согласилась. И только Даша положила трубку, как опять раздался звонок. Это звонила мама Игоря. Она так же поздравила Дашу с Новым годом и пригласила их к четырём часам на обед. Даша поблагодарила, сказала, что они с Игорем обязательно придут, и хотела передать Игорю трубку, но мама уже отключилась. Даша закончила мыть посуду и сказала, что пошла в спальню, одеваться. Игорь хотел увязаться за ней с, вполне, определёнными намерениями, но она попросила отпуск до вечера. Игорь, хоть и хотел сильно, скрипя зубами, согласился. Даша увидев, как помрачнел Игорь, подошла к нему и, прижавшись поцеловала и тихо спросила: «Игорёчек, я тебе нужна, только, на несколько дней, или на всю жизнь? Если на всю жизнь то, пожалуйста, дай мне возможность отдохнуть. Ты меня, совсем, замучил. Я не возражаю, душой я за, но моё тело не выдерживает твоего напора. Мне нужно время, чтобы привыкнуть к тебе. Не сердись, любимый». Игорь, сразу, повеселел и, поцеловав её, так же, отправился одеваться. Минут через двадцать они были готовы. Даша надела темно-синий брючный костюм в голубую продольную полоску, черные модельные ботиночки на высоком каблуке, под пиджаком у неё была голубая блузка с большим воротником и рюшками на груди. Сверху её песцовая шубка и басмаческая шапка. Игорь, надевая пальто, так же, подошёл к зеркалу, Даша стала рядом с ним. Несмотря на высоченные каблуки её ботиночек, она всё равно была на пол головы ниже Игоря. 

Какая красота, тра-та-та, тра-та-та, – напевала она, крутясь около зеркала, – я, теперь, могу надеть каблуки любой высоты. Игорь улыбнулся и подумал, как всё-таки хитро устроены женщины и сколько всяких условностей они должны соблюдать. Затем Даша взяла его под руку, и они вышли из квартиры. Даша держала Игоря под руку и гордо вышагивала рядом. Вообще, сказать о походке Даши – гордо, это ничего не сказать. Походка у Даши была изумительной. Когда она шла, то создавалось впечатление, что всё тело Даши подчиняется какому-то неизвестному ритму. Каждая часть её тела производила только ей присущие движения, а вместе, все тело ритмично и соблазнительно пританцовывало в этом танце красоты, молодости и здоровья. Игорь, потом, всю жизнь считал, что, только, Даша так умела ходить, но, однажды, посмотрел американский фильм «В джазе только девушки.» и увидал Дашину походку в исполнении американской звезды Мерлин Монро, когда героиня этой великой актрисы шла с чемоданом по перрону в узкой юбке. Режиссер, снявший этот фильм и сделавший акцент на походке женщины, был гениален. Игорь, всегда, любил смотреть на Дашину походку. Так как было первое января, и на улицах полно гуляющего народа, Игорь, неоднократно, ловил взгляды мужиков, пускающих слюни, при виде Дашиной походки. Даша, судя по её улыбке, знала это, и улыбка удовольствия расцветала на её лице, при таких взглядах мужиков. 

А она кокетка, – подумал Игорь.  

И, словно, прочтя его мысли, Даша обхватила своими руками левую руку Игоря, прижалась к ней грудью и, подняв лицо вверх, вытянула свои пухлые губки к Игорю, который их в тот же момент поцеловал. 

Они прекрасно прогулялись и к назначенному времени были у родителей Игоря. Обед, как всегда прошел весело, но перед началом обеда, отец с мамой извинившись, что Игорь и Даша вчера их застали врасплох в отношении подарков, сегодня исправляют ситуацию. И отец преподнёс Даше гранатовый браслет, чрезвычайно изящное ювелирное изделие из серебра с вкраплёнными в него тёмно-бордовыми рубинами, как зёрна перезревшего граната. Даша поблагодарила родителей и, попросив разрешения, расцеловала их. А затем надела на руку браслет. Он, удивительно гармонично, подошёл к её наряду и, когда она делала движение рукой, сверкал и испускал красные блики по сторонам. Затем мама преподнесла Игорю в подарок к Новому году Командирские часы, предмет давней мечты Игоря. Пробыли они у родителей часа два и потом откланялись. Так как отец с мамой кофе не пили, они зашли в бар «Красный» к Аркадию, который угостил их прекрасным «Арабико» сваренным в турках. Игорь думал, что у Аркадия будет безлюдно, оказалось всё с точностью до, наоборот. Подвыпивший народ заходил в бар, поздравлял присутствующих и, жадно приводил себя в порядок крепким кофе. Посидев около часа и ответив на поздравления кучи народа, Игорь с Дашей направились к ней домой. Там они договорились больше никуда не ходить, провести время до приезда Дашиных родителей только вдвоём.  

Так они и сделали. Игорь, валяясь на диване, смотрел телевизор, затем Даша попросила его посмотреть настольную лампу, она, почему-то, прекратила работать. Игорь починил лампу, затем ему вручили утюг, Игорь справился и с ним, затем вставил отвалившуюся электрическую розетку. А Даша что-то шила, готовила на кухне. Игорь был готов перечинить всё, что есть у Даши, даже если оно всё исправно, за те сладкие перерывы между работой, когда они с Дашей любили друг друга. Короче, время до прилёта самолёта с Дашиными родителями, сокращалось как шагреневая кожа, незаметно и неотвратимо. 

И вот они с Дашей в аэропорту, только, что диктор объявила о посадке рейса Москва-Одесса, и они стояли у дверей, через которые выходили пассажиры, получившие свой багаж. Даша привставала на цыпочки и беспрестанно крутила головой. Вдруг она ойкнула и устремилась к дверям. Через них только вышла пара, мужчина и женщина. Обоим было лет по сорок, так на первый взгляд определил Игорь, потом, присмотревшись он увидел, что женщина моложе лет на семь, восемь. Роста они были почти одинакового, на взгляд Игоря, женщина была выше сантиметра на два , три, а быть может это казалось из-за высокой её шапки. Одеты они были, очень, хорошо, по тем временам, на нём было ратиновое пальто, пыжиковая шапка, хорошие туфли. На ней длинная норковая шуба, кожаные сапожки с высокими голенищами, высокая норковая шапка. Через плечо была перекинута бордовая шаль. В руках у отца Даши был, средних размеров, импортный чемодан на колёсиках с выдвижной ручкой, что, в то время, говорило о статусе этой пары. А он, судя по холёным лицам обоих, был довольно высок. 

Даша, подбежав к родителям с визгом кинулась на грудь к отцу, затем обняла маму и, поцеловав её что-то ей начала шептать. Мамины брови поползли вверх и, изобразив на лбу две арки, так и остались в этом положении. Даша, взяв родителей за руки и подвела их к Игорю. 

– Знакомьтесь, – без всякого смущения представила она Игоря им и их Игорю, – это Игорь, мой жених. 

У Игоря от неожиданности отвалилась челюсть. 

-Игорь Громов, – протянул он руку отцу. 

– Эдуард Сергеевич Малышев, – пожал Игорю руку отец Даши. 

– Эльвира Анатольевна, – протянув руку для поцелуя, представилась мама. 

Игорь наклонился, поцеловал будущей тёще руку и отметил, про себя, что кожа на руке мамы Даши такая же бархатистая, как и у Даши, а вслух произнёс: «Мне очень приятно, Эльвира Анатольевна, познакомиться с вами и Эдуардом Сергеевичем. Очень рад знакомству с родителями моей невесты. Прошу пройти в машину».  

Игорь повел их к черной «Волге» отца, которую он выпросил у него, объяснив свою просьбу высоким статусом людей, которых он обещал встретить. Отец, без второго слова, дал Игорю ключи. Машина стояла на стоянке у аэропорта. Игорь довел Дашиных родителей до машины, открыл заднюю дверцу и подал руку Эльвире Анатольевне, вслед за мамой туда нырнула Даша. Игорь посмотрел на Дашиного отца и увидел, что он захлопнул заднюю дверцу и направился к пассажирской передней дверце. Игорь опередил его и открыл перед ним дверцу. Затем сел сам на место водителя и, запустив двигатель, выехал со стоянки. Когда-то одна из его бывших девушек ездившая с ним на «Каролино-Бугаз» сказала, что Игорь ездит так хорошо и естественно, как дышит. И в этот раз Игорь не ударил в грязь лицом, он так плавно и быстро довёз родителей Даши, что её отец, выходя из машины, заметил: «Я не знаю Игорь, кто вы по специальности, но водите автомобиль, просто, великолепно». 

-Благодарю Вас Эдуард Сергеевич, мне это приятно слышать, – весело ответил Игорь, вытаскивая из багажника чемодан. Он лихо хлопнул крышкой багажника, закрыл его на замок и, вытянув ручку из чемодана, покатил его к подъезду дома Даши. Даша с родителями шли сзади. Игорь, как бы играясь, поднял чемодан на второй этаж и ждал Дашу и её родителей. Даша открыла двери и, все вошли в коридор. Игорь поставил чемодан у тумбочки с телефоном и принял шубу у Эльвиры Анатольевны, повесив её, по-хозяйски, в платяной шкаф, он поухаживал за Дашей. И её шубка, устроенная на плечики так же оказалась в шкафу. Затем, он уступил место Эдуарду Сергеевичу, чем дал ему возможность раздеться и повесить свою верхнюю одежду в шкаф. Сам же он не раздевался, ожидал приглашения от родителей Даши. Это был его своеобразный тест на культуру будущих родственников. Даша быстро достала родителям откуда-то их тапочки, и пока женщины снимали сапоги и надевали тапочки вместе с отцом, Игорь, молча, стоял у дверей. 

Эдуард Сергеевич, одев тапочки, направился в комнату. То же хотела сделать и Эльвира Анатольевна, но в последний момент увидев, что Игорь не раздевается, а стоит у дверей и, посмотрев как её муж пошёл в комнату, она что-то сообразила и, покраснев сказала Игорю: «Ну, что же вы Игорь не раздеваетесь? Раздевайтесь и проходите, милости просим». 

– Благодарю вас Эльвира Анатольевна. С удовольствием, только прошу меня простить, тапочек на меня в доме нет. Мы с Дашей не успели их приобрести, – сказал Игорь, а сам подумал, что Эльвира более воспитана, чем его будущий тесть. 

Игорь скинул пальто и прошёл на кухню, где они с Дашей перед отъездом в аэропорт накрыли неплохой стол. На нём были шпроты, печень трески, сырокопчёная колбаска, четыре куска гуся с яблоками, тарелочка холодца. На столе стояли бутылка коньяка, бутылка шампанского три бутылки боржоми. Даша сервировала стол на четверых. Мама, войдя на кухню, ахнула и стала расспрашивать, откуда это, откуда то. Даша сказала, что гуся и холодец передала мама Игоря с поздравлениями к Новому году, остальное, они купили с Игорем и приготовили к встрече с ними. 

В этот момент вошел отец Даши и, увидев накрытый стол, присвистнул от удивления. 

-Я вижу, что Игорь, очень, положительно на тебя влияет. Ну, что ж это хорошо. Приглашай к столу, дочь – высказал её отец своё отношение к ситуации. 

Все расселись за столом. Игорь открыл шампанское и начал наливать его в бокалы дам. Отец Даши открыл коньяк и хотел налить Игорю, но тот отрицательно замотал головой, показав жестами, что он за рулём. Даша подняла бокал и поздравила родителей с Новым годом, все выпили и начали кушать. Дашиным родителям очень понравился гусь, приготовленный мамой Игоря и холодец. Эльвира Анатольевна пообещала, при встрече, с мамой Игоря обязательно взять рецепт приготовления гуся и холодца. Когда они утолили первый голод, в котором призналась мама Даши, когда рассказала, что они не стали обедать у приятелей, надеялись перекусить во Внуково, но, к сожалению, вид закусок, который им предложили во Внуково, не внушил им доверия. 

Затем начался вечер вопросов и ответов. Родителей Даши интересовало кто такой Игорь, кто его родители, где он работает, где живёт, что собирается делать дальше, и самое главное, когда они собираются пожениться с Дашей. На каждый вопрос родителей Даши Игорь отвечал обстоятельно. Он им рассказал, что он офицер, старший лейтенант, инженер механик по авиационной технике, служит в инженерных войсках под Москвой, живет в офицерском общежитии ещё с тремя офицерами, его коллегами. После этих слов Игоря, настроение отца Даши, явно, ухудшилось.  

Когда он рассказывал о родителях, то сказал, что его отец генерал-майор авиации, был начальником штаба воздушной армии после того, как, по возрасту, ему врачи запретили летать. Что касается сроков женитьбы, то они зависят, в целом, от Даши. Он готов, хоть, сейчас, но Даше ещё год учиться в институте. И если они поженятся сейчас, а судьба Игоря зависит от приказа, поступит приказ о переводе его куда-нибудь к чёрту на куличики, Игорь обязан будет ехать, а вместе с ним его жена. Тогда Даша не окончит институт, а это будет неправильно. Но если, всё-таки, Даша захочет замуж сейчас, то он, как военнослужащий, имеет право зарегистрировать брак в течение трёх дней. 

Игорь многое не мог говорить, иногда, специально, сгущал краски и добился того, что родители Даши, явно, повесили носы. Их будущий зять им виделся бедным и бесперспективным. 

Окончив обед, Игорь поблагодарил и попросил разрешения откланяться. Он решил, чтобы Даша побыла с родителями и выслушала всё, что ей родители выскажут по поводу его. А то, что они ничего хорошего по его поводу ей не скажут, он был уверен. Получив разрешение, он вышел одеваться, Даша вышла с ним. Она стояла, рядом, потупив голову и раздувая ноздри. Игорь привлек её к себе и поцеловал в губы крепко и сладко. Потом, погладил её по голове, ещё раз прижал к себе её всем телом и, вышел из квартиры. 

Спустившись вниз, он сел в машину и запустив двигатель, начал прогревать его. 

Пока «Волга» урчала на малых оборотах, он думал о Даше. 

Выдержит ли она наезд на неё родителей, которые будут говорить, что то, о чём они её просят, это для её же блага. Они будут её пугать жизнью в грязи в каком-нибудь отдалённом гарнизоне, постоянной пьянкой офицеров и отсутствием культурной жизни. Они будут говорить, что она никогда не сможет надеть туфельки на высоком каблучке, так как утонет в грязи. И ещё много аргументов в пользу разрыва с Игорем выскажут родители Даше. Именно сейчас, наступает момент истины для Игоря. Если Даша выдержит всё это и не изменит своего намерения выйти замуж за Игоря, то Игорь сорвал самый крупный выигрыш в этой игре с жизнью.  

Игорь бросил взгляд на щиток приборов, увидел, что двигатель прогрелся, почти, до восьмидесяти градусов. Он включил передачу и собрался тронуться с места, но в этот момент открылась рядом с ним дверца и Даша легко скользнула в машину. 

– Игорёчек, – сказала Даша сквозь слёзы, – они меня не понимают. Как они не могут понять, что мне, абсолютно, всё равно где я буду жить, что я буду одевать, чем я буду заниматься, если я буду с тобой. Мне главное, знать и чувствовать, что ты рядом, что ты придёшь и меня поцелуешь, что ты будешь обо мне заботиться, а я буду заботиться о тебе, что мы, всегда, будем вместе. 

Игорь молча привлёк Дашу к себе и начал её целовать и поглаживать её вздрагивающие от рыданий плечи. И прохожие, с удивлением, смотрели на стоящую машину, в которой, обнявшись, сидело два любящих друг друга человека. 

– Ну что, любимая, успокоилась, – вытирая платком её слёзы, спросил Игорь, – ну тогда поехали. 

– А ты возьмёшь меня к себе, – глядя на Игоря блестящими от слёз синими глазами, спросила Даша, – я не хочу возвращаться домой.  

– Конечно, возьму, я здесь до пятого января, а ты когда собираешься ехать? – спросил Игорь. 

– Мне десятого нужно приступить к занятиям, поэтому я вылечу девятого, – посчитала Даша. 

– А я тебя, девятого встречу в Москве, к этому времени сниму какое-нибудь жильё, где мы с тобой сможем жить, – начал строить планы Игорь, – там же, в Москве устроим помолвку, на которую ты позовёшь своих подруг, а я своих друзей и сослуживцев. 

– Я тебя обожаю, ты самый лучший мужчина в этом мире, – захлопала в ладоши Даша. 

Они подъехали к дому Игоря, заехали во двор и поставили машину в гараж. Затем направились в квартиру. Игорь, на этот раз взял ключи и открыв дверь крикнул: «Мама, папа, это мы я и Даша. Мы уже дома» 

– Очень приятно, что вы дома, – сказала, выходя из кухни, мама, – кушать хотите? 

– Нет, спасибо мама, – хором ответили и Игорь и Даша. 

-Пожалуйста, дети, – ответила ошеломлённая мать. 

-Папа дома? – поинтересовался Игорь. 

– У себя в кабинете, – ответила мать, подозрительно глядя на Игоря. 

– Идём к нему, – пригласил её Игорь, и они вместе вошли в кабинет к отцу. 

Отец что-то писал сидя за письменным столом. Увидев целую делегацию в своём кабинете, удивлённо приподнял брови и молча ждал, когда все рассядутся.  

В общем, такая история папа, – начал Игорь, – мы сегодня встретили родителей Даши, которые прилетели от своих друзей из Москвы. Познакомились. Даша представила меня своим родителям как своего жениха. Даша приготовила и накрыла стол к их приезду. Мы сели, и они начали меня расспрашивать о том, кто я да где живу и что планирую. Я им всё, честно, ответил, судя по выражению их лиц, им такой зять не подошёл. Чтобы не расстраиваться, я решил откланяться, подумал, что если они переубедят Дашу и заставят её порвать со мной, это будет для меня трагедия. Но главное, чтобы Даша, сама, приняла это решение. Я сел в машину и пока прогревал двигатель, Даша приняла решение, что ей абсолютно всё равно где она будет жить, где работать и, что там носить. Для неё главное, чтобы мы были вместе всегда, и она попросила, чтобы я забрал её от её родителей к себе. 

Папа, я очень люблю Дашу, для меня нет женщины лучше, чем она, я женюсь на ней через год, когда она окончит свой институт. А сейчас, я прошу тебя разрешить нам пожить здесь в твоей квартире, пока мы не разъедемся, я пятого на службу, она девятого в институт. В Москве я сниму нам какое-нибудь жильё, и мы обручимся с Дашей. 

Отец помолчал минут пять, а потом спросил у Даши: «Это, правда, что мне сейчас сказал Игорь, я ему доверяю, но быть может, в каких-то деталях он напутал?» 

– Дмитрий Лаврентьевич! Игорь сказал вам правду, и нигде, ни в каких деталях не напутал. Я действительно люблю вашего сына и мне абсолютно всё равно, где мы с ним будем, главное чтобы мы были вместе. 

-Отец встал, подошёл к Даше, обнял её и сказал: «Добро пожаловать в свой дом дочка. Совет вам да любовь». 

Затем отец подвел Дашу к телефону и дав ей трубку сказал: «А сейчас дочка, позвони своим родителям и сообщи им о принятом тобой решении. Сообщи наш адрес и номер нашего телефона, чтобы они, всегда, имели возможность позвонить тебе или навестить тебя. 

Даша взяла телефон и, набрав номер, сообщила матери о принятом ею решении. Она сказала, чтобы мама записала адрес и номер телефона родителей Игоря, где она будет жить, до отъезда в Москву. Далее она сообщила, что родители Игоря не против того, чтобы вы могли позвонить мне в любое удобное для вас время, либо навестить меня. 

Ещё несколько минут она слушала, что ей говорила мать, затем, тихо, положила трубку на рычаг телефона. 

К Даше подошла мама Игоря и сказала: «Не расстраивайся, дочка. Все мы рано или поздно, так или иначе, уходим от своих родителей к своим мужьям. И это нормально, а сейчас, идём со мной в вашу с Игорем комнату, и обсудим некоторые женские дела, о которых мужчинам знать, совсем, необязательно. 

Эти пару дней до отъезда Игоря и были самым настоящим медовым месяцем потому, что после того, как Игорь и Даша расписались, служба Игоря не подарила им медового месяца, руководство смогло выделить только три дня из которых каждый день он до обеда находился на работе, участвовал вместе с аналитиками в разработке, очень, ответственной операции. Зато эти пару дней они были представлены сами себе, родители понимали это и старались их не беспокоить. С огромным тактом и деликатностью обращались родители Игоря с Дашей, и она полюбила стариков Игоря и старалась, где можно, помочь маме Игоря, перевести с Французского или Испанского языка какую-нибудь фразу для отца Игоря. Как оказалось, она прекрасно знала Английский, Французский и Испанский языки и очень была удивлена, когда Игорь поправил её в стилистике построения одной английской фразы, и после жаркого спора с ней доказал, что он прав.  

– Неужели в военном училище изучают так досконально иностранные языки? – недоумевала она. 

-Нет, но я занимался самообразованием, – скромно ответил Игорь. 

– И вот наступил день отлёта Игоря в Москву. Они, всей семьёй, пообедали на два часа раньше, чем обычно потому, что самолёт Игоря был в четырнадцать сорок. Отец дал Игорю телефон своего друга, который работал военным атташе в Норвегии, и его квартира пустовала. Отец с ним по телефону обо всём договорился, он разрешает Игорю с Дашей пожить в своей квартире с условием, что они будут оплачивать за квартиру и коммунальные услуги, свет, телефон, газ и т.д. 

– И, ещё, Иван Петрович просил, чтобы особенно не буйствовали в его хате, он сам был молодым офицером и хорошо помнит, что такое дружеские попойки молодых офицеров, – строго глядя в глаза Игорю, напутствовал отец. Я за тебя поручился, сказал, что у тебя молодая и, очень, красивая жена. Поэтому у тебя, просто, не будет времени на дружеские попойки. Дашенька, ведь я прав? 

– Конечно, вы правы Дмитрий Лаврентьевич, – сказала Даша, а потом густо покраснела, когда до неё дошёл потаённый смысл сказанной отцом фразы. 

Затем, они встали, Игорь с Дашей оделись, потому, что Даша ехала вместе с ним в аэропорт. Предварительно, Игорь взял с неё торжественное обещание, что она не будет беззвучно плакать при расставании. Отец предложил присесть на дорожку. Посидев минутку, Игорь расцеловал маму, отца и с Дашей вышел из дома. Они остановили около дома такси и через минут двадцать были в аэропорту. Буквально, сразу после их прибытия объявили регистрацию билетов и оформление багажа. Когда они стояли в очереди к стойке оформления Даша держалась, но чем больше сокращалась очередь, тем больше она отворачивалась от Игоря, пытаясь скрыть набегающие на глаза жемчужинки слёз. Перед самой стойкой она уткнулась лицом в грудь Игоря и слезы покатились непрекращающимся ручейком. Игорь, задрав полу шинели, залез в карман брюк и достав платок вручил его Даше, так же, он дал ей двадцать пять, потом подумал и добавил ещё сто рублей. 

– Поскольку ты, теперь, самостоятельная девочка у тебя должны быть деньги. На билет в Москву и четыре дня жизни здесь тебе должно хватить, – деловым тоном начал Игорь, – в Москве я тебя встречу, позвонишь из дома по экстренному номеру телефона, который я оставил тебе и папе, и сообщишь номер рейса. За это время я подготовлю квартиру к твоему приезду и, встретив тебя, мы туда вселимся. У Даши слёзы высохли, хотя, глаза, ещё, предательски поблескивали. 

Зарегистрировавшись Игорь обнял Дашу, крепко её поцеловал и, повернувшись, пошёл в отстойник где томились все пассажиры этого рейса. 

Самолет вылетел, точно, в срок и, спустя два часа с небольшим, Игорь докладывал дежурному офицеру о прибытии из отпуска. До конца суток из отпуска прибыла вся его группа. К Игорю в комнату зашел Лапочка, затем Хохотун и Игорь им признался, что влюбился и на следующей неделе состоится обручение, на котором обязательно присутствие всей группы. 

На следующий день при встрече с куратором их группы полковником Гориным Игорь доложил ему, что собирается обручиться со студенткой пятого курса МОЛМИ Малышевой Дарьей Эдуардовной, 1950-го года рождения. А после окончания ею института, жениться на ней. В этой связи его отец договорился со своим другом военным атташе в Норвегии, что Игорь со своей невестой будет проживать в его квартире расположенной в Москве в районе Кутузовского проспекта. Поэтому, Игорь просит разрешения обручиться с вышеуказанной гражданкой и проживать с ней совместно по указанному адресу, а не в расположении части. 

Полковник обещал в течение суток доложить руководству об этом и через сутки сообщить Игорю решение руководства ГРУ. 

Через сутки полковник Горин сообщил, что руководство ГРУ дало добро на его проживание по указанному им адресу совместно с указанной им гражданкой. Распорядок и режим дальнейшей службы согласовать с полковником Гориным. 

Игорь радостно поблагодарил полковника и связался с другом отца. Иван Петрович рассказал к кому ему обратиться, чтобы получить ключи от квартиры, предупредил, что из трёх комнат одна закрыта, и он попросил её не открывать. Если он будет в Москве в командировке или приедет в отпуск, он будет жить в этой комнате. Он надеется, что в таком случае не стеснит их. Игорь поблагодарил Ивана Петровича, заверил его, что с квартирой всё будет в порядке и они с женой, всегда, будут рады видеть его и постараются сделать его пребывание в Москве, как можно, более приятным. Игорь взял разрешение у куратора и съездил за ключами. Женщина, которая передала ключи Игорю, сказала что ей звонил хозяин квартиры и она в курсе дела. Квартира находилась на втором этаже нового дома в самом престижном, в то время, районе Москвы. Она состояла из трёх комнат, кухни, ванной комнаты, прихожей и холла. Две комнаты были по двадцать квадратных метров. Третья, закрытая на внутренний замок, шестнадцать квадратных метров. Большая кухня имела, так же, шестнадцать метров квадратных. Прихожая – метров девять и холл – метров двенадцать. Как рассказал Игорю его отец, Иван Петрович два года назад похоронил свою жену, его взрослые сыновья были военными, один служил на тихоокеанском флоте и был капитаном второго ранга. Второй сын, младший, служил в группе советских войск в Германии в звании майора. Судя по мебели, комнаты функционально предназначались под спальню, столовую она же гостиная и кабинет с библиотекой. Спальней хозяев была закрытая комната, столовая и у них будет столовой, а спальней для них с Дашей будет служить хозяйский кабинет с библиотекой. Тем более там стоял широкий диван- кровать с большим подвалом для постельного белья, письменный стол с настольной лампой под зелёным абажуром, вдоль всех стен шкафы и книжные полки с книгами. Скользнув взглядом по корешкам книг, он увидел, что книги были очень хорошие, библиотека была подобрана со вкусом. Кухня была большой и укомплектована посудой, Игорю нужно было купить продукты на первое время к приезду Даши, потом она сама будет хозяйничать. Игорь прикинул и записал всё, что ему нужно купить к приезду Даши. Список получился внушительный. Он включал в себя бельё постельное, одеяло, подушки, наволочки на них, утюг, который, наверное, есть, но Игорь его не нашёл. В холе стоял холодильник и большой журнальный столик. За таким столиком свободно усядутся десять человек и тесно им не будет. В холле был так же комод, на котором стоял, редкий в то время в СССР, японский телевизор. Вдоль всей стены холла стоял диван кровать. В прихожей стоял двустворчатый шкаф для верхней одежды и специальный шкафчик для обуви. В шкафу была полка для головных уборов. 

В общем, сделав разведку и определившись, Игорь направился по магазинам и благодаря помощи двух молоденьких продавщиц, которые услыхав, что Игорь получил квартиру, готовы были помочь Игорю не только купить но и постелить это бельё. Когда всё купленное они ему упаковали в две огромные сумки, Игорь поцеловал каждой ручку и, взяв эти сумки, вышел из магазина. Девчушки, ещё, долго провожали его глазами и грустно вздыхали. Затащив тяжелые сумки домой, хорошо, что в доме работает лифт, Игорь направился за продуктами. Потратив почти все свои деньги, он накупил разнообразных продуктов, которые можно было купить, в то время, только в Москве. 

Вернувшись в квартиру, он загрузил холодильник и включил его. Холодильник бархатно и довольно заурчал. Ещё раз, обойдя и оглядев квартиру, довольный результатами своего труда, Игорь поехал в расположение своей части. По дороге к автобусной остановке, вспомнив Дашу, он так задумался, что не поприветствовал комендантский патруль. Слава Богу, начальник патруля оказался нормальным человеком. 

Он прочёл Игорю мораль и отпустил восвояси без последствий. Я рассказываю обо всём этом так подробно потому, что комендантский патруль в Москве обладал огромными полномочиями. Он мог задержать, даже, генерала, если у того было нарушение формы одежды либо он не отдал честь патрулю. После задержания наступали жесточайшие последствия, вплоть до понижения в звании. Комендантом города Москвы был в то время генерал лейтенант, и он мог зайти к задержанному генералу в камеру и ругать того, как мальчишку, что уже говорить о задержанных офицерах со званием ниже генерала. Поэтому Игорь, облегчённо вздохнув, сел в автобус и спустя минут сорок был в расположении. Доложив дежурному офицеру о прибытии и о задержании его патрулём, но без последствий, чему дежурный офицер, несказанно, удивился. Игорь зашёл к Хохотуну и рассказал о своих хлопотах. 

То ли ещё будет, – протянул смеясь, Хохотун. 

Да ну тебя, – махнул рукой Игорь и пошёл к себе. 

На следующий день группа занималась согласно расписанию занятий, куда входили физподготовка, единоборства, стрельбы, преодоление полосы препятствий и ещё много дисциплин, знание которых разведчик должен оттачивать постоянно. После обеда Игоря вызвал к себе дежурный офицер. Когда Игорь зашёл в дежурку ему офицер дал телефонную трубку. 

Любимый это ты! – кричала в трубку Даша, – какие у вас в части ужасные строгости, пока тебя позвали к телефону, тот зануда, который снял трубку, мне всю душу вымотал. Да кто звонит, да зачем, а кем вы ему приходитесь, настоящий зануда. 

Дашенька, – покосившись на дежурного офицера, старался Игорь оправдать его, – он вовсе не зануда, а отличный человек. Это виноваты инструкции, написанные ещё Генералиссимусом Суворовым,. Они и предписывают задавать подобные вопросы. (Дежурный офицер прижал руку к сердцу и поблагодарил наклоном головы, Игоря за защиту) 

Ну ладно, – продолжала Даша, – в армии все не так, как у нормальных людей. Мне это ещё мама говорила. Родной, я вылетаю завтра тем же рейсом, которым летел ты. Встречай. Целую тебя. Привет генералиссимусу Суворову. 

Игорь отдал трубку дежурному офицеру, поблагодарил его и абсолютно, машинально сказал: «Вам привет». 

У офицера кончались сутки его дежурства, поэтому он, так же, как Игорь, абсолютно на автомате, ответил: «От кого?» 

Они посмотрели друг на друга и, поняв абсурдность ситуации, расхохотались.  

Завтра была пятница. Игорь пошёл в кабинет к куратору и доложил, что завтра встречает свою невесту. Куратор дал ему отпуск для устройства на новом месте жительства до понедельника и записал для себя адрес и телефон места проживания Игоря. Теперь, Игорь, как и все офицеры, не проживающие в месте расположения части, появится в специальном списке. По его номеру телефона, в случае тревоги, будет звонить дежурный офицер, либо посыльной будет бежать к нему домой по адресу указанному в этом списке, в случае отсутствия связи. 

Игорь, даже во сне, не мог себе представить, что он так сильно соскучится по Даше, за каких-то, три дня. Ночь он провёл в пол глаза, весь был в предвкушении завтрашнего её прилёта. Ещё раз приехал на квартиру, купил очень дорогой букет цветов и поставил их в холле в вазу, походил по квартире, потом взял цветок и поехал во Внуково. Приехал за два часа до прилёта Дашиного рейса, и эти два часа тянулись как резина. Он вспомнил народную поговорку о том, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять и согласился с этой поговоркой на все сто процентов. Наконец диктор объявил о приземлении борта из Одессы. Игорь кинулся в место высадки пассажиров и, ещё, двадцать минут его трясло от нетерпения, пока, он не увидел сияния синих глаз на милом лице Даши. Он кинулся ей навстречу и они, обнявшись, замерли. Игорь почувствовал, как спокойствие вливается в него широкой рекой от Даши. Он отстранился, посмотрел в её глаза и начал целовать её всю, куда, только, мог достать. Она обмякла под его поцелуями и взмолилась: «Игорёня, милый, пожалуйста, потерпи до дома, а то я не выдержу и прямо здесь свалюсь».  

Игорь прекратил её целовать, хотя из объятий не выпустил. Вот так обнявшись, они дождались Дашиных вещей. У неё был большой чемодан и спортивная сумка. Игорь закинул сумку за левое плечо, в левую руку взял чемодан и они пошли на стоянку такси. Даша, как опытная жена офицера, не пыталась взять его за правую руку, понимая, что он должен отдавать честь правой рукой, и семенила за ним сзади. Они взяли машину и на лице Даши проявилась высокая степень удивления, когда Игорь назвал водителю адрес. Погода была снежная, водитель аккуратно вёл такси. Даша отогрелась в машине, щёки её порозовели то ли от прилива крови, то ли от поцелуев Игоря. Ехали они более сорока минут, приехав водитель достал из багажника чемодан и сумку Даши, получил деньги и уехал. Игорь закинул сумку на плечо, подхватил чемодан и, взяв Дашу правой рукой под её руку, и открыв высокую красивую деревянную дверь подъезда, вошёл с Дашей внутрь. 

Даша, войдя в подъезд и увидев консьержку, сидевшую в стеклянной будке перед входом на первый пролет межэтажной лестницы, немножко обалдела, но когда Игорь поздоровался с ней и в ответ она, абсолютно спокойно, сказала: «Добрый день, Игорь Дмитриевич», Даша остановилась и потребовала от Игоря объяснений. 

Дома, любимая, все дома, – ответил Игорь и подхватив Дашу правой рукой и прижав к себе как ребенка поднялся на второй этаж. 

Игорь, отпусти меня, – попробовала Даша отбиться, – тебе же тяжело. Я очень тяжёлая. 

Да ты, любимая моя, пушинка, – ответил Игорь, ставя Дашу на ноги у дверей квартиры и целуя её. Он достал из кармана ключи, открыл замок, затем поставил Дашины вещи на пол, подхватил Дашу на руки и внёс её в квартиру. Аккуратно поставил её на ноги и включил свет. Ярко засветившаяся лампа под потолком осветила холл с большим и красивым букетом цветов в хрустальной вазе на журнальном столике, прихожую и коридор ведущий из холла в другие помещения. Игорь снял с Даши верхнюю одежду, скинул свою шинель, повесил всё это в платяном шкафу в прихожей и повел Дашу на экскурсию по квартире. Даша была в восторге от квартиры, особенно ей понравился кабинет-библиотека и кухня. По ходу экскурсии Игорь рассказал Даше, как он видит их жизнь в этой квартире. Он показал покупки, которые он сделал, и Даша целиком и полностью согласилась с его планами. Игорь предложил ей покушать, но она от еды отказалась и предложила Игорю заняться обустройством их первого совместного гнёздышка. Они с жаром принялись за эту работу. Даша раскрыла чемодан и начала раскладывать в комоде своё бельё. Игорь глядя на разнообразие и красоту её белья, мысленно дал себе слово. Никогда, даже если наступят времена самого жестокого безденежья, не жалеть денег на Дашино бельё. Потому, что вид красивого белья на совершенном Дашином теле создавал в его жизни праздник. Но потом он удивился, он же знал, что Даша ушла из дома в том, в чём она была в этот день одета. Неужели его мама купила Даше всю эту красоту. Даша как бы почувствовала мысли Игоря и раскладывая своё бельё рассказала, что через день после отъезда Игоря, они с мамой лепили на кухне пельмени. Мама учила Дашу своему рецепту. Раздался звонок в двери. Мама попросила Дашу открыть и узнать, кто к ним пришёл. Даша, открыв дверь, увидела свою мать. Она пригласила её пройти в дом и когда её мама разделась, провела её на кухню и познакомила с мамой Игоря. В общем, две мамы, спустя несколько минут, нашли общий язык и, моя мама, попросив передничек, тоже, приступила к лепке пельменей. И к тому времени, как вернулся твой папа, у нас был готов обед. Мы все вместе и сели кушать. Твой папа, вконец, очаровал мою маму. Моя мама призналась, что без ума от твоего папы. 

Она провела у твоих родителей почти целый день, и когда она собралась уходить то мы все, я, твой папа, твоя мама – пошли её провожать. Твой папа шёл с моей мамой, а я, с твоей мамой, шла, чуть-чуть, сзади. Я всё рвалась к ним, чтобы идти рядом но твоя мудрая мама сдержала меня, она хотела чтобы они поговорили без нас и оказалась права. Твои родители проводили нас с мамой до Куликового поля, а дальше я проводила маму до самого дома. Мама настояла, чтобы я зашла в дом и забрала свои вещи. Мы зашли в дом, отец, даже, не вышел поздороваться, но мама сказала, чтобы я не волновалась, она поговорит с папой и убедит его в моей правоте. Мы с мамой собрали мои вещи, и мама помогла мне погрузить всё в такси, вот я и со своими вещами оказалась. И ещё одна новость, папа сегодня позвонил мне и предложил проводить меня в аэропорт. Я согласилась, по дороге он попросил у меня прощения и хотел получить разрешение навестить нас здесь в Москве. Но я ему сказала , что согласую вопрос с тобой и если ты не возражаешь, то пусть навещает. 

Вот и, слава Богу, – сказал Игорь, – худой мир, всегда, лучше доброй ссоры. Пусть приезжает. У нас есть, где его принять. А для меня главное чтобы ты была спокойна и уравновешена. А когда у тебя нет конфликта с родителями, ты себя будешь чувствовать нормально. 

Даша бросилась к Игорю на грудь и целуя его сказала: «Спасибо тебе мой любимый, ты большая умница и очень деликатный человек». 

Даша с Игорем, допоздна, раскладывали вещи, обустраивались в квартире, потом Даша, на временно исполняющей обязанности своей, кухне приготовила им ужин и они завалились в постель на новые простыни. Эта ночь была ночью любви, нежной трогательной и неистовой. Уснули они под самое утро. Последняя мысль, которая посетила Игоря, была о том, что впереди у него целая жизнь с этой красивой, сексуальной и очень любимой и желанной женщиной. Игорь улыбнулся этой мысли и, глубоко вздохнув, заснул.  

На следующее утро Игорь проснулся в половине девятого, но Даши уже рядом не было. Открыв глаза, он прислушался и определил по её лёгким шагам, что она на кухне. Оттуда доносился аппетитный запах поджаренных гренок и заваренного кофе. Игорь вскочил с дивана, сделал пару гимнастических упражнений и несколько раз отжался от пола и поспешил в туалет. Когда он проходил мимо кухни увидел Дашу в прозрачном пеньюаре, стоящей у кухонного стола. Это его так возбудило, что возвращаясь назад он зашёл на кухню и, взяв Дашу под мышку, понёс её на диван. 

-Игорёк, прекрати немедленно! – отбивалась Даша, – У меня завтрак остынет! Отпусти! Нет, нет, ну Игорь, ой Игорь, боже Игорь! Как здорово! Боже, как же я тебя люблю. Целуй меня, ещё крепче, ещё……. 

Завтракать пришлось остывшими гренками и еле тёплым кофе. После завтрака они оделись и поехали в общежитие Дашиного института. Там зашли к коменданту общежития, и Даша выписалась из общежития, в связи с переездом на жилплощадь мужа. 

Затем они зашли в комнату, где Даша жила вместе с подругами. Как только Игорь появился на пороге комнаты, произошёл переполох в курятнике. Девицы завизжали, забегали, прикрывая полотенцами головы с волосом накрученным на бигуди, и потребовали, чтобы Игорь вышел. 

Игорь вышел и стал ожидать Дашу в коридоре. Минут через десять вышла Даша и пригласила Игоря зайти. За десять минут девицам удалось привести себя в порядок, запихнуть по углам ненужные вещи и создать иллюзию порядка и чистоты в комнате. Даша представила своим подругам Игоря и пригласила их в воскресение к ним с Игорем в гости к пяти часам. Игорь отвёл Дашу в сторонку и сказал что у него четверо друзей, а у Даши только трое подруг. Нужно ещё одну. Даша подозвала высокую блондинку, которую звали Инга и объяснила ей ситуацию. Та обещала подумать над задачей. Затем Игорь поставил торт, предварительно купленный и девочки забегали, накрывая на стол и готовя чай. Во время чаепития девчонки, отчаянно, кокетничали с Игорем, пока Даша не пообещала лишить их возможности познакомиться с друзьями Игоря.  

Вернувшись, домой Игорь позвонил в часть и попросил дежурного пригласить Илью. 

Когда Илья подошел к телефону, Игорь сообщил адрес, по которому будет происходить его обручение с Дашей и попросил Пятак прибыть по указанному адресу в воскресение к семнадцати часам. 

-Ну кто так делает, командир, – забеспокоился Илья, – ты же нас поставил в критическую ситуацию, нужно предупредить жён и невест, а они женщины и должны подготовиться. 

– Впереди полтора дня, – безапелляционно продолжал Игорь, – вы ребята шустрые, всё успеете. 

– Уже не полтора, а сутки, – буркнул Илья, – ладно, командир, не переживай, будем вовремя. 

К шестнадцати часам воскресения у них с Дашей всё было готово к приёму гостей. 

Даша очень красиво накрыла журнальный столик в холле, были разнообразные закуски, жаркое по-домашнему, пара тарелок холодца, которые Даша сделала и на балконе остудила. Оказалось, что в этой квартире был большой балкон, на котором летом можно было поставить два шезлонга и отдыхать, практически, на свежем воздухе. Посредине стола стояла ваза с живыми цветами. На Даше был тот же наряд, в котором она была на праздновании Нового года у родителей Игоря. 

И выглядела великолепно. Игорь был в своём темно-синем в светлую полоску костюме, белой рубашке, черных югославских туфлях. Галстук, который ему подарила Даша на Новый год, подошёл по всем статьям, гармонируя с костюмом. Игорь, с первого раза, научился завязывать галстуки красивым двойным узлом. 

Когда, нарядившись, Игорь с Дашей подошли к зеркалу, то на них оттуда смотрела изумительно красивая пара молодых людей, оба высокие, стройные, элегантно и со вкусом одетые, настоящие жених с невестой. Игорь достал кольца, которые купил в Одессе и приготовил их к ритуалу обручения, который сам и разработал. Даша в последний раз придирчиво осмотрела стол, поправила цветок, добавила салфеток и присела в кресло. Игорь, сзади, смотрел на изящную Дашину причёску, её точёную длинную шею, плавно переходящую в красивые и такие беззащитные плечи, на тонкие совершенной формы руки и огромная волна нежности и любви к Даше охватила Игоря. Он подошёл к Даше и начал покрывать поцелуями её шею, ушки, нежные завитки волос, спускающиеся к шее. И неизвестно чем бы закончилась эта волна, нахлынувшая на Игоря и пробуждённая в Даше, если бы не звонок в двери. Даша с Игорем подошли к двери, Даша встала слева от Игоря и взяла его под руку, а Игорь открыл дверь. Первым гостем, вернее гостями были чета Балантерник. Илья пропустил свою жену Светлану вперёд и она вручила цветы Даше, а Илья представил её: «Моя жена Светлана, а для близких друзей и мужа Никита. Доктор гинеколог, изумительная женщина и прекрасная хозяйка. Обещает быть хорошей матерью моих детей». 

-Наших, Илюша, наших, – со смехом возразила Никита. 

Игорь представил Даше самого Илью: «Дашенька, этот весёлый человек мой сослуживец и хороший друг Илья, – начал Игорь, – а весёлый он потому, что ухитряется шутить в самых экстренных ситуациях, ну например, когда нас за что-нибудь начальство разносит. И благодаря его шуткам разнос становится не так страшен». 

Затем, повернувшись к Илье и Никите, представил им Дашу: «Ребята, а это Даша, моя любимая и самая лучшая в мире, для меня, женщина. Она согласилась стать моей невестой, и надеюсь, через год, когда она окончит свой институт, она станет моей женой». 

– Ну и бог вам в помощь, – сказал Илья и вручил Даше большую коробку с каким-то подарком. 

– Спасибо ребята, – поблагодарил Игорь, – пока мы будем ждать остальных гостей, походите по нашему временному жилищу, предоставленному нам, очень, хорошим человеком. Никита взяла Илью за руку и они пошли на экскурсию по квартире. Ознакомившись с квартирой они вернулись в холл, в это время раздался звонок и Игорь открыл двери. На пороге стояли Серёжа Лапочка, Юрка Муяз и Сашка Совцов. Они втроём держали огромную коробку с каким-то подарком, как потом оказалось два комплекта натурального льняного постельного белья с подушками и пуховым одеялом. 

– Ну и хоромы ты отхватил, командир, – проговорил Лапочка, – Игорь зыркнул на него строго и Серёга поправился: «Мы рады тебя видеть Игорёк, а это от нас». 

Игорь поставил коробку с подарком на пол, поблагодарил ребят, представил им Дашу, а ей их. 

-Илюша, ты уже в курсе, – поручил Игорь Илье, – покажи ребятам наше временное жилище и, заодно, познакомь их со своей женой. А то все про неё много слышали, но никогда её не видели. А я пока отнесу эту огромную коробку. 

Ребята, по очереди, подходили к Даше и как настоящие гусары, хоть, и одеты были в гражданское, щёлкали каблуками и, поздравив Дашу, целовали ей руку. Когда они, втроём, стояли вокруг Даши, то её видно не было. Хоть и была она не маленького роста, но выглядела среди ребят, как маленькая девочка среди великанов.  

Вернувшись в холл, Игорь увидел, что Даша освоилась и вместе с Никитой общалась с ребятами запросто. Илья уже успел рассказать свежий анекдот, и дружный смех поколебал пламя горящих на столе свечей. Снова раздался звонок, возвестивший о приходе новых гостей. Когда Игорь открыл дверь и в прихожую вошли три красавицы, три стройных девушки в полной боевой раскраске с букетами цветов и подарками в руках,  

Ребята изменились в лице, подтянулись и независимо от себя выстроились в одну линию. 

А у девиц, при виде высоких, стройных, сильных и красивых парней глаза заблестели. В этой ситуации инициативу на себя взяла Даша, она принимала цветы и подарок и представляла девицу обществу, затем когда все девушки были представлены, Игорь представил парней, и глянув на часы попросил рассаживаться кто где хочет. Возникла маленькая заминка, в течение минуты парни, каким-то образом, перетусовались. Каждый оказались рядом с той девицей, которая ему понравилась. И за столом, оказалось пять пар молодых людей. Игорь с Дашей сидели во главе стола. Рядом по правую руку сидели Илья с Никитой, рядом с ними устроились Саша с Ингой. В торце стола напротив Игоря с Дашей сели Сергей с Натальей. Слева от Игоря с Дашей устроились Юра с Галиной. 

Когда все расселись и молодые люди принялись ухаживать за девушками, накладывая им в тарелки закуски и наливая в бокалы понравившийся даме напиток, Игорь кивнул Илье. 

Илья встал и постучав ножом по своему хрустальному бокалу, попросил тишины. 

-Дорогие друзья, – начал Илья, – мы сегодня собрались в этом доме у наших друзей Игоря с Дашей не просто на дружескую вечеринку, а на серьёзное мероприятие. Мы все слыхали речь нашего друга Игоря о том, что эта очаровательная девица по имени Дарья, согласилась стать его невестой. Но это мы слышали только от Игоря, а поскольку каждый из нас благородный человек и во успокоения совести, мы хотим услышать из уст этой красавицы то, о чем нам сказал наш товарищ. Посему, Игорь и Дарья прошу вас встать пред лица друзей ваших. 

Игорь с Дашей, поднявшись, смотрели на Илью. 

-Отвечай, девица Дарья, дочь Эдуарда Малышева, – продолжал Илья, – согласна ли ты, стать невестой сего молодого мужчины по имени Игорь, сын Дмитрия Громова? 

-Да, я согласна, – посмотрев синими брызгами на Игоря, ответила Даша. 

-Отвечай молодой мужчина Игорь, сын Дмитрия Громова, – глядя на Игоря, спрашивал Илья, – согласен ли ты, стать женихом девицы Дарьи, дщери Эдуарда Малышева? 

– Согласен, – ответил Игорь и чуть не добавил – святой отец. 

Илья кивнул и загнусавил на манер попа венчающего молодых. 

– Обручается раб Божий Игорь рабе Божьей Дарье, – и перекрестил Игоря. 

-Обручается раба Божья Дарья рабу Божьему Игорю, – и Илья перекрестил Дарью и продолжил, – а теперь обменяйтесь обручальными кольцами. 

Илья протянул тарелочку с кольцами сперва Даше, которая надела не безымянный палец правой руки Игоря кольцо, потом Илья протянул тарелочку с колечком Игорю. Он 

надел колечко на пальчик Даше. 

– А теперь, в знак вашей вечной любви, поцелуйтесь, – закончил церемонию Илья и, взяв в руку свою рюмку с коньяком, провозгласил тост: «За здоровье жениха и невесты!» 

Все гости потянулись чокнуться с женихом и невестой, хрусталь зазвенел и все, выпив, начали закусывать. Беседа за столом набирала обороты. Были произнесены ещё два тоста за Новый год, за прекрасных дам. Затем Игорь в гостиной включил магнитофон и пригласил Дашу на танец. Через минуту танцевали все пять пар. Подруги Даши были в восторге от парней и клялись Даше в любви из-за того, что благодаря ей, они познакомились с такими классными ребятами. Этот вечер продолжался, почти, до одиннадцати вечера, все много ели и выпили солидно, но так как все были в гражданской одежде, Игорь не волновался, что патруль прицепится к парням. Тем более, они не расстались, так как их девушки жили в одном месте, куда они их и проводили. 

Игорь и Даша так вымотались за эти два дня, что энергии Даши хватило только на то чтобы раздеться, причём это сделать помогал ей Игорь, после чего она рухнула в постель и уснула мертвым сном. Игорь укрыл её тёплым одеялом, поцеловал и пошёл убирать со стола и мыть посуду. Перемыв посуду и убрав в квартире, он бросил взгляд на часы, которые показывали час ночи. Игорь вошел в кабинет, превращенный им с Дашей в их спальню, включил настольную лампу и мягкий свет из-под зелёного абажура залил шкафы с книгами, мебель и диван, на котором спала Даша. Ей снилось что-то приятное. На её лице, время от времени, появлялись отблески внутренней улыбки и, она была, просто, прекрасна. Игорь сидел и смотрел на неё и, волна нежности сжимала его сердце. Он знал, что будет всегда охранять её покой и сон и сделает её счастливой, чтобы в жизни не случилось. Он знал, что будет любить её до последних своих дней, и был уверен во взаимности 

Но он многого не знал и не мог знать. Он не знал, что в следующем году уйдёт из жизни его отец, которого он любил и уважал, память о котором сохранит на всю оставшуюся жизнь. Он не знал, что так им любимая его мама, переживет отца всего на семь лет, постоянно болея и тоскуя о нём. Он не знал, что через год они с Дашей поженятся. Наряду с регистрацией в ЗАГСе, они обвенчаются в маленькой церквушке Натальи и Андриана расположенной в Одессе на Французском бульваре. Он ещё не знал, что у них с Дашей, через два года, родиться дочь, которую они назовут Зинаидой, в честь мамы Игоря. Да, он многого не знал, но он смотрел в будущее с оптимизмом и был уверен в своей любви в своих друзьях и в себе. 

 

 

Конец четвёртой главы. 

 


информация о работе
Проголосовать за работу
просмотры: [3857]
комментарии: [0]
закладки: [0]



Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2019
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.054) Rambler's Top100