Студия писателей
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия писателей > Летучий голландец.
2008-11-05 13:52
Летучий голландец. / Сподынюк Борис Дмитриевич (longbob)

Б.Д. Сподынюк.  

 

Летучий голландец. 

Рассказ. 

 

Он был отмечен судьбой, в каком-то роковом плане, где бы он не появлялся, вслед за ним приходила беда. Внешне, он выглядел, как обыкновенный молодой парень, который звёзд с неба не хватал, учился в школе средне, когда отлично, когда чистый кол. С соучениками у него и в школе, и в техникуме, куда он поступил после восьмого класса школы, были нормальные отношения. Он участвовал в курсовых вечерах в качестве конферансье и пользовался успехом за свои шутки и нормальное чувство юмора. На втором курсе техникума, он познакомился с девушкой, отношения с которой развивались в абсолютно нормальном русле. После окончания техникума, учитывая тот факт, что его могли забрать в Армию, месяцев через шесть, он и ещё трое его друзей, выцыганив у родителей некоторую сумму денег в дополнение к своим стипендиям, решили съездить в Ленинград. Походить по Эрмитажу, съездить в Пушкино и посмотреть на знаменитый каскад фонтанов в Екатерининском дворце. 

Тем более, вопрос проживания их не волновал, под Ленинградом, в Колпино у его друга были какие-то родственники, которые жили в огромном частном доме и, разрешили ребятам пожить с ними на время их пребывания в Ленинграде. 

Единственное, что было не очень хорошо, так это то, что вылетели они в Ленинград двадцать седьмого января.  

Выйдя из самолёта в Пулково, они сразу ощутили, что погода испортит им их путешествие основательно. Но, они были молодые люди, и считали, что это преодолимо. 

Они рано вставали, быстро завтракали тем, что купили с вечера, и садились в электричку до Ленинграда. Там они шли в Эрмитаж, либо в Кунсткамеру, либо в Петропавловскую крепость. В этих экскурсиях познакомились с симпатичными девчушками из Иркутска, которые, так же, приехали посмотреть достопримечательности Северной Пальмиры. И всё бы было хорошо, если бы не погода. Погода в Ленинграде в конце января, начале февраля, просто отвратительная. С утра небольшой морозец, к одиннадцати температура ноль или плюс один градус по Цельсию, снег на тротуарах превращался в такую хлюпающую жижу, после ходьбы по которой полчаса, любая обувь начинала протекать, и ребята ходили с мокрыми ногами постоянно. Они приехали в модельных туфельках, с тайной мечтой произвести впечатление на молодых ленинградок. 

И до сих пор, я удивляюсь, как они не простуживались в этой гнилостной погоде. Хотя, им было по восемнадцать лет, когда на такие мелочи, как мокрые ноги зимой, организм, просто, не обращает внимания. Приезжая в Колпино, они дружно ставили свои туфли на горячую печь, и за ночь они высыхали, для того, чтобы вдрызг промокнуть на следующий день. 

Однажды, когда до отъезда из Ленинграда оставался один день, Леонид Говоров, у которого подошва на его туфельках была самая тонкая, решил пораньше уехать в Колпино, потому что в туфлях, уже хлюпало, как и на тротуаре. Он сказал своим друзьям, что подождёт их дома, полежит в тепле, почитает. Они проводили его на электричку, а сами пошли ещё погулять по Ленинграду, и посмотреть в городском саду домик Петра, – «Монплизир». 

Леонид, устроился на жёсткой лавке посреди вагона электрички, и посреди лавки, потому, что в этом месте, под лавкой, был установлен электрический обогреватель, прижав к нему ноги, появлялось чувство комфорта и тепла. Электричка до Колпино шла минут сорок, после Ленинграда подсаживалось мало пассажиров.  

Где-то, минут через пятнадцать, на лавку перед ним, которая стояла спиной к Леониду в следующем ряду, сели две молодые, очень прилично одетые женщины. Они, по-видимому, были тоже приезжие и тоже ехали к своим родственникам, куда – то в сторону Колпино. Минут через пять, на лавку напротив этих женщин, подсели две другие женщины и вступили в беседу с первой парой, при чём, Леонид почувствовал, что о чём бы не говорили женщины, вторая парочка сводила разговор к наличию детей у первой пары, замужем или нет и кто их мужья и т.п. В итоге, вторая пара женщин, в течении разговора выяснила, что эти дамы из первой пары весьма состоятельны, и приехали купить и отправить в свой город мебельные стенки, которые в те годы очень модно было иметь. В это время на лавку к Леониду подсела женщина, по виду цыганка, с огромными чёрными глазами, казалось, что её взгляд пронизывает вас насквозь, когда она смотрела вам в глаза. Она села справа от Леонида и, как бы исподволь, случайно, старалась сдвинуть его своим торсом со среднего места на лавке, Леонид не сдвигался, ему было очень приятно, электрообогреватель грел его мокрые ноги и потихоньку подсушивал мокрую обувь. 

Убедившись, что нахально сдвинуть Леонида не удаётся, она попросила его подвинуться на место у окна, так как она чувствует, что из окна дует а она простужена. 

Леонид парировал: " Почему бы вам не сесть у прохода, там не дует и места достаточно для двоих." 

В это время, вторая пара женщин склонила первую пару поиграть в карты, какая-то, очень, простая игра. Нужно угадать, старше карта у противника или младше, кто угадал тот и выиграл. Играют двое против двух. И, после первой сдачи карт, первая пара выиграла у второй десять рублей. Вторая пара женщин выплатила деньги, и сдали карты опять, две, три минуты торговли, и, открыв карты, первые женщины в восторге. Они, опять, выиграли, через три минуты ещё один выигрыш. Вторая пара женщин предложила повысить ставки в каждый ход, в торговле, до десяти рублей. Окрылённая выигрышем, первая пара согласилась, и они в очередной раз сдали карты. 

Женщина, сидевшая рядом с Леонидом, вдруг, резко двинув своим объёмным задним местом, просто сдула Леонида к окну и, злобно на него поглядев, капитально расположилась на его месте. 

Да ну её к чёрту, – подумал Леонид и начал смотреть на заснеженный пейзаж проплывавший за окном электрички. Но, краем уха, он слыхал, что ставки у картёжниц всё время возрастают, банк рос как на дрожжах. Первая парочка дам, выиграв три или четыре раза подряд, аж вспотели, при виде дармовых денег, что им достались, и Леонид, уже с интересом, прислушивался к карточной баталии развернувшейся между женщинами. И тут, Леонид обратил внимание, что каждый раз после раздачи карт, его соседка делала какие-то манипуляции руками, то возьмёт себя за правое ухо, то за мочку, то двумя пальцами то всей пятернёй и у первой пары дела пошли всё хуже и хуже. Они уже проиграли все деньги, что выиграли перед этим, и более двухсот рублей своих денег, и как раз выпотрашивали свои кошельки, чтобы рассчитаться. 

И тут Леонида осенило, эти женщины и его соседка, одна шайка по разводке лохов в игре в карты. Леонид встал и обратившись к первой паре женщин, открыл им глаза и сказал, чтобы они не давали денег жуликам. Первая пара тут же зажала деньги в кулаке и на весь вагон завопили в два голоса: «Милиция». Вторая пара женщин вскочила и рванула к выходу, электричка, как раз, останавливалась на каком то полустанке, а соседка Леонида, уставившись ему прямо в глаза, затряслась в трансе, приговаривая какую то тарабарщину. Единственное, что понял Леонид, это то, что его прокляла эта баба, и только убив рыжую хитрость, он избавится от проклятия. Она закончила свои проклятия, встала и вышла из электрички. 

Анализируя потом всё, что с ним произошло, он осознал, что проклятье этой бабы действует, и началось сразу, с момента как она произнесла его. Вечером, когда вернулись его друзья, он рассорился с ними вдрызг, чего не делал никогда и остался без друзей, прилетев домой, они разошлись, как будто не дружили годами перед этим. Направление на работу из техникума, он получил на должность механика в автобусный парк. Но оформили его, почему то, слесарем четвёртого разряда. Когда пришло время, идти в армию, его бывшие друзья получили отсрочку до особого распоряжения и успели поступить в институты с военной кафедрой, а Леонид загремел в Армию. В армии он попал на полигон на Новой земле, почти за полярным кругом, и три года отбарабанил от приказа до приказа. Его девушка, видя его неудачи, вышла замуж за его бывшего друга, после этого он замкнулся и прекратил всякие контакты с особами противоположного пола. После армии, вернувшись на предприятие, с которого его забирали в армию и обязаны были, согласно закону, принять его,- его на работу не взяли. Он долго устраивался на работу, везде предлагали работу неквалифицированную и мало оплачиваемую, он уже решил плюнуть на свой диплом техника-механика и пойти учеником сварщика, и в первый же день, взорвался сварочный аппарат, только, чудом никого не убив и не покалечив. Пробовал он работать слесарем, машина, вывешенная на специальный козелок, гнёт его и падает, чуть не убив Леонида, как только он снял колёса с этой машины. На пикнике, забыли штопор и попросили Леонида открыть бутылку вина, видели, как лихо у него это получалось ударом ладони в днище бутылки, после первого удара бутылка лопнула, Леониду вынимают осколки бутылки в больнице. В гостях у своего родственника, летом, жара под сорок градусов, родственник просит достать бутылку пива из холодильника, и эта бутылка взрывается в руках Леонида, и осколок бутылки врезался в лицо Леонида на полсантиметра ниже левого глаза. В итоге рваный шрам под глазом. И так со всем, что имеет хоть косвенное касательство к самому Леониду. И с лёгкой руки, какого- -то родственника, он превратился из Леонида Говорова в Летучий голландец. Все знают, что кличку легче получить, чем от неё избавиться, через некоторое время, его, иначе, чем Летучий голландец, никто и не называл. 

Жил Леонид вместе со своими родителями, отец, которого Леонид очень любил, заболел тяжело. Такая болезнь в то время не лечилась, после его смерти, мама перестала осознавать себя в окружающем мире, начисто забывая, кто она и где живёт. Леонид, сутками разыскивал её по всяким притонам и другим местам, где жили отбросы общества, когда находил, то отмывал её, нанимая женщину которая не брезговала такой работой, определял в больницу, в которой её чуть-чуть приводили в порядок, забирал её домой из которого, как только он терял бдительность, она, опять, уходила, и всё начиналось с начала. 

Короче, Леонид находился на той степени нервного истощения, когда люди на себя руки накладывают, и вот однажды, после очередного ухода мамы, он нашел её очень быстро, просто случайно, и положив её в психа-неврологический диспансер, чтобы её там прокололи современными лекарствами, придя домой сел и задумался, перебирая свою двадцати восьмилетнюю жизнь день за днём. 

И тут его осенило. Он вспомнил электричку в Колпино, свою соседку по лавке и её проклятье. Леонид был современный и грамотный человек, он не мог поверить, что проклятье какой-то цыганки может испортить жизнь молодому, здоровому человеку. Но, факты его жизни, которые он вспоминал один за другим, которые загоняли его в угол, вынуждая наложить на себя руки, не оставляли ему больше сомнений и надежд, что это простое стечение обстоятельств и что всё, ещё, наладится. Он, теперь, был уверен, что ничего, само собой, не наладится. Он понял, что нужно что-то делать. 

Мама будет находиться в диспансере ещё две недели, как минимум, следовательно, у него есть две недели, чтобы поехать в Ленинград и найти ту цыганку. Он лицо её помнил плохо, но зато, он очень хорошо запомнил её глаза. Прошло, со времени их встречи в электричке десять лет, но он надеялся её встретить. Хоть он и Летучий голландец, должно же ему повезти, хоть раз, хотя, надежда на это была меньше, чем один шанс. Учитывая характер её деятельности, она, вполне, могла загреметь в тюрьму лет на пять. Но всё же, малейший шанс был, и Леонид решил его использовать, грустно подумав о плакате, который он видел у себя на работе в кабинете главного бухгалтера, на котором был изображён аист, держащий в клюве лягушку и собравшийся её проглотить, а лягушка говорит, успокаивая себя: «Никогда не сдавайся!» 

Решив это, Леонид приступил к практическому исполнению задуманного. Он купил билет на самолёт в Ленинград. Собрал дорожную сумку, снял с книжки восемьсот рублей (очень большие деньги по тем временам), заехал в больницу и оставил нянечке, которая ухаживала за мамой, сто рублей, что бы она могла купить маме, что та захочет из еды, и пораньше лёг спать, потому, что самолёт вылетал в Ленинград в семь утра. 

В четверть десятого, он уже выходил на стоянку такси в Пулково, а в десять, оформил на неделю номер в гостинице «Октябрьская». Затем, на вокзале, он купил абонемент на поездки в электричках на две недели, рассудив, что цыганка может работать не только в электричке на Колпино, но и в других направлениях тоже. 

Оставив вещи в номере гостиницы, положив документы и основную сумму денег в гостиничный сейф, имея при себе около ста рублей и рабочее удостоверение личности, он сел в электричку, которая шла в Колпино. Леонид доехал до конечной станции, вернулся назад, пересел на другое направление доехал до конечной и вернувшись назад пересел на третье. Во время движения, он проходил всю электричку от первого вагона до последнего, несколько раз. Вернувшись в гостиницу, перекусил в гостиничном буфете и рухнул в кровать.  

Так продолжалось семь дней, ревизоры, которые проверяли билеты у пассажиров, уже с ним здоровались, но невод приходил пустой. Лёжа в гостинице, Леонид не раз испытывал приступы отчаяния, но каждый раз, брал себя в руки и вспоминал плакат с аистом и лягушкой. 

На восьмой день в электричке, идущей по направлению к Колпино, часов около пяти, он увидал её. Она почти не изменилась, только зад её стал просто угрожающе огромного размера. Издержки производства, – подумал Леонид. 

Она, так же, сидела посреди скамьи, напротив, так же, играли в карты, только уже не женщины, а два мужичка, хлипкого телосложения, с мятыми галстучками, в стареньких, но отглаженных костюмчиках. Работали они под интеллигентов, едущих с работы, и от нечего делать, предложившие соседям перекинуться в картишки. Она же, семафорила им, и они, потихонечку, посмеиваясь дребезжащим интеллигентским смехом (как они думали), обдирали двух пьяненьких приезжих мужиков. Процесс был в разгаре, когда Леонид сел рядом с цыганкой и что-то тихо ей прошептал. Она смотрела на Леонида почти минуту, потом, вспомнив Леонида, показала что-то, своим мужичкам. Они удивленно уставились на неё, но спорить не стали, по-видимому, она была главная в их триумвирате. Забрав выигрыш, который мог быть гораздо больше, они пошли к выходу, Леонид за ними. На перроне какого-то полустанка, название которого Леонид, даже, не запомнил, один из команды Цыганки кинулся на Леонида с ножом, но Леонид, прослужил три года в армии в таком месте, где от безделья и невозможности куда-то пойти, солдаты занимались восточными единоборствами, изучали Самбо и Русобой, поэтому, Леонид одним ударом, вышиб дух из ретивого мужичка, завернув в платочек подобрал нож. Цыганка крикнула, чтобы никто не дёргался, что это её дело, и она сама, будет решать его. Второй её компаньон начал приводить в чувство ретивого, а Леонид отошёл с цыганкой к скамейке, где они начали разговор. 

Зачем ты это сделала, – спокойно спросил Леонид, – ты разве не видела, что я был совсем молодой и совсем глупый. Неужели, те деньги стоили того, чтобы испортить мне жизнь. У меня нет ни семьи, ни работы, ни денег, ни удачи. Я за десять лет нажил только кличку, – «Летучий голландец». У меня нет выхода, я уже думал покончить с собой и моей никчёмной жизнью, но сперва, умрёшь ты. Вот этот нож, с отпечатками пальцев твоего коллеги, будет в твоём сердце. Я не знаю, снимет ли это проклятье, но мне умирать будет легче. 

Прости меня, если сможешь, – отвечала цыганка, – я тоже была молодая и глупая, и уже много раз казнила себя за то, что наложила на тебя это проклятье, можешь меня убить, но снять его я уже не могу, прошло больше семи лет, и я уже не властна его снять. 

А что же мне делать? – спросил Леонид, -что ты можешь предложить, когда ты накладывала своё проклятье на меня ,ты что-то говорила, что если я убью то ли красную, то ли рыжую хитрость, то проклятье спадет. Что ты имела в виду? 

Я не знаю, дорогой, этому проклятью больше трёхсот лет, – ныла цыганка, – моя бабушка научила меня ему, а её научила её бабушка, а ту, её бабушка, поэтому, что значат слова, я не знаю. 

Леонида кинуло в жар, он достал нож и, подняв его, хотел ударить эту проклятую цыганку, она стояла перед ним, потупив голову и абсолютно не защищалась, и Леонид отступил, повернулся и пошёл к другому концу платформы. Он понял, что будет жить как Летучий голландец, принося и себе и людям беду, или наложит на себя руки.  

Вот так то, – мысленно ответил он лягушке в клюве аиста, – не всегда стойкость и вера в хороший исход помогают. 

Эй, парень,- донеслось до него,- погоди! 

Леонид увидал, что к нему бежит цыганка. Чего тебе нужно, – спросил он её обречённо, – ты сделала всё что смогла. 

Дай мне твой адрес, – горячо заговорила она, – может, мне удастся разобраться со значением этих слов, и я тебе напишу, – и гордо добавила, – я писать умею. 

Леонид вырвал из блокнотика листок бумажки и написал ей свой домашний адрес. Потом, он сел в электричку на Ленинград, и купив вечером в гостинице, билет на самолёт, следующим утром, в пять утра вылетел в Одессу. 

В семь часов утра Леонид был в Одессе и к восьми открывал дверь своей квартиры. Поскольку, у него был оформлен отпуск на две недели, и оставалось ещё четыре дня, он решил съездить на дачу, которую лет десять назад построил его отец. Нужно было проверить, всё ли там в порядке. Он сел на автобус, который довез его до поворота с центральной трассы до его дачи, куда автобусы не ходили, а народ добирался на попутках либо пешком, и пошёл потихоньку в сторону дачи. Через пару минут его догнал «Москвич» и Леонид поднял руку, просясь подвезти. Машина остановилась, и открыв дверь, Леонид спросил, доедет ли он до Морозовки. Водитель, лысоватый мужичок лет сорока, заверил, что до Морозовки довезет и они поехали. Водитель не был молчуном и рассказывал Леониду, что сам он живёт в Морозовке, имеет дом, жену и двух дочерей. Сильно хотел сына, но не получилось. Дело в том, что сам он охотник, и охотится в этих местах, вот сын был бы ему в помощь на охоте. А девицы, это жене в помощь. И тут же обратил внимание Леонида на балочку, которая начиналась слева от дороги, сразу, после деревни Чапаевка . 

Вот тут, – продолжал словоохотливый мужичок, показывая на эту заросшую соснами и бурьяном балочку, – прошлую неделю упустил лису. Причем, она меня обманывает в третий раз, ну редкая рыжая хитрость. Ну ничего, я её достану, ещё будут моим дочкам из неё шапки на зиму. 

Леонида, слова о редкой рыжей хитрости, прямо по мозгам ударили, и он попросил остановить машину. Когда, удивленный мужичок, остановил машину, Леонид рассказал ему всё, и попросил взять его на эту охоту, стреляет он хорошо, без промаха и отдаст лису мужичку, пусть шьёт шапки своим дочерям.  

Прошло две недели, Леонид сходил на охоту с мужичком, и теперь, мужичок выделывает шкуру матёрой, огненно рыжей лисы с хвостом с белым помпоном на конце длиной более метра. Леонид, в прошлую субботу, познакомился с самой красивой девушкой Одессы, и их отношения дают надежду Леониду, скоро, стать человеком женатым. Пару дней назад Леонид на улице столкнулся со своим лучшим другом, который попросил прощения у Леонида и пригласил на свой день рождения, и никто больше и никогда не назвал Леонида Летучим голландцем. 

 

Конец. 

 


информация о работе
Проголосовать за работу
просмотры: [3629]
комментарии: [0]
закладки: [0]

С некоторых пор,у молодого человека, в его жизни неприятности посыпались как из рога изобилия, он решил разобраться с этим...


Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2019
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.030) Rambler's Top100