Студия писателей
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Студия писателей > Кандагарский пятак.
2008-10-21 22:52
Кандагарский пятак. / Сподынюк Борис Дмитриевич (longbob)

 

Б.Д.Сподынюк. 

 

Кандагарский пятак. 

 

 

 

 

Пробуждение утром 10го июня 1993 года не доставило Борису удовольствия, как впрочем, и все предыдущие дни. С тех пор, как из-за большого бардака в новом государстве, называемым то ли содружеством независимых государств, то ли сообществом неумных государств, разогнали спецслужбы, которые не щадя живота своего в СССР, защищали это, некогда огромное и могучее государство, от происков всякой масти террористов, шпионов и прочих охамевших деятелей посягнувших на Родину, которой беззаветно служили эти молодые, крепкие и сильные духом ребята, не боявшиеся ни бога, ни черта. Люди для которых не было невыполнимых задач и, не однократно, в приказах Главного разведывательного управления СА СССР за выполнение особых задач награждалась его группа, его « ПЯТАК» . Это был позывной его группы, полученный с легкой руки заместителя начальника ГРУ по антитеррористической деятельности, который однажды присутствовал на тренировочных стрельбах его группы и обратил внимание на то, что каждый член его группы из спец автомата «ВАЛ», на расстоянии двести метров попадает в пятикопеечную монету, а так же учитывая тот факт, что в группе было пять офицеров, то видимо по аналогии, он им и дал позывной «Пятак». И до самого расформирования, группа выполняла задания и в Чечне, и в Анголе, и даже на Южноамериканском континенте с этим позывным. После расформирования, офицеров группы уволили в запас, и весь Пятак поселился на постоянное местожительство в жемчужине у моря, в свободном по духу городе Одессе, который, уже в ту пору, был городом независимого государства Украина. Поскольку каждому офицеру группы было не более тридцати лет, выслуга у них минимальна, соответственно и пенсии никакой не было, и нужно было, как – то найти себя в гражданской жизни, в которой сейчас и сами гражданские люди с трудом себя находили. Если вспомнить этот год, то Одесситов спасала торговля на знаменитом Одесском толчке, а наиболее оборотистые занялись челночной доставкой товаров из Польши, Турции и даже Китая, шел процесс создания первичного капитала, причем хищнический процесс где не было ничего святого, убийства, поножовщина, рэкет зацвели на всем просторе бывшего СССР буйным цветом, соответственно люди такой квалификации как Пятак были востребованы по своей квалификации, они ничего не умели делать, кроме того, чему их учило их государство, тихому и качественному устранению бандитов и прочей криминальной шушеры которая сейчас набирала вес во власти, становилась депутатами с депутатской неприкосновенностью и разворовывала достояние народа, которое строила вся страна, а эти мрази все сейчас захватывали, используя квалификацию людей, которые ничего не знали в жизни кроме войны и, которые оказались волею того же государства, которому они служили, без работы, денег, квартир. Зато, никто из его Пятака не соблазнился на посулы, а это Борис знал точно, и все работали, кто и как смог найти работу, а кто промышлял и случайными заработками. 

Из всего Пятака женат был один Хохотун, он же Илья Владимирович Галан, его жена Елена, ещё до встречи с Хохотуном успела окончить Одесский медицинский институт и стала неплохим гинекологом, Илья называл её почему то Никита и она с удовольствием откликалась на эту кличку, а Хохотун , когда кто то говорил о его жене часто шутил : «Говорила мне мама, учись на доктора женского, всегда будешь при деньгах и руки в тепле…» То есть Хохотун, благодаря Никите, как – то выкручивался, иногда даже мог помочь кому то из группы, кто сидел на мели, сам же он подрабатывал, где придётся, но никакой работой не брезговал. 

Он был коренастый, среднего роста полноватого телосложения, но когда он раздевался на пляже, женщины не отрывали от него взглядов, потому что состоял он из одних мышц, и в нём не было ни капли жира. Как ему это удавалось, было очень удивительно, потому что он любил вкусно покушать и мог хорошо выпить, правда, всегда в меру. Он обладал большим чувством юмора, шуткой сопровождал почти каждое свое движение и всегда беззлобно подшучивал над своими коллегами, друзьями и родными. Прекрасный следопыт, до четырнадцатилетнего возраста воспитывался своим дедушкой, который был лесником в Уссурийской тайге, очень наблюдателен в меру ироничен, прекрасный стрелок и великолепный знаток любого огнестрельного оружия, делает замысловатые и необходимые приспособления, улучшающие возможности оружия для выполнения конкретной разовой задачи, из каких то металлических планочек с отверстиями, бочоночков и кубиков набор которых всегда имеет с собой на любом задании, Женат, других женщин не беспокоит, жена вышколена им так что не задаёт лишних вопросов и внешне спокойно относиться к исчезновению Хохотуна не две – три недели. 

Мастер рукопашного боя знает и использует Карате-до, Тэйкван-до, Дзю –до, Русобой. 

Великолепно владеет ножом, бросает нож на 20 метров в головку ромашки. 

Проснувшись без удовольствия, Борис (кличка Циркуль), полное имя – Борис Дмитриевич Алмазов, майор ГРУ МО, командир группы Пятак. Высокого роста -1м90см, ровно тридцать лет, атлетического телосложения, с фигурой как у Аполлона, длинные руки и ноги которыми в рукопашном бою действует так быстро, что если специально не присматриваться, заметить движения невозможно, знает и успешно использует Карате-до, Дзю-до, У-шу, Тэйкван-до, Русобой, великолепно владеет ножом, саблей, шпагой, стилетом и другим холодным оружием. 

Вдумчив, способен к анализу обстановки и корректировки операции в связи с изменившимися обстоятельствами для достижения наилучшего результата, гений маскировки, обладает стальной командирской волей. В Пятаке пользуется и пользовался непререкаемым авторитетом, хотя на стадии подготовки операции допускает обсуждение операции личным составом Пятака. Его фраза : « Пятак в копилку» означает сбор группы и обсуждение вопросов которые он предложит группе, уже решил заняться утренней зарядкой как раздался длинный междугородний звонок. Циркуль покосился на телефон с некоторым неудовольствием, время было около семи утра, и в это время телефонные звонки хороших новостей не приносят, телефон опять зазвонил требовательно и нахально. 

Циркуль снял трубку, звонила жена его давнего сослуживца, полковника ВВС с которым он был знаком и поддерживал дружеские отношения еще по совместным делам в Чечне. 

Полковник Крылов Сергей Карлович был летуном от бога, чеченцы объявили его личным врагом их президента и охотились за ним и в Чечне и в России, а он вышел в отставку и поселился в Украине в Киеве, а так как в Украине во всех делах, связанных с учетом и пропиской в то время творился бардак, то здесь чеченцы его не смогли найти, хотя рыли землю по всей Украине года три, потом, поняв что в Украине даже за очень большие деньги бардак с пропиской отменить не удастся, видимо плюнули на это дело и перестали искать. Боря, это ты, – спрашивала его жена, – Сергей Карлович срочно лег в госпиталь и просил тебя найти, что бы ты обязательно приехал к нему как можно скорее.  

Он себя хорошо чувствует? – спросил Борис. 

Он мне ничего не сказал только попросил срочно найти тебя, -скороговоркой тараторила его жена, – пожалуйста Боря, приезжай скорее, он сказал что ему может не хватить времени. Борис почувствовал слезы в её словах. 

Передайте что я завтра утром буду, -сказал Борис,- я сейчас попытаюсь взять билет на ночную лошадь. (Ночной лошадью называли в Одессе поезд Одесса – Киев который отправлялся в десять вечера и прибывал в Киев в восемь утра) 

Хорошо, -ответила она, – Сергей Карлович Вас очень ждет и положила трубку. 

Борис тут же позвонил на вокзал одной своей знакомой девице, работающей кассиром и мечтающей окольцевать Бориса, от чего Борис бегал как черт от ладана. Услышав голос Бориса она тут же застолбила за ним билет в купе на Ночную лошадь, и хотела продолжить с ним болтовню, но Борис довольно бесцеремонно оборвал её, сказав что через пятнадцать минут будет на вокзале и выслушает все, что она захочет ему сказать. 

Он быстро оделся и побрился, на ходу сделав несколько гимнастических упражнений и вышел из дома, спустя десять минут он был у окошка Екатерины и дав ей паспорт на полный ход любезничал с ней пока она ему оформляла билет туда и обратно, то есть завтра в 21.00 он уже сядет в поезд ехать обратно в Одессу. Получив билеты и поблагодарив Катю, он пообещал пригласить её в музкомедию после возвращения, после этих его слов она была готова выпрыгнуть сквозь окошко и с благодарным визгом повиснуть у него на шее, поэтому он решил поскорее ретироваться. 

Борис вернулся домой, просмотрел свои денежные запасы и увидал, что они катастрофически быстро заканчиваются, непредвиденная поездка в Киев сделала в его бюджете основательную дыру, он даже малодушно подумал, а не сесть ли на иждивение к Екатерине, но тут же выругал себя за это малодушие. Екатерина конечно очень хорошая девушка, да и по возрасту давно пора жениться, но Борис не чувствовал вот этого, всепоглощающего чувства о котором он читал. Во время службы неожиданные и непредвиденные задания не давали времени заняться ухаживанием, этими вздохами, цветочками и прочей любовной мишурой, а однажды опробованный опыт показал, что отношения с женщиной на хип-хап не построишь, и Борис откладывал решение этого вопроса на более свободное время. Уже почти два месяца, как он свободен, даже слишком свободен, но сейчас он ощущает кризис возраста, с молоденькими девицами ему не интересно ни на улице, ни в постели. Вот если бы ему было двадцать и он не знал и не видел того что пришлось ему увидеть в жизни, возможно, он бы и выбрал себе какую нибудь молодую девицу и женившись, пытался бы её подогнать под себя, но видя тот контингент, который с ним знакомился и не прочь был с ним гулять, быстро убеждался что овчинка не будет стоить выделки. Под эти мысли Борис приготовил себе обед, сел пообедал и прилег у телевизора посмотреть новости, но быстро задремал. Когда он проснулся уже вечерело, он взял свою дорожную сумку, кинул туда смену белья, сделал себе пару бутербродов на ужин, взял маленький термос и сделал себе кофе, термос был полулитровый, и его должно было хватить на вечер и утро, причем термос был очень удачный, он держал температуру более суток. Затем Борис подумал и положил в сумку бутылку коньяка армянского 3 звёздочки, который он предпочитал всем другим. Время было уже девять часов вечера, через сорок минут поезд отойдет от перрона. Борис одел светло голубые джинсы, легкую белую рубашку с воротником апаш, на ноги светло серые носки и бежевые легкие летние туфли, взял паспорт и оставшиеся деньги, в сумку кинул легкую бежевую курточку, на всякий случай, и покинул свою квартиру. На вокзале он был за десять минут до отхода поезда, зашел в своё купе, оставил дорожную сумку и вышел на перрон подышать свежим воздухом. Проводница в вагоне была довольно симпатичная женщина лет тридцати пяти, и она с интересом поглядывала на Бориса, он улыбнулся ей и её глаза заискрились от его улыбки, через пару минут она крикнула Борису: «Эй, красавчик, заходи, а не то уедем без тебя, сейчас поезд тронет!» Борис подошел к тамбуру, запрыгнул в него и остался стоять за спиной проводницы, которая также вошла в тамбур, и поезд, как будто её дождавшись, тут же двинулся, медленно набирая скорость, проводница закрыла дверь вагона повернулась к Борису, словно хотела что то сказать но Борис улыбнулся ей во весь рот, повернулся и пошел в своё купе. Дверь купе была закрыта, но Борис был в купе семь минут назад и видел, что после того, как он вышел из вагона, в вагон никто не входил, был абсолютно уверен, что в купе никого нет, поэтому, ничтоже не сумняшись, открыл дверь купе и застыл от неожиданности. Посреди купе стояла молодая женщина в одних трусиках, которые состояли из одних кружев красного цвета, свет фонаря на перроне, который светил в купе через верхнюю часть окна не закрытого занавеской, обрисовал её фигурку, которая, как показалось Борису, не имела изъянов, и зажег огненные вихри из её волос на голове. Это было что – то божественное.  

Закройте же дверь, – раздался мелодичный голос с сердитыми интонациями, – или вы хотите, что бы все пассажиры, видели меня в таком виде по Вашей милости? 

Борис сделал шаг назад и закрыл дверь, сказать он не успел ничего, да и не смог бы, потому что при виде этой картины все мысли смешались в его голове словно стадо баранов. Спустя минут десять Борис постучал в дверь купе, и тот же мелодичный голос позволил ему войти. Он вошел и внимательно рассмотрел женщину, тем более что в купе уже горел свет. Это было миниатюрное создание лет двадцати пяти. с удивительно бело-мраморной кожей лица и шеи, с фигуркой как изображают в своих сандаловых статуэтках фигуры женщин, жители Центральной Африки, то есть с тонкой, буквально осиной талией, высокой грудью, узкими плечами и бедрами, превышающими размер плеч на порядок, ножки у ней были, где то, тридцать пятого размера, прекрасной формы и очень стройные, глаза были огромные ярко изумрудного цвета под пушистыми ресницами, брови тонкие, дугой, нос прямой , маленький и задиристый и все это венчала густая, блестящая, огненно рыжая шевелюра, которая ложилась в ту прическу которую эта шевелюра сама хотела. Одета она была в легкий брючный костюмчик китайского покроя, типа пижамки, в глазах её светилась легкая усмешка. Все это Борис охватил буквально за секунду, а в следующую произнес: « Здравствуйте, меня зовут Борис, и судя по последним событиям Вы моя попутчица, очень прошу извинить меня за то, что я вломился в купе без стука, но я был твердо уверен что в купе нет никого, так как за семь минут до случившегося, я был в купе и оставил свою сумку, потом стоял рядом со входом и никто в вагон не вошел, поэтому так получилось, но как человек откровенный, должен Вам доложить, что не сожалею о случившемся, не часто в жизни мне приходилось видеть произведение искусства так близко и остолбенев на какое то время даже полюбоваться этим произведением искусства.» 

Здравствуйте, – ответил Рыжик, так мысленно Борис окрестил женщину, – действительно я ваша попутчица, зовут меня Ирина, и я пришла раньше Вас, но в купе дальше нашего на одно, едет моя приятельница, у которой я и находилась, и что бы не ударить в грязь лицом и быть так же откровенной, скажу Вам что я тоже не сожалею о случившемся. 

Благодарю за откровенность,- сказал Борис немного ошалело, – это очень приятно, когда люди откровенны друг с другом, это устраняет массу препятствий на пути к тому что бы люди стали ближе и дружнее, Вы какое место выбрали себе, справа или слева от столика? 

К сожалению, мне в кассе дали билет на верхнюю полку которая находится слева от столика, – со вздохом промурлыкал Рыжик. 

Это беда поправимая, мне в кассе дали билет как раз под Вами, но, раз Вам не подходит эта диспозиция, я с удовольствием с Вами поменяюсь, и буду находиться над Вами, – шутливо ответил Борис, – и если Вас не затруднит, не могли бы Вы отвернуться на пару минут, я переоденусь. 

Ну, уж нет,- подняв задиристый носик встала на дыбы Ирина,- я требую равноправия. 

Борис пожал плечами, достал из сумки спортивные штаны фирмы «Риббок», белоснежную футболку и, не торопясь, снял с себя джинсы, внутренне похвалив себя за то, что поменял семейные трусы на черные плавки, краем глаза отметив, как одобрительно кивнула Ирина, когда увидала его без джинсов, затем он снял с себя белую рубашку и, с удовлетворением заметил, как Ирина залюбовалась игрой мышц под его бронзовой от загара кожей, когда он потянулся за спортивными штанами и футболкой, под конец этого стриптиза он одел мягкие спортивные чешки, которые постоянно находились в его дорожной сумке. Затем он достал бутылку коньяка и сверток с бутербродами, положив все это на столик, он встал, сделал легкий поклон в сторону Ирины и произнес хорошо поставленным голосом: «Мадмуазель, не соблаговолите ли Вы разделить со мной мой скромный ужин, как говорят в Северо-американских штатах, -продолжал Борис, – хочешь знать меня лучше,- ешь мой сэндвич!» 

С удовольствием сэр, – голосом послушной школьницы ответил Рыжик, – но я обещала поужинать вместе со своей приятельницей, как нам выйти из этой ситуации? 

Нет ничего проще, – бодро скомандовал Борис, – вы идете к ней и приводите её сюда, я ей так же сделаю приглашение и посажу за наш стол, ну вперёд! 

Не успела Ирина подняться, как в купе постучали и вошла проводница, одного её взгляда на Бориса и Ирину понадобилось ей что бы понять и расстаться с иллюзиями которые она питала в отношении Бориса, лицо её из любезного превратилось в официальное, она быстро выяснила кто будет брать бельё и кому нужен чай и с обиженным выражением покинула купе. У Ирины на лице появилось задумчивое выражение, она явно передумала идти звать свою приятельницу но затем выражение её лица изменилось на хитренькое и что то решив для себя она направилась в соседнее купе, Борис пока порезал каждый бутерброд пополам , сходил к проводнице за недостающим стаканом, та не глядя на Бориса выдала ему требуемое, затем он помыл и протер стаканы и выставил бутылку на стол, картинно расположив вокруг неё бутерброды. Прошло уже минут шесть а дам еще не было, Борис уже собрался идти на поиски, как в тот же момент раздался стук в двери и в купе вошли Ирина и высокая очень стройная шатенка лет тридцати, высокая грудь, длинная шея, длинные и стройные ноги, круглые бедра и синие как море глаза произвели на Бориса соответствующее впечатление, одета она была в какой то женский спортивный костюм со змейкой на куртке, которая была опущена настолько что бы открыть любопытному взору привлекательнейшую ложбинку между грудей четвёртого размера, кожа на шее и груди напоминала бледно – розовый мрамор, и была так нежно что сквозь неё просвечивались бледно синие вены. На лице был нанесен легкий макияж, который подчеркивал все положительные стороны этого красивого лица. 

Красотка, – тут же дал ей прозвище Борис, распахнув двери и делая приглашающий жест. 

Меня зовут Инга, -произнесла красотка томным голосом и протянула руку для поцелуя. 

Борис, попутчик Вашей очаровательнейшей подруги, целуя руку, ответил Борис и тут же повторил приглашение о совместном ужине. 

Приглашение принято, – тем же томным голосом ответила Инга,- разрешите добавить наших запасов и похозяйничать с сервировкой, а Вы, пока посидите или сходите покурить.  

Я не курю, и с детства не пытался курить, но Вы можете курить в моём присутствии, это на меня ничуть не влияет.  

Борис с удовольствием наблюдал, как женщины занялись сервировкой, как по волшебству появились копченая курочка, шпротики, помидорки и огурчики, петрушечка и кинза, и спустя некоторое время их стол напоминал буфетную стойку в хорошем ресторане. 

Прошу к столу, – скомандовала Инга, – и все придвинулись к столу, как бы случайно Инга оказалась рядом с Борисом и сев плотно прижала свое бедро к бедру Бориса, и он почувствовал как внизу живота, что то сладко заныло и зашевелилось. 

Инга хорошо знала свои возможности и видимо как то, поняв и ощутив реакцию Бориса, посмотрела в его глаза взглядом после которого говорить не нужно, нужно действовать. 

Борис собрал всю свою волю в кулак, не поменяв позы начал разливать коньяк по стаканам, затем, подняв свой, провозгласил тост за знакомство. Все дружно выпили, затем Борис провозгласил тост за сбычу мечт, мотивируя скорость выпивки старой поговоркой, что между первой и второй перерывчик небольшой, и опять все дружно выпили и начали интенсивно закусывать. Борис был голоден и не стеснялся, а кушал вдохновенно и мощно, перемалывая своими белыми и здоровыми зубами куриные косточки, зелень, овощи как жерновами и вдруг почувствовал, что женщины с восхищением смотрят как он ест, тут же смешался и умерил пыл. Женщины переглянулись и Ирина которая сидела до этого с хитреньким выражением лица предложила выпить за настоящих мужчин, которых в наше время эмансипированных женщин, становиться все труднее найти и встретить, тост Ирины был принят с пониманием, и все дружно выпив опять взялись за закуску. 

Спустя некоторое время, Инга, которую немного развезло, спросила у Бориса чем он занимается и где работает, в ответ Борис предложил сыграть в игру. Он, попытается угадать кто они, а они, попытаются угадать кто он, женщины согласились. Тогда Борис предложил им начать первыми. 

Инга попыталась, что – то сказать, но ничего не смогла придумать и уступила место Ирине. 

Ирина глядя Борису в глаза сказала что он или был или сейчас есть человек военный, это она вычислила из некоторых выражений Бориса таких как «доложить, диспозиция и т.п.» 

Борис соглашаясь, кивнул головой. Далее Ирина предположила, что ему от тридцати до тридцати двух лет, Борис опять согласился, далее Ирина сказала что он не женат, так как, учитывая аппетит Бориса, жена положила бы ему в сумку что нибудь посущественнее, чем бутерброды, Борис опять согласился, ну а больше мне ничего не надо, – сказала Ирина. 

Все рассмеялись, а Борис поднял руки. 

Теперь Ваша очередь, – захлопали в ладоши женщины. 

Борис наклонил голову, потом посмотрел на Ингу и сказал что она врач, семь лет назад закончила МОЛМИ-1, там, в Москве, вышла замуж за Одессита, год назад разошлась с мужем, специализируется в педиатрии, сейчас едет в Киев на всеукраинское совещание педиатров, работает в детской больнице на Слободке заведующей отделением. Когда Борис все это говорил, он увидал, как у женщин от удивления открылись рты, им было невдомек, что Бориса считали хорошим аналитиком даже а «Аквариуме». 

Скажите Боря, – начала удивленная Инга, – а не могли мы с Вами встречаться ранее в какой нибудь компании.  

Нет, ни в какой компании мы с Вами не встречались, сегодня я Вас, Инга, вижу впервые в жизни, – со смехом ответил Борис. 

Ну, тогда объясните в чем дело, – не успокаивалась Инга. 

Как говориться в известном Вам фильме, – элементарно Ватсон, – вы при разговоре выделяете букву А, следовательно, долго жили в Москве, долго – это лет пять семь и более, значит Вы Москвичка, следовательно, высшее образование получали в Москве, по некоторым Вашим выражением я уловил что Вам знакома латынь, а слова – антисептик, пациент, ургентно –подсказали мне что Вы медик, следовательно, учились в Московском медицинском институте, а как из Москвы попадают в Одессу? Не по распределению, а по любви, значит, влюбились в Одессита и с мужем приехали сюда. Затем любовь, по какой то причине закончилась, вы разошлись а на безымянном пальчике осталась белая полоска от обручального колечка. На вокзале в Одессе висит плакат в котором просят регистрироваться отъезжающих на всеукраинское совещание педиатров, и я когда вошел в вокзал, видал вас у этой комнаты где вы проходили регистрацию, вы очень красивы Инга , не обратить на Вас внимание очень сложно. 

Вы страшный человек Боря, довольным голосом заурчала Инга, но всё таки почему МОЛМИ-1 ,- потому что только там хорошо преподавали педиатрию, -отозвался Борис и в купе повисла пауза, как только Борис повернулся и посмотрел на Рыжика, так она сказала, – не надо, пожалуйста не надо, я уже поняла что вы все про меня знаете, но я не хочу что бы вы говорили. 

А я бы про ТО и не сказал, задумчево ответил Борис, – не вижу причин, почему бы нам не выпить за самых красивых, самых умных, самых женственных и прекрасных женщин в этом купе. И они дружно выпили, время было около часа ночи, колеса вагонов дружно перестукивались друг с другом, у Инги желание флирта с Борисом пропало, чего он и добивался, и она начала прощаться, Борис встал, когда она выходила, Ирина пошла проводить Ингу, так как у неё в купе, уже все спали, Борис сходил в туалет и помыл стаканы, убрал не съеденную закуску в сумку, вдруг завтра пригодится, достал термос с кофе и поставил на стол. Зашла Ирина, подошла и села не напротив Бориса, а рядом и прижалась к нему, он осторожно обнял её за плечи. Скажи, – прошептала она,- где делают таких как ты, настоящих мужиков и неужели мне повезло и я, встретила такой экземпляр. 

Это еще неизвестно кому повезло,- ответил Борис, целуя её в пухлые губы и испытывая восторг от ощущения её тела, такого податливого, мягкого и желанного, её губы вновь и вновь требовали поцелуя, её руки стянули с него футболку и непрерывно гладили его по груди, а он непрерывно целовал её шею, грудь, которая оказалась любимого размера Бориса, то есть как раз в его ладонь, и кожа на её груди, казалось, была сделана из теплого бархата, маленький сосок стал твердеть и просто просился к нему в рот и он стал целовать его, лаская его языком и слегка покусывая, из её груди вырвался стон и она прижала Бориса к себе с такой силой, что он чуть не задохнулся, он даже не понял, когда они успели раздеть друг друга, но он видел как прекрасно её тело, её лобок покрытый густыми и такими же огненными волосами трепетал под его руками, а она шептала ему какие то очень важные слова, затем она вдруг выгнулась дугой, обхватила его ногами и он ринулся в неё. Это, была какая то бешенная скачка, они любили друг друга так, как наверное никогда не любили никого другого, они не могли остановиться и только под утро у Рыжика хватило ума пресечь поползновения Бориса. 

Боренька, милый мой, – шептала она ему в ухо, -угомонись, завтра тоже будет день и ночь, ты же меня просто замучаешь и я физически не смогу ответить тебе завтра, ну родненький мой, ну пожалуйста.  

Борис положил Рыжика на себя, укрыл сверху одеялом, и она измученная им, тут же заснула, а он, поглаживал её рыжие вихры и, ощущал полное счастье и высшее наслаждение. Он посмотрел на часы , было шесть часов утра, через два часа поезд прибывал в Киев, он знал, что что – то им нужно сделать, но не мог даже пошевелиться, боясь потревожить эту маленькую но такую чудесную женщину которая спала разметавшись на его груди, и под уютный стук колес он и сам заснул богатырским сном. 

Проснулся он сразу как услыхал, что кто то стучит в купе, он снял и положил Ирину на постель, укрыл её одеялом, одел спортивные брюки и открыл купе, за дверью стояла Инга. 

Вы все еще дрыхните, – бодрым голоском начала она, – через пол часа мы уже в Киеве, вставайте, если Ирине нужно я ей помогу собраться. 

Спасибо Инга, – просипел Борис, – я доложу руководству о Вашей инициативе, но я думаю мы справимся сами.  

Он закрыл дверь и повернулся к Ирине, и тут Рыжик прыгнула на него и все началось с начала, никто не слушал никаких возражений, и это было прекрасно. 

Вышли они из вагона самыми последними, Инга дожидалась их на перроне, Борис взял вещи Ирины в одну руку, свою сумку повесил на плечо, вещи Инги в другую руку, и они направились к выходу в город, когда они уже уходили с перрона он почувствовал взгляд и резко обернувшись, увидал с какой тоской в глазах смотрела на него проводница его вагона, он улыбнулся ей, помахал рукой, она так же помахала в ответ. 

На привокзальной площади он спросил у Ирины, когда она собирается вернуться в Одессу, она показала билет на послезавтра, он узнал что назад девочки должны ехать в девятом вагоне, пообещал их встретить и взял такси до военного госпиталя где его ожидал Сергей Карлович Крылов, друг Бориса и летун от бога. 

Военный госпиталь Киевского Военного округа занимал довольно большую территорию, его корпуса находились как бы среди парка, прячась за густыми кронами каштанов, дорожки между ними были выложены тротуарной плиткой и чисто подметены. Воздух был чист и свеж как в лесу, все дышало покоем и умиротворением. 

Хорошо тут, – подумал Борис, – но лучше сюда не попадать, хотя сам госпиталь расположен внутри Киевской крепости, красивейшего ансамбля зданий и сооружений. 

Он знал, по рассказам, о том сколько ребят проходило лечение и реабилитацию в этом госпитале во время первой чеченской компании. 

Через несколько минут он уже входил в корпус, в котором лежал Сергей Карлович, внизу в окошке справки узнал что его палата №8 находится на втором этаже, рядом со справочной находился гардероб в котором его попросили одеть белый халат, пересмотрев все халаты, выбрали самый большой который выглядел как пиджак на могучей фигуре Бориса. Не обращая на это внимания, Борис направился к лестнице, две молоденькие медсестрички аж зашлись в хихиканьях, когда увидали его в халате, Борис сделал вид что не замечает восторга дам, с серьёзным видом прошагал вверх по лестнице. Подойдя к двери палаты, он постучал но не услышал ответа и заглянул в палату. Он увидел сидящего на кровати худого, полулысого и абсолютно седого мужика и уже собирался закрыть дверь, как раздался знакомый голос Крылова и он позвал Бориса, –  

Ну как, видно я здорово хорош, если даже ты, Борька, меня не узнал. 

Борис стоял онемевший, он знал что нужно что то сказать, что то такое бодрое, залихватское, но его язык прилип к гортани, наконец, он выдавил из себя осипшим голосом, – Привет Карлович, ну ты даёшь, что могло такое прижать такого бойца как ты, чтобы посадить его на такой аэродром. Ты давай бросай эти хохмы, мне они здорово не нравятся. С этими словами Борис подошел к Карловичу, сел рядом с ним на койку и, обняв его за плечи, троекратно расцеловал и почувствовал, как его сердце словно кто то стиснул, так ему стало жалко еще совсем недавно здорового, красивого и высокого мужика, носившего форму полковника ВВС с таким шиком, что встречные женщины оборачивались, что бы еще раз посмотреть на красавца, настоящего полковника. 

А сейчас Борис обнимал худенькие плечи немощного старика с небритыми дряблыми щеками и желтой кожей. 

Да вот, как видишь, попал к этим эскулапам, – каким то дребезжащим голосом ответил полковник, – Они тут, мне врут напропалую, что у меня полипы в желудке. Но я то знаю, что у меня рак, и жить мне осталось всего-ничего, может день, может три, может неделю, всё от Господа Бога нашего зависит, ну я и начал потихоньку сворачивать земные дела свои. 

Не перебивай меня Боря, – прикрикнул на Бориса Карлович, увидев что тот что то собирается возразить, – я тебе повторяю у меня времени нет и я тебя специально пригласил, что бы передать тебе одно, мною незавершенное дело, как своему лучшему другу, как человеку которого я искренне уважаю и хочу ,что бы когда меня не будет, ты ощущал мою дружбу и заботу о тебе и, скажем шире, даже о твоём Пятаке. Видишь, эти эскулапы меня даже в отдельную палату переселили, что бы я никого не беспокоил, когда напоследок дрыгаться начну. Поэтому садись напротив на стульчик, хватит меня лапать, я тебе не та Ляля с которой,судя по аромату от тебя исходящему, ты хорошо покувыркался этой ночью. 

Так вот о деле, слушай внимательно, ничего не записывай, и с этой минуты береги себя пуще прежнего, потому что информация будет только в твоей голове. 

Как ты помнишь из моих рассказов, когда мы с тобой парились в Чечне, я, с 1970 года по 1973год был военным советником в Афганистане при Захир-Шахе, который правил с 1933 по 1973годы. Советское присутствие, мирное к тому времени, существовало в Афганистане уже несколько десятилетий, и первый раз СССР ввели свой ограниченный контингент войск в Афганистан в 1929году, – наши войска захватили Мазари-Шариф и направились к Кабулу что бы помочь Аманулле которого пытался свергнуть Бачаи Сакао, бывший прапорщик возглавивший народное восстание, но Аманулла отрекся от престола в пользу своего брата Инаятуллы, наши и развернули оглобли и ушли из Афганистана когда узнали об его отречении. Так вот в 1973 году, после того как Захир-Шах был уже свергнут своим премьер министром генералом Даудом, меня пригласило мое руководство и дало мне секретное задание, обеспечить подготовку самолета и его погрузку для Захир-Шаха. Что нужно было грузить, мне руководство не сообщило, но, судя по серьезности акции, Захир-Шаху удалось хорошо заинтересовать соответствующих людей в ЦК КПСС, и в моё распоряжение, была передана спецгруппа в количестве пяти человек из состава подразделения «АЛЬФА». Однако меня задело такое отношение ко мне, я все-таки был резидент ГРУ, и я выяснил, что Захир-Шах собирается вывезти полный самолёт драгоценностей и я, со своими людьми, ему должен обеспечить эту операцию. Я понимал, что нашим, кто дал добро на проведение этой операции, ничего не грозило, кого в то время могли тронуть со Старой площади, но я рисковал жизнью, генерал Дауд узнает об этой операции рано или поздно и меня тогда просто растворят в концентрированной серной кислоте и спустят в канализацию. Я хорошо знал Захир-Шаха и, связавшись с ним, объяснил ему, что даром даже мама папу не целует, так, по – моему, у вас в Одессе говорят. 

Захир-Шах оказался человеком понятливым и не жадным, и он пообещал в случае благополучного исхода операции дать каждому из обеспечивших успех операции по пять миллионов долларов, то есть на шестерых эта сумма составила 30,000,000,$ 

Операция удалась, мы загрузили полный под завязку ЛИ-2 драгоценностями Захир-Шаха и отправили самолет. Через три дня от Захир-Шаха пришла шифровка о переводе на номерной счет в Центральном банке города Цюрих 30ти миллионов долларов и инструкция как получить цифровой код и электронную карточку для индификации получателя. Но Захир-Шах использовал шифр, которым он переписывался со Старой площадью, уж не знаю, как им удалось перехватить это сообщение Захир-Шаха, но они видимо не поняли, что я имею какое то отношение к этому делу. Так как ребята, которые грузили и отправляли самолет, имели свою рацию то, на их рацию иногда приходили шифровки для меня, они не регистрировались и ознакомившись с их содержанием я их тут же уничтожал. Эти балбесы не соизволили даже провести расследование, кто же ещё мог знать о шифровке от Захир-Шаха, сработали быстро, и как обычно топорно, на следующий день всех пятерых, умерших от сердечного (В КАВЫЧКАХ) приступа, я уже отправлял как груз 200 из Кабульского аэропорта. Через месяц меня отозвали и направили для дальнейшего прохождения службы в Дальневосточный военный округ, там хорошо за мной присматривали, потом когда СССР лопнул, гебистам хорошо прижали хвосты я почувствовал себя легче, видимо тот, кто подозревал меня в причастности к этим миллионам либо откинул лапти, либо не при власти. Я воспользовался этим и, как только началась первая чеченская компания, подал рапорт и меня отправили в действующий авиационный полк, где мы с тобой, Борик, и выпили не одну тонну водки и прочих крепких напитков и воевали не щадя живота своего. 

Так вот, поскольку я сидел под колпаком и находился в Кабуле, а взять шестнадцати цифровой код и индификационную электронную карточку нужно было в Кандагаре, согласно инструкций Захир-Шаха, а это шесть – семь часов на юг в одну сторону и столько же обратно. А меня опекали настолько плотно, что уйти из-под наблюдения на это время было просто невозможно. Вот я и отложил все это на более благоприятное время, да вот видишь, видимо, не сложиться для меня это путешествие, ну тут я и вспомнил о тебе, выяснил по своим каналам, что весь ваш «Пятак» сократили и уволили, что вы сейчас свободны и бедны, и решил передать тебе всё это хозяйство, может выберешь время и разберёшься с ним. Мне ничего не надо, но если удачно справитесь и не будет неподъёмных расходов, пару лимонов положишь на счет, который я тебе дам. А теперь придвигайся поближе и запоминай, ничего не записывай. 

Кандагар, – центральный город южной провинции, строился как современный город так называемым квадратно гнездовым способом, в центре города площадь Чар Сук – четыре рынка и к ней сходятся четыре улицы с магазинами, это Герат базар, Шах базар, Кабул базар и Шикапур базар. Если пойти на север по улице Шах базар, то выйдешь к мавзолею  

Ахмад-Шаха Дуррани, это единственная достопримечательность, которую пощадили все прошедшие войны, выглядит он как восьми угольная мечеть, на каждом из восьми углов в нишах здания установлены шестигранные колоны, расстояние между стеной ниши и колонной составляет 15 – 20 сантиметров, то есть за колону можно легко просунуть руку, и если смотреть на шестиугольник сверху то на первой грани от острого ребра внутренней части колоны на высоте роста человека среднего роста приклеена копеечная монета, на которой на стороне герба нацарапана первая цифра кода, на противоположной стороне вторая, цифры очень маленькие, невооруженным глазом не рассмотришь. Собирать монетки нужно с каждой колоны в порядке хода часовой стрелки начиная от первой колоны слева от входа в мавзолей и, ты будешь иметь все цифры необходимого тебе кода.  

Но тебе еще понадобиться электронная карточка, с этим будет гораздо сложнее. На севере города расположено кладбище, и после свержения Талибана, там похоронены талибские командиры, их могилы выложены кафельной плиткой, а так же кладбище «Аль Каиды». Сейчас там похоронены восемьдесят один герой талибов (восемьдесят мужчин и одна женщина) которые защищали Кандагарский аэропорт, пока их войска Северного альянса вместе с американцами всех и не положили, а так же там похоронены талибы, которые удерживали местный госпиталь еще два месяца после того, как Кандагар оккупировали американцы и войска Северного Альянса. И на этом кладбище постоянно толкуться толпы заболевших людей, по местной легенде съевший земли с могилы героя тут же выздоравливает, в связи с этим местный полевой командир, который держит Кандагар, выставил там круглосуточную охрану. Мужики звереют от постоянного контингента больных и гоняют всех с кладбища без разбору, а вам нужно обязательно там покопаться, недолго но нужно, поэтому придется нейтрализовать охрану хотя бы на пару часов, их там человека четыре, и вам придется выяснить расположение самого крайнего ряда могил северной части кладбища, от крайнего ряда на юг считая крайний ряд за первый отсчитать пять рядов, от центральной дорожки на запад в пятом ряду десятая женская могила, смотрите не перепутайте на мужских могилах надгробья кладут вдоль могилы , на женской поперёк, под надгробьем на глубине в 20 – 30 см найдете металлический контейнер, в нем некоторые документы и магнитная электронная карточка, и не задерживайтесь в Афганистане ни одного лишнего часа, потому что когда афганца спрашивают как он относится если в Афганистан приедет русский, он тут же не задумываясь сообщает что убьёт русского. Даже туриста, – нет отвечает афганец, – туриста нет, он же тоже человек, пусть ходит, смотрит. Но вы туристами будете до того времени пока не вырубите охрану кладбища, дальше вас начнут вычислять и вычислят, афганцы это умеют. 

Но, собственно Боря ты не мальчик, сможешь спланировать все так, что комар носа не подточит, я тебя знаю и на тебя надеюсь. 

Да, предвижу твой вопрос и сразу даю на него ответ, – Сергей Карлович наклонился к тумбочке, что стояла около его кровати, взял из неё газетный сверток и протянул его Борису, – Здесь тридцать тысяч долларов, должно хватить на весь «Пятак» для решения вопроса, и еще, – недалеко от Кандагарского аэропорта я заложил схрон. Его координаты, и как нейтрализовать ловушки охраняющие схрон, вот на этой бумажке, изучишь-сожги. 

С этими словами Крылов откинулся на подушки, его лоб покрывали крупные капли пота, он стал бледен как мел. Сергей Карлович! Что с вами! – запсиховал Борис. 

Позови медсестру, она знает что делать, – прохрипел Крылов. Борис кинулся в коридор и чуть не сбил с ног медсестру, она как раз направлялась в палату Крылова, ускорила шаг и через минуту вколола ему что – то. Сергей Карлович начал потихоньку возвращаться к жизни, лицо его чуть чуть порозовело, на руках исчезла желтизна. Борис полотенцем вытер испарину с его лба, Карлович открыл глаза и внимательно посмотрел на взволнованного Бориса. 

Ты еще здесь? –спросил он слабым голосом, – Иди Боря, я солдат и уже вступил в бой, и я знаю что это мой последний бой и в нём победитель не я, но я приму поражение достойно, как солдат, иди дружище, мне ты уже ничем не поможешь. 

Борис, сдерживая слёзы, которые наварачивались на его глаза, опустился на колени обнял 

Сергея Карловича, прижался лицом к его щеке и так замер, мысленно посылая ему часть своего здоровья, и вдруг почувствовал невесомую руку Карловича на своей голове, больной, умирающий друг гладил его по голове как бы утешая его, Борис поцеловал Сергея Карловича Крылова, летуна от Бога и своего друга в щеки горевшие лихорадочным румянцем, резко встал и Вышел. 

Он шел по территории госпиталя и физически чувствовал, как часть его сердца осталась в палате второго этажа вместе с Карловичем, а перед глазами стояла картина, которую он уже не помнил где видел. Перед его глазами был высокий, пронизанный солнечными лучами лес могучих мачтовых сосен, было очень тихо, слышно было как клест сражается с еловой шишкой, воздух был такой, что его можно было пить и, вдруг, раздался глухой треск и могучая сосна рухнула на землю. И Бориса поразило это непонятное явление в жизни, когда могучий организм сводит счеты с жизнью, когда что то красивое и здоровое вдруг падает на землю и превращается в ничто, и этот антилогизм потряс его до глубины души. Он уже вышел из госпиталя и шел по улице Леси Украинки к центру Киева, время было около одиннадцати часов, тут Борис заметил маленькое кафе на противоположной стороне улицы и зашел в него, Кафе было на четыре столика, чистенькое и довольно уютное, справа перед залом была стойка бара. За стойкой стояла красивая блондинка в кокетливой белоснежной наколочке на голове. Борис подошел к стойке и попросил сто гамм коньяка Шустов, и тут же опорожнил бокал, не слова не говоря, протянул бокал барменше, она так же бессловесно его наполнила. Борис опорожнил и этот одним духом и опять поставил бокал перед барменшей, и опять в полной тишине бокал был наполнен. Борис выпил третий бокал протянул барменше сто карбованцев и вышел из бара, не взяв сдачи. Только сейчас у него отлегло от сердца. Он достал стодолларовую бумажку из пакета Сергея Карловича, и в первом обменнике поменял её на карбованцы. 

Борис решил найти своих попутчиц и пригласить их на обед, он знал, что совещание врачей педиатров происходит в Киевском университете на кафедре биологии, он дошел до ближайшей станции метрополитена и спустя двадцать минут кже выходил в город на станции Университет. Найти кафедру биологии и актовый зал где проходил семинар тоже не составило большого труда, открыв дверь, Борис увидал небольшой актовый зал в котором сидело максимум человек сорок- пятьдесят. Вычислить Ирину было не сложно, её огненно – рыжая голова светила как маяк в море заблудившемуся судну. В следующем ряду прямо за Ириной было свободное место, Борис ни секунды не сомневаясь, вошел в зал и тихонечко пройдя между рядами сел позади Ирины и начал посылать ей мысленно просьбу повернуться, но так как Борис был плохой телепат, и мысленный приказ повернуться не подействовал, он решил перейти к более действенному методу, он приблизил свою голову почти вплотную к голове Ирины и тихонько прошептал: «Рыжик», она тут же обернулась и при виде Бориса глаза её радостно заблестели. Борис вырвал листок бумаги и написал в нем два вопроса о том, когда кончается семинар, и далеко ли от Ирины сидит Инга, прочитав записку Ирина повернулась и показала правее Бориса в том же ряду где сидел он, Борис посмотрел на право и увидел улыбающееся лицо Инги, которая сидела рядом с мужчиной лет сорока, брюнет с интеллигентным лицом в сером легком костюме, который сидел на нём как влитый и, в роговых очках, которые придавали ему изрядную толику солидности. В этот момент Ирина вернула ему записку, в которой её округлым и изящным почерком она сообщала, что семинар, его теоретическая половина на сегодня закончиться через двадцать минут, затем, перерыв на обед до четырёх часов дня, затем практические занятия в детской клинике города Киева до шести часов дня, после чего, они свободны до девяти утра следующего дня. Борис прочитав записку опять наклонился к уху Ирины и прошептал, одновременно вдыхая всей грудью обалдеванный запах её волос, жду Вас с Ингой у выхода из зала справа от дверей, и бесшумно растворился. 

Через минут двадцать двери актового зала распахнулись и наружу начала вытекать толпа учащихся, состоящая из одних женщин. Вот тут Борис здорово пожалел что назначил встречу девчонкам в этом месте, каждая проходящая мимо женщина внимательно осматривала Бориса с головы до пят, что, в конце – концов, он себя почувствовал как голый мужик в женской бане. Наконец – то в дверях показались его дамы с ними был мужчина который сидел рядом с Ингой. Они подошли к Борису и, тут же, у женщин, которые проходили мимо, на лице появилось выражение не сбывшихся ожиданий, лица их буквально на глазах потеряли живой блеск и осунулись. Инга, своим томным голосом, представила Бориса своему знакомому, а ему Бориса. Богдан, так звали этого мужика, был так же врач педиатр, кандидат медицинских наук и работал Харькове. Он крепко пожал руку Борису и открыто улыбнулся. Неплохой мужик, пронеслось в голове у Бориса, пока, а дальше, вспомнил он поговорку Хохотуна, – вскрытие покажет.  

После представления Борис сделал дамам приглашение совместно пообедать и добавил, что если дамы не возражают это приглашение относится и к Вам , Богдан. Дамы не возражали и они вместе отправились в предложенный Борисом ресторан «МЕТРО» который находится на Крещатике. По дороге он не мог принять участие в общей беседе, так как медики обсуждали доклады сделанные им на семинаре, но когда они сели за столик в ресторане и Борис сказал чтобы они выбирали в меню всё что им понравиться, наступило некоторое напряжение, так как в то время всеобщего кризиса и неразберихи, когда утром полученные деньги, зарплата через неделю превращались в кучку нарезанной бумаги а цены в хорошем ресторане всегда предполагали что у тебя этой нарезанной бумаги достаточно. Почувствовав это Борис со смехом сказал что сегодня он богат как Крез, и что у него такое состояние бывает нередко и деньги это навоз, сегодня нет а завтра воз, и что деньги, которые он собирается сегодня прогулять, заработаны честным и тяжелым трудом. После этого коллектив расслабился и каждый заказал что хотел, они взяли на четверых бутылочку коньяка, разнообразных салатиков, телячие и свиные стейки с гарниром, а Борис, учитывая потери его энергии ночью в поезде, заказал себе Борщ Украинский с пампушками, который в этом ресторане всегда делали бесподобно, и тут у него мелькнула мысль, зачем ему выезжать ночью поездом, когда он может утром вылететь в Одессу самолетом, благо, сейчас ненужно было экономить, денег что дал Карлович на операцию должно было хватить с лихвой. Борис наклонился к Рыжику и спросил её как она относится к тому, что бы он остался до утра, она с радостью согласилась, но в общежитие университета, где им дали места для ночёвки, уже мест нет. 

Борис сказал, что решит эту проблему и встретит её около университета в четверть седьмого, на том они и расстались, дамы с Богданом пошли в университет, где их ждал специальный автобус, который должен был их отвезти в детскую клинику города Киева. 

Борис рассчитался в ресторане и поднялся с Крещатика в гостиницу «Днепр», где за Пятьдесят долларов ему дали прекрасный полу люкс, еще да двадцать долларов он согласовал вопрос ночевки в номере Рыжика, затем поехал на вокзал где сдал свой билет на поезд, там же в здании вокзала купил билет на самолет вылетавший из аэропорта Жуляны в половине десятого утра. Затем Борис зашел в магазин на Крещатике купил бутылку полусладкого шампанского, коробку конфет «Вечерний киев», выстоял очередь за киевскими тортами, взял их два, один для Инги, затем зашел на Бессарабский рынок и купил бананы, апельсины, большие медовые груши, турецкий сладкий виноград, забежал в номер загрузил все это в холодильник, заодно выяснил, можно ли заказать утром в гостинице кофе и чай со свежими булочками в номер. Оказалось можно. Затем он потихоньку направился к университету, время встречи с Ириной приближалось, к месту пришли девочки вдвоём, оказалось, Богдан должен обязательно навестить своего знакомого и в девять вечера он назначил Инге свидание у станции Метро на Крещатике, 

Борс взял девушек под руки и они направились в гостиницу к нему в номер, там он выложил на стол фрукты, поставил три бокала и хлопнул пробкой шампанского в потолок, разлил вино по бокалам и предложил выпить за их красоту и обаяние, так они просидели в номере Бориса до пол девятого вечера попивая шампанское и закусывая фруктами, затем когда на улице уже темнело, они направились к станции метро на Крещатик. У станции всегда было много народа, тут назначали свидания влюбленные, встречались компаниями друзья, крутились фарцовщики и наркоманы и просто после прибытия поезда толпа то уплотнялась, то становилась реже когда народ расходился. 

Когда они подошли к станции было уже несколько минут позже девяти и Богдан уже стоял ожидая Ингу у края толпы. Инга шла впереди Бориса и Ирины шага на три и сразу же направилась к Богдану. Для этого ей нужно было пройти сквозь группку парней, которые сказали в её адрес не очень приятные слова. Богдан тут же среагировал и оскорбитель, от удара Богдана прилег на асфальт, но остальные из этой группы в количестве восьми здоровых молодых парней собрались устроить мясорубку для Богдана, они оттеснили Ингу и в этот момент раздался спокойный голос Бориса: «Эй вы, шакалы, это что ж такое, восемь на одного, где же ваше благородство?» Один из нападавших со смехом пригласил Бориса в круг, сказав, что их уже будет двое. Стоявшие вокруг люди с ужасом отошли от этого места, у парней как по команде появились в руках металлические палки, цепи и кастеты, Борис стал в стойку с пустыми руками и сказал побледневшему Богдану,- следи за моей спиной, сам не атакуй, я все сделаю сам. И тут произошло такое, о чем вряд ли кто то мог потом вспомнить и рассказать, как только главарь нападавших взмахнул металлическим прутом, Борис взорвался ударами ног и рук уклонами и опять ударами, после удара человек, который его получил встать уже не мог, через минуту все восемь хулиганов лежали на асфальте без признаков жизни, окружающие заопладировали. Борис поклонился как артист в цирке и начал стаскивать парней в кучу, в отдельную кучку сложив их металлические прутья кастеты и цепи. Боря, а ты их не убил? – с испугом спросил Богдан. 

Не беспокойся, через десять минут будут все на ногах,- ответил Борис, – я думаю, это их научит культурному обхождению с людьми. 

Как всегда вовремя, подошел сержант милиции, посмотрел на две кучки и спросил у окружающих, кто уложил ребят отдохнуть, (чувство юмора у сержанта присутствовало) 

Ему кто то из окружающих людей с тем же тоном ответил, что случайно споткнулись мужики и всю свою приправу выронили из рук, так как сильно головой ударились об асфальт. Тот парень, которого первым вырубил Богдан, пришел в себя, сел на асфальте и с удивлением разглядывал кучку своих корешей, которые еще пять минут назад были самыми сильными, самыми уверенными в себе и им все было нипочем. А сейчас, лежали на тротуаре кучей дерьма, которую милицейский сержант собирался погрузить в милицейский воронок и отвезти в участок, в обезьянник. Пока эти мысли ворочались в его голове, подошли еще четверо милиционеров, поодевали всем лежащим наручники и по одному начали грузить их в милицейский УАЗик. 

Борис не стал дожидаться выяснения отношений с ментами и, схватив девчонок и Богдана, они тихо покинули поле боя. Борис заскочил в магазин и взял ещё бутылку шампанского, и через десять минут они уже были в номере Бориса, он наливал шампанское в четыре бокала, и как обычно, предложил тост за прекрасных дам, они категорически запротестовали и предложили выпить это бокал за настоящих мужчин, которые вдвоём справились с девятью здоровыми мужиками. Богдан сказал, что он виноват только в одном, остальных восемь вырубил Борис в течении одной минуты, так что пьём за здоровье Бориса и, они дружно выпили бокалы за его здоровье, затем Инга и Богдан засобирались уходить, Борис их не стал задерживать, он уже час не мог отвести взгляд от Ирины, она его заводила самым невинным жестом, и как только Богдан с Ингой вышли, он схватил Ирину в объятья и стиснул её очень сильно, контролируя всё же свои руки, чтобы не задушить в объятьях эту маленькую, но уже так много для него значившую женщину. 

Она была ему так желанна и так по сердцу, что он млел от её поцелуев и прикосновений и терял голову напрочь, он мог любить её бесконечно и чем больше он её любил тем больше ему хотелось её, за последние два дня в его душе безжалостного бойца вырос огромный ком нежности к этой красавице, маленькому рыжему очаровательному чертёнку за которого он не колеблясь, может отдать свою жизнь. 

Усталая Ирина заснула на его плече около часа ночи, Борис боялся даже пошевелиться, сквозь окно проникал свет фонарей освещающих гостиницу, в номере было тепло и они давно сбросили одеяло, и сейчас Борис с восторгом смотрел на великолепное тело Ирины, которое в свете то ли луны, то ли фонарей, выглядело как сделанное из цельного куска бледно розового мрамора, её груди как две белоснежных сферы вздымались над впалым животиком, наполненные какой то нежной тайной бытия, а два соска венчавших эту композицию созданную богом приводили в изумление и трепет, впалый животик как бы указывал на темный треугольник её лобка от которого тянулись вниз стройные ножки с ноготками покрашенными красным лаком, выглядевшем в этом свете как чёрный, а её маленькие и аккуратненькие стопы, как у двенадцатилетней девочки, от вида которых Борис просто обалдевал, когда видел как она одевает обувь. Борис смотрел на Ирину и у него росла уверенность, что эта женщина предназначена богом ему, и нужно делать ей предложение, но затем холодный ум ехидненько спрашивал у него, а как он будет содержать жену без постоянной работы, он понимал что с голоду они не умрут а одеть обуть красивую женщину каждый раз стоит целого состояния, а макияж, – это уму не постижимо, как то его сестра попросила купить ей пудру, так плиточка этой пудры с одной запаской стоила чуть ли не сто долларов. И тут Борис понял что сама судьба толкает его в Афганистан, сделать то о чем его просил его друг Сергей Карлович, и другого пути у него нет, поняв это он взял в руку грудь Ирины, она тут же сама прижалась к его ладони, и спокойно уснул как человек принявший очень трудное но важное решение. 

Что ему снилось он не помнил, но это было настолько приятный сон, что просыпаться ему не хотелось, но кто то гладил его по телу, легонько кусал за ухо, ерошил его волосы, что он потихоньку начал злиться на этого «Кто то» и уже собрался громко возмутиться, как восхитительные ощущения пронзили все его тело начиная снизу живота и до самой последней клеточки его рук и ног. Он открыл глаза и увидал как Ирина целует его тело и шепчет в перерывах между поцелуями,- просыпайся, ну просыпайся, сколько можно заставлять ждать женщину. И Борис проснулся и обрушил на своего Рыжика ураган поцелуев не выбирая места поцелуя, куда попал туда и поцеловал и продолжалось это неистовство до тех пор пока Рыжик не обхватила его ногами выгнувшись дугой , притянула к себе и он вошел в неё так мощно что она сладострастно застонала и широко открыла ничего не видящие глаза, все её чувства были внутри неё, она ещё крепче прижала Бориса к себе и одновременно к ним, обоим, пришла эта вспышка божественных ощущений, этот взрыв страсти после которого уже ничего нет….. 

Борис очнулся спустя минуту, Ирина лежала разметавшись, на лице её блуждала какая то неуловимая улыбка как на портрете моны Лизы, Леонарда да Винчи который он видел когда то в Лувре. 

Борис тихонечко встал и пошел в душ, по дороге позвонил на ресепшн гостиницы и заказал в номер две чашки крепкого натурального кофе и четыре свежих булочки, когда он вышел из душа, Ирина разгуливала по номеру, укутавшись простыней и что то напевала, у Бориса от этой картины блаженство разлилось по душе, на какую то минуту он эту картинку перенес в свой дом и она ему очень понравилась. 

Быть может, господин с блаженной рожей, освободит для дамы место в туалете и душевой, так как это в данном отеле одно и то же. 

Борис с тем же блаженным выражением лица сделал приглашающий жест по направлению душевой, Ирина гордо вскинув голову, от чего её огненно рыжая грива выстроилась в прическу типа «ИРОКЕЗ», а маленький носик уставился милыми и круглыми ноздрями в потолок, гордо прошествовала в душевую комнату по совместительству туалет, по дороге содрав со стула развешенные на нем Борисом её вещи, которые до этого валялись на полу в разнообразных точках комнаты. Борис посмотрел на часы, было без четверти восемь, Иринке на занятия к девяти ему на самолет к половине десятого, на всякий случай он крикнул в сторону двери душевой: «Мадам, прошу Вас поторопиться, нас ждут великие события!», – и как только он проговорил эти слова, как дверь душевой открылась и вышла Ирина.  

Боже, как она хороша, -пронеслось в его голове, -нет ничего в мире прекраснее женщины когда она любит и любима. 

В этот момент в дверь номера постучали, вошла официантка и принесла на подносе аппетитно пахнущие две чашки кофе и булочки в плетёной вазочке, сделанной из соломки.  

В ружьё – пригласил Борис Иринку к столу,- после того как рассчитался с официанткой и выпроводил её за дверь. 

Они сели за стол и выпили кофе и с удовольствием съели свежие, пахнущие хлебом, булочки, затем Борис собрал всю фрукту которую вчера не доели и сложил в пакет с ручками, вручил его Ирине со словами, – возьми, Вам с Ингой пригодится, затем они покинули номер. Проходя мимо коридорной Борис сдал ключи от номера и поблагодарил коридорную за возможность отдыха без помех и они через двадцать минут уже были у входа в университет, там Борис поцеловал Ирину, пообещал встретить её завтра утром на Одесском вокзале, тормознул такси и помчался в аэропорт Жуляны. Он успел в аэропорт вовремя, и спустя полтора часа уже приземлился в Одесском аэропорту. 

В здание аэропорта он нашел телефон автомат и сделал четыре звонка. Каждый звонок сопровождался одной фразой: «Пятак в шестнадцатую копилку», это означало что он ждет члена своей группы у себя в шестнадцать часов. Затем он взял такси и поехал домой. 

У себя дома через Интернет до начала совещания со своими ребятами он должен был выяснить где и как получит визу в Афганистан, как туда и на чём добираться, как одеваться и самое главное выдумать причину посещения Афганистана пятью здоровыми мужиками на лицах которых написано что угодно кроме любви к историческим памятникам, экзотическим животным и туризму. Борис включил компьютер и пока он разогревался, он спрятал деньги, которые ему вручил Сергей Карлович, в маленький домашний сейф, который был вделан в стену и прикрывался картиной с пейзажем, написанным одним Одесским художником. 

Поработав два часа с Интернетом он выяснил что посольство Афганистана в Украине находится в Киеве на Краснозвёздном проспекте № 42, визу можно получить в течении трех дней, необходимо две фотографии, ксерокопия паспорта и 30 долларов. Добираться до кабула можно двумя путями, из Москвы авиакомпанией «АРИАНА», стоимость билета 182 доллара в одну сторону и 405 долларов туда и обратно, и из Стамбула стоимость билета приблизительно одинакова с учетом билета Одесса – Стамбул, по прибытию в Кабул можно купить билеты в Кандагар, рейс туда осуществляет частная авиа компания 

«КАМ ЭЙР» , билет до Кандагара стоит 30 долларов. По плану который Борис хотел предложить ребятам они проникают в Афганистан двумя группами, первая – два человека, это Циркуль и Хохотун летят в Кабул из Москвы, вторая группа – три человека, – это Рыжий Кеша и Битюг летят в Кабул через Стамбул, встреча двух групп осуществиться в Кандагаре в гостинице Нур Джахана, хоть номер там и стоит 15 – 20 долларов в сутки но зато в номере чисто, имеется душ, горячая вода, вентилятор и кондиционер, правда, ресторана в гостинице нет, зато есть телевизор в холле. Ресторан, где можно хорошо и недорого покушать, расположен на этой же улице где и гостиница, идти нужно по направлению к площади Шохидан Чоук. После всречи в гостинице вторая группа утром находит схрон где возьмет две маленькие рации типа «Уоки- токи», штуки три баллончика с усыпляющим газом действующим мгновенно и в течении часа, причем начисто отбивающим память на первое время, то есть усыпленный в течении двух – трех часов не будет помнить что с ним произошло, первая группа в тот же день производит снятие монет с обратной стороны колон мавзолея Ахмад Шаха Дуррани, поскольку этот процесс довольно длительный Хохотун будет изображать художника туриста который хочет сделать зарисовки мавзолея с разных сторон, тем более он рисует просто великолепно.  

Первая группа пойдет на север Кандагара, после новой консервации схрона, и сделает рекогносцировку кладбища, попытается отыскать интересующую нас могилу, выяснит где расположены посты охраны кладбища и время их смены а так же маршрут их следования по кладбищу. Ну, а более уточненный план, они примут на месте, когда проведут полную разведку и рекогносцировку. 

В это время раздался звонок , Борис пошел открывать , проходя он посмотрел на стенные часы, было без пяти минут четыре. За дверью стоял Рыжий (капитан ГРУ Совцов Александр Николаевич), среднего роста, коренастый крепыш, выпивоха и обжора, перепьёт кого угодно и когда надо без малейшего ущерба для себя, прекрасно знает и применяет Карате-До, Тэйкван-До , Русобой, прекрасно владеет ножом и другим холодным оружием, стреляет из спец автомата «ВАЛ» на расстояниив 200м в пятикопеечную монету, может обходиться без воды и пищи и сна без применения спец средств трое суток, с применением до пяти суток, молчалив и могуч, рост 170см состоит из одних мышц. Заходи Рыжий, проходи в комнату, присаживайся, могу предложить кофе, чай, после совещание что – нибудь и покрепче,- встретил Александра Борис. 

Спасибо, подожду чего – нибудь покрепче, – ответил Саша. 

Звонок тренькнул опять, Борис пошел открывать. 

В дверь протиснулся Кеша (капитан ГРУ Козубенко Виктор Михайлович), Рост выше среднего, порядка 180см, атлетического телосложения, в еде и выпивке умерен зато очень любит женщин Рубенсовского калибра, но ни с одной из них его не связывают длительные отношения, ухитряется даже после охлаждения чувств оставаться для дамы лучшим другом и помощником. В движениях точен и аккуратен, знает и использует любую взрывную технику, любитель технических задач, прекрасно стреляет из пистолетов двумя руками, из автомата «ВАЛ» пробивает пятак на расстоянии 200 метров, 

Знает и применяет Карате-До, У-Шу, Русобой и любит и участвует в боях без правил, побежден не был ни разу. 

Привет Циркуль, -взял быка за рога Кешка, – есть что то выпить? 

Перебьешься до конца совещания, -любезно ответил Циркуль, – иди в комнату, там уже Рыжий ждет.  

Только Борис проговорил это как звонок опять ожил , Борис открыл дверь в которую один за одним ввалились Хохотун и Битюг. Ну о Хохотуне тут уже рассказывалось а вот Битюг 

(Старший лейтенант ГРУ Чуяс Юрий Александрович), выше среднего роста, где то 180 см, весом более 110 кг, чрезвычайно подвижен и быстр, холост но женщин любит, приоритет отдаёт хрупким и маленьким блондинкам с голубыми глазами и нежным и тоненьким голоском. Как когда-то сказал Хохотун имея в виду эту страсть Битюга, что у него при виде такой женщины просыпаются отцовские чувства, но тогда если ты с ней спишь, то у тебя Битюг , налицо тяга к педофилии, и тебя нужно закрыть в психушке. Битюг очень спокойно реагирует на все подначки Хохотуна, но любому другому за такую подначку здорово бы не поздоровилось, в группе проявил характер уживчивый и мягкий, стреляет из автомата «ВАЛ» в самый центр пятикопеечной монеты и очень огорчается если на расстоянии 200 м не попадает в центр, прекрасный ходок по лесу, болоту и другой пересеченной местности абсолютно бесшумно, отлично владеет приёмами Дзю-До, 

Карате-До, Русобоя, холодное оружие любит и умеет с ним обращаться, большой специалист по маскировке. 

Борис закрыл за ребятами дверь и все трое прошли в комнату и уселись за столом, Хохотун , глядя на Бориса, проговорил, – мы тебя слушаем, командир, – знаем что зря нас созывать не будешь. 

Борис встал и вкратце изложил им всё по поводу Крылова, Афганистана и что он думает по этому поводу, рассказал в общих чертах черновой план их действий и в конце добавил, что дело которое он затевает добровольное для каждого, деньги, добытые в результате этой операции делятся между шестерыми поровну, если по каким то причинам вернуться не все, то деньги делятся все равно на всех участников, только их получит семья, или тот, кому он завещает, этот невернувшийся. А теперь прошу высказываться по существу. 

Такая операция требует денег а у нас их нет, заметил Битюг. 

Борис, не говоря ни слова, подошел к стене, отодвинул картину и достал из сейфа пакет Карловича и положил его на стол, – тут тридцать тысяч долларов, каждому по шесть тысяч, на три дня командировки, на питание, дорогу и проживание хватит с лихвой, ещё и останется. Больше вопросов не было, только Рыжий спросил о времени начала операции. 

По моим прикидкам,- ответил Борис, ты завтра купишь пять билетов на вечернюю лошадь в Киев, мы выедем туда, в посольство Афганистана, за получением виз, все мы старые друзья, давно мечтали побывать в Афганистане. Сейчас возьмите каждый по шесть тысяч долларов, в поезде отдадите Рыжему деньги которые он потратил на ваши билеты, если нам удастся получить визы за один день то послезавтра мы в Одессе, это среда, если процесс займет второй день значит мы в Одессе в Четверг, тогда мы с Хохотуном берём билеты на самолет в Москву и в пятницу вылетаем из Москвы в Кабул, вы же Битюг, Рыжий и Кешка берёте билеты на самолет Одесса –Стамбул и в четверг вылетаете в Стамбул, в Стамбуле берете билеты на рейс Стамбул – Кабул на пятницу, в пятницу же, мы, частной авиакомпанией «КАМ ЭЙР», вылетаем из Кабула в Кандагар, где в гостинице 

Нур Джахана мы встретимся. У вас есть завтра день до вечера, что бы подготовить паспорта и необходимые фото. В двадцать один час назначаю сбор у меня, если нет вопросов, предлагаю выпить за успех намеченного мероприятия, достав бутылку коньяка,- произнес тост Борис. Пять стаканов стояло на столе, Битюг разлил коньяк по стаканам, они подняли стаканы и стукнули галечкой в едином порыве за удачу и залпом выпили коньяк. 

А теперь все свободны, продумайте, кому необходимо передать вашу долю в случае невозможности самому получить деньги, напишете на бумажке точный адрес, фамилию, имя и отчество и номер счета в банке, если таковой имеется, эти бумажки зашифруем и, они будут ждать нашего возвращения в моём сейфе. Мужики потянулись к выходу, последним выходил Кеша и пожимая Борису руку скороговоркой пробубнил, – До завтра, командир, это классная работенка и хорошо оплачиваемая, надо, надо размяться а то застоялись, как кони в стойле. 

Когда Борис закрыл за ребятами дверь он взял со стола остаток денег и пересчитал их, всего у него было 5700 долларов и тысяч двести карбованцев. Неплохо погулял в Киеве,- подумал он. И тут, он вспомнил об Ирине, и волна нежности и любви к ней захлестнула его с головой, он тут же позвонил в справочную вокзала и узнал время точного прибытия поезда Киев – Одесса (Черноморец) и лег отдохнуть.  

Уснул он сразу, сказалась усталость и нервное напряжение двух дней проведенных в Киеве и легкая предоперационная нервозность. Спал он, практически, без сновидений, проснулся в десять вечера от того что захотел покушать, встал приготовил себе яичницу с ветчиной, сделал кружку крепкого чая все это с удовольствием съел, подобрав кусочком хлеба остатки, пока тарелка не засверкала, выпил чай и с чувством сытости опять завалился в постель и мгновенно уснул. 

Ровно в семь утра будильник противными звуками оповестил его, что ему пора собираться встречать любимую женщину, он вскочил с постели, в течении десяти минут покончил с туалетом, принял контрастный душ, вышел из ванной комнаты и в эту минуту запел чайник, он быстро сделал себе кружечку крепкого чая Ахмат, бутерброд с ветчиной,- все это проглотил одним глотком, за минуту одел новые белые джинсы, светло-серую футболку, легкие бежевые сандалии на босую ногу, побрызгал на себя парфюмом Жеванши и вылетел из квартиры для встречи с той при мысли о которой его сердце начинало биться в абсолютно бешенном ритме. 

Он был у вокзала за двадцать минут до прибытия поезда, побежал в цветочный киоск и купил на все карбованцы букет алых роз из двадцати одного цветка на длинных, почти в метр ножках. 

Выйдя на перрон он услышал объявление, что поезд прибывает на первый путь, вторую платформу, зная номер вагона начал потихоньку подходить к месту остановки вагона согласно его расчёту, и тут вдалеке показался поезд, который медленно втягивался на привокзальные пути. Сердце Бориса забилось, как у юноши, впервые пришедшего на свидание, он смотрел в окна вагонов медленно катившихся мимо, и вдруг в одном окошке увидал огненно рыжую голову и очаровательно смеющуюся мордашку Иринки, которая махала ему рукой. Он кинулся к двери вагона, где проводница протирала поручни входной лестницы. Поезд остановился и через минуту из двери показалась Ирина с небольшим чемоданчиком, с трудом делая серьёзное выражение она подходила к Борису, но не дойдя один шаг, вдруг бросила свой чемоданчик на перрон и прыгнула Борису на грудь, обхватив его шею руками а его ноги своими ногами и они слились в долгом и таком сладком поцелуе что прерывать его никто из них не хотел, наконец, Рыжик нашел в себе силы оторваться от Бориса, а он аккуратно опустил её на перрон и вручил ей этот роскошный букет алых роз, когда Ирина взяла его в руки её глаза засверкали такой яркой зеленью как два изумруда чистой воды. Борис взял в руку её чемоданчик и увидал стоящую рядом Ингу, которая с завистью смотрела на них. Затем она произнесла своим томным голосом, как бы пеняя Ирине, – Ну что же ты захватила и приватизировала свободного мужчину, дай и подруге с ним поздороваться, и она подошла к Борису и, как бы, не замечая его протянутой руки, обняла его за шею и влепила ему сочный поцелуй прямо в его губы. Неплохо, – пронеслось в мозгу у Бориса, – целуется она классно, и краем глаза отметил, как из глаз Ирины сверкнула молния, и если бы она была настоящая, то на месте Инги, красивой и холеной женщины, осталась бы кучка пепла. 

Дабы не обострять ситуацию, он схватил Иринку под руку, забрал у Инги большую сумку и повесил себе на плечо, то есть в левой руке он держал Ирину, на правом плече у него была сумка Инги, в правой руке он держал чемоданчик Ирины, так что поневоле Инге пришлось стать рядом с Ириной, а не с Борисом, как она целилась сразу. По взгляду Ирины на него он понял, что она оценила его тактический ход, и удовлетворенно улыбнулась. Так смеясь и перешучиваясь они вышли в город, Инга жила на поселке Котовского . а Иринка на жилмассиве Вузовский, поэтому они решили сперва проводить Ингу на её транспорт а затем уже Борис проводит Ирину домой. На привокзальной площади останавливался автобус экспресс на поселок Котовского, они усадили Ингу в автобус, до его отправления было время, и тут у Бориса мелькнула идея, он написал Инге свой адрес и пригласил её на семь часов к себе домой, объяснив это тем что он и его четверо друзей завтра уезжают в дальнюю командировку, а сегодня он организует проводы и приглашает женщин побыть с ними в этот вечер. Приглашение было принято и Ингой и Ириной. А у Бориса в голове засела мысль, три красивых, здоровых его друга будут на виду у Инги целый вечер, неужели никто из них Инге не понравиться,- это невероятно.  

Вдруг двигатель автобуса заработал и усиленный динамиками голос водителя предупредил что автобус экспресс отправляется, они помахали Инге рукой и после отхода автобуса Борис спросил у Иринки, обязательно ли ей ехать домой, быть может она поедет к нему и там они пробудут вместе до вечера, Ирина с радостью согласилась, только взяла с Бориса обещание что он даст ей поспать часов до шести дня, так как в поезде она почти что не спала, у них в купе была соседка , пожилая женщина, так она так храпела что они с Ингой будили её раз пять и всё бесполезно, она извинялась, засыпала и всё начиналось сначала. Борис, клятвенно пообещал дать ей отдохнуть до шести часов, как она просила, а он в это время сгоняет на привоз и купит чего нибудь вкусненького на вечерний приём для его друзей и её подруги. 

За этим разговором они дошли до дома Бориса, где он получил в наследство от родителей двухкомнатную квартиру общей площадью около шестидесяти метров квадратных. Она состояла из прихожей, довольно большой, откуда прямо был вход в комнату в восемнадцать квадратных метров где располагалась богатейшая библиотека которую начал собирать отец Бориса, генерал-майор авиации, всю войну проведший в небе, дважды горевший в самолете но чудом спасшийся, высоко интеллигентный человек с добрейшей душой, любимец женщин и галантный кавалер нашей мамы, мы с сестрой обожали нашего отца. 

Налево из прихожей попадаешь в кухню- столовую, через которую входишь в ванную комнату которая по тогдашней строительной моде совмещена с туалетом,а если повернуть направо из кухни –столовой то попадаешь в спальню Бориса в которой огромный ипподром для занятия сексом и сна, шкафы для одежды, один пустой другой полупустой и телевизор с большим экраном, вот это все и осматривала Ирина когда они вошли в квартиру. Она не задавала вопросов, молча переходила из помещения в помещение, временами морщила лобик что то стыкуя у себя в мозгу. Борис на кухне в это время нарезал хлеб и свежие огурчики, открыл баночку красной лососевой икры Тунайча, порезал копченое мясо и почерёвок, поставил на стол сливочное масло и оливки, затем сделал две чашки чая и пригласил Ирину к столу, на ходу задвинув под стул грязные кроссовки которые снял вчера а вымыть и поставить в шкафчик для обуви не успел. 

Ирина заметила этот его жест и улыбнулась, а когда садилась за стол заметила: «Хорошо у тебя тут.»  

Борис начал угощать Ирину, но видно было, что есть она не хотела, так поклевала как птичка того сего, выпила глотка три – четыре чая и попросилась в душ. Борис ей показал как регулировать температуру воды, и вышел из ванной комнаты, он вошел в спальню, снял покрывало с кровати, откинул уголок одеяла и увидав, что бельё было чистое, успокоился, за дверью слышалось журчание воды в душевой, затем журчание прекратилось и вышла Ирина, закутанная в большое банное полотенце Бориса, – оно пахнет тобой, – ответила она на взгляд Бориса и он подхватил её на руки, она прижалась своими Рыжими вихрами к нему и прямо на руках Бориса уснула. Борис, ногой откинув одеяло, уложил её на постель, она во сне что то промурлыкала как шаловливый маленький котеночек и Борис, укрыл её толстым пуховым одеялом, которое он называл галушкой. Она тут же свернулось клубочком и засопела носиком, удовлетворенно и интенсивно. 

Он посидел у постели еще минут пять, Ирина спала крепко и с удовольствием, она по-видимому согрелась и разметалась под одеялом разбросав руки и ноги в разные стороны, Борис улыбнулся и вышел из квартиры, прикрыв еду на столе салфетками, в расчете на то что Ирина может проснуться от голода, так как это происходило с ним ,он считал абсолютно нормальным, что это может произойти и с ней. Он взял с собой кулек для покупок и, решил дойти до привоза пешком, пройдя через Куликовое поле, затем через привокзальную площадь, мимо тыльной части факультета финансового института, рядом с недостроенным зданием нового большого универмага и через центральные ворота вошел на территорию самого блестящего по количеству продовольственных товаров и количеству юмора который сопровождал каждую сделку по купле, продаже любого товара. Борис сперва пошел в мясной корпус и выбрал четыре копченые курочки, затем он взял свежего почерёвка, и немного свиной буженинки, затем он перешел в рыбный корпус где он купил пару тушек Скумбрии горячего копчения, затем купил десятка три бычков, настоящих Одесских Сурманов, которые если их грамотно зажарить, лезут в рот сами, до такой степени они вкусные. Затем он переместился в молочный корпус, где купил пол кило овечьей брынзы, настоящей овечьей брынзы которую делают Гагаузы на юге Одесской области, и под конец он вышел на открытую площадку Привоза где продавались овощи и фрукты, и невзирая на то что была середина июня на прилавках уже были молодые огурцы, помидоры, болгарский перец и баклажаны, молодая картошечка и свежая морковь и огромные букеты различной зелени, -это укроп, петрушка, кинза, сельдерей, лимонник и т.д. и т.п. Все это шумело, искрилось, шутило и смеялось, и Борис подумал, что человек, который никогда не был на Одесском Привозе, не видел ничего в жизни и достоин сожаления. Передвигаясь дальше по привозу Борис купил молоденькой картошечки, шкурка с которой снималась легким нажатием большого пальца, затем свежих огурчиков и помидор, долго любовался и купил пяток ярко красных мясистых болгарских перцев, пучка три зелёненького лучка, пучочек кинзы, три пучка салата и пучок специальной травы, которая кладется только в Греческий салат, в содружестве с овечьей брынзой эта трава даёт восхитительный привкус и возбуждает зверский аппетит, 

Наименование этой травы Борис не мог запомнить никогда, поэтому показывал на неё пальцем и говорил дайте. 

Посмотрев на свою сумку, которая приобрела форму и вес он решил, что все, что ему было надо он купил и пошел к выходу с рынка, по дороге домой он зашел в один магазин где только ему знакомый продавец дал ему три бутылки Армянского коньяка, которому Борис отдавал предпочтение, и с полными сумками Борис тихонько зашел домой. Рыжик спокойно спал активно посапывая носом, Борис закрыл дверь в спальню и сделал четыре звонка, -фраза была аналогичной для всех четырёх : «Пятак в девятнадцатую копилку». 

Затем Борис разобрал свои покупки, быстро почистил молодую картошечку и оставил её в воде дожидаться своего часа, потом почистил тушки скумбрии и порезав их не кусочки, красиво выложил на расстеленные листья салата на блюде, потом почистив бычки разогрел сковородку налил в неё рафинированное подсолнечное масло и начал жарить бычков, выкладывая готовых на большую тарелку, окончив жарить оставшееся масло из сковороды он вылил на бычков, на блюде под ними сразу образовалась янтарная лужица. 

С обеденного стола он снял старую скатерть заменив её на свежую и чистую, порезал копченых курей на удобоваримые куски, выложив их на большое металлическое блюдо, сразу поставил на стол, затем порезал почерёвок и буженину, выложил их в одно блюдо и украсив петрушечкой так же поставил на стол. Настенные часы пробили шесть часов вечера, Борис поставил на огонь молодую картошечку, порезал меленько укропчик и приготовил сливочное масло, что бы закинуть его в картошку, как только она будет готова. Посмотрев на стол он отметил что забыл купить хлеб, хорошо что булочная рядом с его домом, он опять посмотрел на часы, -было четверть седьмого и Борис зашел в спальню и увидал что Рыжик уже проснулась и сияет на него майской зеленью своих глаз и потягиваясь спросила: «А что там происходит, кто то постоянно шуршит, чем то очень вкусным пахнет, а я тут лежу и дрыхну ничего не зная, а ну признавайся!»  

А в чем тут признаваться, выйди и увидишь, -лукаво ответил Борис, и наклонившись поцеловал её. Она обхватила своими руками его за шею и хотела, что бы он присоединился к ней в постели, но он сказал что осталось сорок минут до прихода гостей а у него еще и кот не валялся и с этими словами он вытащил её из под одеяла и когда он увидал её голенькую он проклял всех гостей вместе взятых, но что сделано назад вернуть нельзя, Иришка накинула на себя полотенце и помчалась в ванную комнату, а Борис мысленно чертыхаясь вышел в столовую, увидав что картошка закипела, потыкал её вилкой и поняв что она готова слил с неё воду и выложил её в супницу, кинул сверху сливочное масло накрыл супницу крышкой и начал взбалтывать внутри картошку перемешивая её со сливочным маслом, затем он снял крышку, засыпал порезанный укроп и повторил те же движения, перемешивая укроп с картошкой и поставил супницу на стол. 

С едой было покончено, он разложил на столе семь сервизных тарелок положил около каждой вилку и нож, расставил на столе бутылки с коньяком и с Боржоми, запас которого постоянно был у него дома затем из серванта достал хрустальные рюмки и бокалы и так же расставил их возле каждого прибора, салфетки положил с двух сторон стола горками. 

Тут из ванной комнаты вышла Ирина, сразу было видно, что она не зря провела время в ванной комнате. Одета она была в стального цвета блузочку с короткими рукавчиками, открывавшими её красивые руки с тонкими пальчиками и ярко-красным маникюром на ухоженных ноготочках, и глубокое декольте этой блузочки, одетой поверх груди без лифчика, давало возможность увидеть, разрешенную к обозрению, часть розово – мраморной груди, которая высоко вздымалась при каждом вздохе Ирины, широкая юбка в серую клетку открывала стройные, длинные ножки, обутые в изящные серебряные туфельки с острым носками и высоченными каблуками, всё это венчала замысловатая прическа, которая костром пылала на голове освещая изумрудную зелень глаз, которую подчеркивали висюльки- серёжки с изумрудами и изящное колье на шее, сделанное из белого метала с изумрудами. 

Матерь божья, -произнес заикаясь Борис, – это полный отпад, какая же ты красавица !!! 

Ирина посмотрела на него со счастливой улыбкой, продолжая улыбаться спросила что ей делать, а потом посмотрев на стол поняла, что делать ничего не нужно, нужно только похвалить Бориса, что она и сделала, но в таких выражениях что у него выросли крылья, и он, сам не ожидая от себя, обнял Ирину поцеловал её и признался ей в любви, а затем спросил, согласиться ли она выйти за него замуж? Ирина ответила ему что так же любит его и будет очень счастлива быть его женой, но они знают друг друга всего четыре дня, и будет правильно если вопрос женитьбы они обсудят после возвращения Бориса из командировки но, видя разочарованное лицо Бориса согласилась объявить сегодня его друзьям об их помолвке. 

Вдруг зазвонил звонок и Борис пошел открывать, пришли Битюг и Кеша, Борис сразу отправил Кеше напротив в булочную за хлебом а Битюга провел в комнату и представил его Ирине, со стороны это выглядело комично когда она протянула ему свою руку и он взял в свои огромные клешни её тонкие пальчики и затаив дыхание слегка пожал их. Это напоминало рукопожатие горы и мышки. Опять прозвенел звонок, открыв Борис увидал Хохотуна с Никитой, и Кешку с хлебом, он тут же представил их Ирине и между ними завязалась беседа, Борис подошел к Кешке и попросил его, -сходи Кеша и порежь хлеб на кухне, обалдевший Кешка ляпнул: «Есть командир!» От Ирины это не ускользнуло, и она вопросительно посмотрела на Бориса. 

Он улыбнулся, махнул рукой и спокойно сказал: «Детские игры, такой большой мальчик и всё никак не наиграется.» 

Умница Никита сразу смекнула, что Ирина пока не в курсе и перевела разговор на другое и беседа потекла своим руслом. Звонок опять зазвонил, Борис пошел открывать и увидал перед дверью с ног сшибательную Ингу, которая напоминала королеву красоты на самом престижном конкурсе и Рыжего, который, явно, не ожидал увидеть гостьей своего командира такую шикарную женщину. Борис широко открыл дверь и попросил их обоих проходить и не стесняться, одновременно представил Ингу и Александра друг другу. Дорогие друзья, – тихо попросил внимания Борис,- мы сегодня в 22.40 убываем в командировку на недельку и далеко, поэтому я и устроил этот прощальный вечер что бы мы побыли вместе в спокойной обстановке хотя бы часа два, потом такой обстановки неделю не будет, поэтому не будем терять время, рассаживайтесь за столом кто с кем хочет, парни открывайте бутылки, ухаживайте за дамами и я скажу первый тост. Все начали рассаживаться за столом, Инга севшая первой положила руку слева от себя позвала Кешку, – Витенька садитесь сюда, – Кешка аж засопел от удовольствия, Хохотун сел рядом с Никитой недалеко от Бориса с Ириной, Битюг и Рыжий устроились между Ириной с одной стороны и Ингой с другой, мужики начали наливать напитки дамам и себе и накладывать в тарелки закуски. Борис встал и произнес короткий тост: «За удачу» и восемь рюмок зазвенели друг о друга, и все принялись закусывать, хрустели бычками и Куринными косточками, накладывали себе Греческий салатик и балдели от его вкуса, тут Ирина на правах закона о краткости перерыва между первой и второй, предложила тост за Бориса который все это приготовил сам. Все дружно подняли бокалы и выпили, Инге судя по всему здорово понравился Кешка, она то и дело подкладывала ему в тарелку самые лакомые кусочки, со стороны это выглядело как будто изящный розовый фламинго кормит огромного страуса. Борис наклонился к Ирине и показав ей на эту идиллию сказал что Инга, на его взгляд, сделала хороший выбор. Затем поднялся Хохотун и провозгласил тост за прекрасных дам, поскольку он один в коллективе женат и действительно разбирается в женщинах, Никита после этих слов Хохотуна смеялась и никак не могла остановиться. Застолье набирало ход, разговор потек легче, стал общим, шутили и смеялись все и тут Битюг встал прошел в библиотеку и вернулся с гитарой Бориса.  

Давай нашу, -закричал Рыжий, – и Битюг запел песню которую любили они все и которую пели при каждом удобном случае. Песня была о настоящих мужчинах , о взаимовыручке и самопожертвовании во имя друга, пел её Битюг всегда с надрывом, поэтому она всегда производила впечатление на слушателей. Все сидели молча, каждый думал о чём то о своём и тут поднялся Борис, постучал по бокалу вилкой призывая всех к вниманию: 

«Дорогие мои друзья, четыре дня назад я встретил прекрасную женщину, которую Бог дал мне полюбить, красивее и желаннее нет для меня женщины, и , воспользовавшись её разрешением, я хочу объявить сегодня нашу помолвку. Я обещаю любить эту женщину всегда и быть ей верным всю свою жизнь, и торжественно перед своими друзьями объявляю Ирину Васильевну Князеву своей невестой, а себя Бориса Дмитриевича Алмазова её женихом, – можете поздравлять.» 

Все поднялись из-за стола и начали поздравлять их а Битюг, предложил за них тост и все 

выпили его стоя. 

Они провели за столом еще минут тридцать, затем Борис дал команду собираться, Они взяли свои дорожные сумки, и хотели уже прощаться с дамами, но те дружно захотели их проводить на вокзал, Борис закрыл квартиру, снял со связки ключей запасной ключ и вручил его Ирине, попросил ждать его дома, но это пока только просьба, Ирина сказала что проводив ребят они ещё вернутся помыть посуду и посплетничать, от этого им должно стать легче, к поезду они подошли за десять минут до его отхода, Борис крепко поцеловал Ирину и вошел в вагон, долгое прощание рвало его сердце, поэтому он не любил долгих проводов, Хохотун поцеловал Никиту тоже вошел в вагон, за ним зашли Битюг и Рыжий, на перроне остались Инга и Кеша, вдруг Инга кинулась в объятия Кеши и зарыдала а он растерянный гладил своей огромной лапой её по спине и шептал ей на ухо что то очень личное и ласковое. Отправляемся, -прокричала проводница от дверей, – Виктор еще раз поцеловал Ингу в заплаканное лицо и заскочил в тамбур. Поезд набирал ход и дамы махали платочками пока он не скрылся за поворотом. 

Ну что, пошли девочки, -сказала Никита,- наведем у Борьки порядок, привыкайте к тому что расставаться с ребятами придется часто, они как цыгане на месте не сидят.  

А куда они сейчас поехали? – томно поинтересовалась Инга. 

Я замужем за Ильёй семь лет и за семь лет ни разу не узнала куда и зачем эти бродяги ездят, -отбрила Никита, – и вам не советую. Как то Илья не выдержал моих приставаний и раскололся, знаете, что он мне сказал на мой вопрос куда он едет, – За нашим благополучием.» 

Но я все таки выяснила, какое у них иногда бывает благополучие когда сидела возле его койки в госпитале, где он валялся неоднократно простреленный. 

Я об этом тоже догадалась, – тихо сказала Ирина. А Инга со словами: «Девочки, да что же это происходит, в кои веки встретиться нормальный мужик, так теперь трясись за него каждый день!» 

Привыкай, если хочешь, или тикай, если можешь, – ответила на её вопль Никита, и они вошли в опустевший сразу дом Бориса. 

Я буду за него молиться все время, пока он не будет рядом, – сказала Ирина и добавила, – и когда будет рядом, всё равно буду молиться. 

Вот это правильно, – сказала Никита, – и они дружно приступили к уборке. 

 

После того, как поезд набрал ход, хлопцы, начали устраиваться на ночлег, Рыжий купил четыре места в одном купе и одно место в купе рядом. Ребята отдали Рыжему деньги за билеты и разыграли на пальцах,, кто будет ехать один в отдельном купе, выпало Кешке и он пошел устраиваться на ночлег в своем купе. Расстелив постель и предупредив соседей, что будет в соседнем купе, Кеша пришел к коллективу на совместное чаепитие. Попив чаю, все без лишних разговоров легли в постели, Кешка потоптался рядом с Борисом, но видя, что желания к болтовне нет ни у кого, отправился в своё купе. В Киев поезд прибывал в восемь ноль пять, ребята все проснулись в пол седьмого, все успели умыться и заказав пять стаканов чая ожидали когда проводница обслужит их, Борис достал свою сумку с верхнего Багажного отделения, он хотел переложить часть денег из потайного кармана сумки в бумажник, раскрыв сумку он увидал какой то сверток, который лежал поверх его вещей, сверток был в полиэтиленовом кульке, завязанным красной ленточкой с бантиком. Он уже хотел, что бы специалист по взрывчатке Кеша изучил свёрток, но вдруг увидел под ленточкой маленькую записку. Он аккуратно достал этот клочок бумаги, аккуратно его развернул и узнав округлый почерк Ирины, облегченно вздохнул и вытер тыльной стороной руки выступивший на лбу обильный пот. Ирина писала: «Любимый мой, кладу тебе этот свёрток с бутербродами для всех вас, потому что знаю, как страдают от голода большие люди, а Вы все просто гиганты. Приятного Вам аппетита! 

Любящий тебя Рыжик.» 

В этот момент, как по заказу, в дверь купе вошла проводница с подносом на котором парили пять стаканов чая в подстаканниках. Борис достал свёрток из пакета, положил его на стол и развернул, сидевший у окна Битюг протяжно свистнул, в свертке было пять бутербродов с ветчиной, пять маленьких бутербродиков с красной икрой, пять штук жаренных бычков, три помидорки и три свежих огурчика, лежал листок бумаги на котором был отпечаток намазанных помадой губ Ирины а под ними надпись : « Чмок всех!!!»  

Мужики с завистью посмотрели на Бориса, а Рыжий Сказал что выражает общее мнение которое гласит что у Бориса будет классная жена. 

В ружьё ,- скомандовал Борис и все активно заработали челюстями, время от времени нахваливая Ирину. 

Свой завтрак они закончили за пять минут до остановки поезда на Киевском вокзале, и тут же, дружно подтянулись, разобрав свои сумки, к выходу и как только поезд остановился, первыми выскочили на перрон, спустились в туннель и вышли на привокзальную площадь, там Борис взял такси до посольства Афганистана, которое открывалось в десять утра в будние дни. Они до часа дня принимали документы от желающих получить визу в Афганистан, а начиная с шестнадцати часов приглашали на беседу с консулом который после беседы то ли ставил печать на подготовленную визу, то ли отказывал основываясь на какие то свои, известные только ему резоны. Весь Пятак сдал документы ещё до одиннадцати часов, и учитывая что до четырёх было масса времени, решили погулять по Киеву, они спустились на ближайшей станции метро к поезду и поехали до станции Метро на Хрещатике, когда они выходили из здания станции на площадь перед ней, вдруг, человека четыре молодых парней, увидав Бориса, бросились наутёк по Крещатику, Битюг вопросительно посмотрел на Бориса. 

Пришлось в прошлый визит учить этих ребят хорошим манерам обращения с женщинами, они хотели что то от Инги, ну мне и пришлось им объяснить что они не правы, – обронил нехотя Борис, – а они меня , по-видимому, хорошо запомнили, вот и среагировали на моё появление. 

Они пошли по Крещатику, зашли в кафе Столичное, взяли себе по сто грамм коньячку и по чашечке крепкого натурального кофе, и сидели попивая кофе и разглядывали проходящих за окном молоденьких киевлянок, выйдя из кафе и повернув направо они дошли до Киевско- Печерской лавры и походили по её территории и в два часа пошли в ресторан Метро, где плотно пообедали с борщом с пампушками, свиными отбивными с грибами, запив все это хорошим Черниговским пивом, отправились в посольство. Начиная с четырех часов их по одному вызывали к Афганскому консулу, все они консулу понравились и после оплаты ста пятидесяти долларов они получили все месячные визы на въезд в Афганистан. После получения виз они поехали в Борисполь, где Борис и Хохотун взяли билеты на Москву, а Кеша, Битюг и Рыжий взяли билет на Стамбул на завтра. Вылет самолёта на Москву через полтора часа, Борис и Хохотун улетят, остальные ночуют в гостинице аэропорта, которая расположена рядом ,не доезжая метров двести до него, и завтра утром вылетят в Стамбул, турецкую визу можно купить прямо в Стамбульском аэропорту, там же и купят билеты до Кабула.  

Стамбульская группа оформилась в гостинице, бросили свои сумки в номере и пошли провожать на самолет отлетавших в Москву, поскольку до объявления посадки на Москву еще было время, решили выпить по чашечке кофе, но когда официантка дала им счёт за пять чашек кофе они просто обалдели. В пересчете на доллары пять чашек кофе в кафе здания аэропорта Борисполь стоили без малого двадцать пять долларов, Бориса это так возмутило, что до самого отлёта в Москву, он ругал этих торгашей на чём свет стоит. 

Наконец объявили посадку на Московский рейс и Борис с хохотуном обняв ребят прошли на посадку, помахав рукой напоследок Стамбульцам, сумки им пришлось сдать в багаж и через полтора часа когда они приземлились в Аэропорту Внуково им пришлось ещё час ждать когда они получат свои сумки. 

Затем они узнали что самолет на Афганистан летает из Шереметьево каждый четверг, сегодня заканчивалась среда, лететь нужно завтра и они принимают решение, узнав что рядом с Шереметьево есть гостиница, переехать туда и купив билеты назавтра переночевать в гостинице, подойдя к стоянке такси они взяли машину за двадцать долларов (десятка с человека), водитель хотел дождаться еще двух желающих в Шереметьево, но желающих не было а время ему было дорого, он плюнул на ожидание и они поехали, добрались до Шереметьева довольно быстро, и тут же пошли в кассу, там купили на завтра два билета на Кабул туда и обратно, причем обратно с открытой датой, и пошли устраиваться в гостиницу, предъявив паспорта они взяли один двух местный номер и пошли в аэропортовский ресторан поужинать, потому что Киевская еда уже давно сгорела,и желудки их требовали подкрепления. 

Они заказали двести грамм водки Московской, взяли два салата столичных, две котлеты по Киевски и под конец заказали два кофе-капучино, еду им подали быстро и спустя час они уже лежали в своём номере, сытые и довольные и готовились ко сну. Пока им везло. 

Борис не расслаблялся, периодически проверялся, их никто не пас, да и ощущения что ты под колпаком начисто отсутствовало. 

Перед сном Борис решил позвонить жене Сергея Карловича, узнать как его состояние, он набрал номер телефона квартиры Сергея Карловича, очень долго телефон не брали, это насторожило Бориса, наконец то трубку подняли и мужской голос спросил кто звонит и что нужно, Борис понял что произошло что то из ряда вон выходящее, на всякий случай попросил к телефону Павла Борисовича, ему ответили что бы перезвонил минут через пять, Павел Борисович пошел выбросить мусор, Борис сказал что он перезвонит, посмотрел что он уже разговаривает двадцать секунд и отключился. В квартире Крылова явно была засада, это могли быть либо мстительные чеченцы которые всё таки вычислили Крылова, либо заинтересованное лицо со Старой площади, которое выплыло на поверхность и начало охоту за деньгами. Борис решил подстраховать хоть один вариант, он позвонил ответственному дежурному управления ВД города Киева и сообщил, что по адресу (назвал адрес Крылова) в квартире находятся чужие люди, так как в квартире должна быть хозяйка которую он хорошо знает, мужчин в доме нет, а ему дважды отвечал мужской голос с кавказским акцентом, сам он, друг этой семьи и сам бы проверил кто забрался в квартиру к его друзьям и куда делась хозяйка дома, но не может этого сделать, так как находится в командировке в Москве, на просьбу назваться,- Борис назвал Фамилию, Имя и Отчество сослуживца Крылова который постоянно жил где то под Москвой, и попросил разрешение перезвонить через час. Дежурный УВД разрешил перезвонить. 

Через час Борис набрал дежурного, тот к нему обратился по Имени и Отчеству сослуживца Крылова и поблагодарил за бдительность, оперативная группа арестовала трёх представителе Чечни, которые незаконно находились в квартире полковника Крылова и чуть не убили его жену, подвергали её пыткам, на момент их ареста женщина была без сознания, сотрудник оперативной группы вызвал скорую помощь, которая забрала Елену Викторовну Крылову в больницу для оказания квалифицированной медицинской помощи, квартиру закрыли и опечатали. Борис как сослуживец Крылова поблагодарил дежурного за оперативные действия. Тот ответил, что главная заслуга ваша, если бы вы не позвонили, всё было бы намного печальнее, так что спасибо Вам, Вы спасли жену вашего друга.  

Пожалуйста , -сказал Борис и отключился. 

Нашли таки, суки – отреагировал Хохотун на ситуацию, – ну теперь менты их упакуют надолго, взлом квартиры, издевательства над женщиной, на статью тянет. 

Ты что, не знаешь наши суды, откупятся и выйдут на волю,- с обидой проговорил Борис, - 

Сколько случаев я знаю, менты корячатся, ловят эту мразь с риском для жизни, собирают улики, передают дело в суд а там называют подсудимому цену вопроса и отпускают на волю после получения названного количества денежных знаков в зелёной окраске, у ментов после этого руки и опускаются, и некоторые сами отпускают пойманных за те же деньги. Так что, до правосудия в нашей стране, ох как далеко. Давай- ка будем спать, мы сделали максимум из того что могли, завтра нам лететь, как нас примет Афганистан, все таки у нас паспорта не Русских а Украинцев, думаю нам это мало поможет, но всё таки всегда можно сказать, что Украина не воевала с Афганистаном никогда. 

До посадки в самолет афганской авиакомпании «Ариана», ребята успели перекусить и сев в самолет, спокойно продолжили свой сон, так как самолет вылетал из Шереметьево в 4.35 утра, в самолете около полудня им предложили ланч, на маленьких тарелочках кусочки обжаренного мяса с овощами и кофе и, в 12.35 самолет совершил посадку в Кабульском аэропорту. Паспортный и таможенный контроль они прошли довольно быстро, узнав что они туристы представители властей поставили им штампы и пожелали удачи, там же в аэропорту Кабула они узнали когда летит ближайший самолет авиакомпании «Кам Эйр» в Кандагар. Ближайший рейс должен был вылетать в Кандагар в 16.10, парни взяли билеты на этот рейс, выяснив когда будет посадка и пошли в ресторан в аэропорту покушать. Та еда, которую им дали в самолете только раздразнила их аппетит. Они заказали какое то жаркое из баранины, с картошкой и овощами, запили все это апельсиновым соком, и почувствовав себя гораздо лучше вышли из здания аэропорта, в июне в Афганистане днем жарко а ночью прохладно, поэтому Борис настоял что бы все оделись приблизительно однообразно и обязательно хорошие и крепкие ботинки на толстой подошве, поэтому выглядели они не броско, на них были футболки темно – серого цвета, тёмные, свободные джинсы, темные ботинки на толстой подошве и темно- зеленые Х\Б курточки с двумя застёжками, внутри на змейку, снаружи на пуговицах, на голове у них были Х\Б шляпы с короткими полями, у каждого за спиной брезентовый сумка- рюкзак, довольно поношенные они не бросались в глаза но были хороши тем, что были очень объёмные и со множеством карманов, в сумке-рюкзаке каждого лежало две смены белья, три пары х\б носков и три пары теплых шерстяных носков, из тонкой но очень тёплой цыгейки подстежки для их курток, по дюжине носовых одноразовых платков, и комплект сухого пайка на три дня состоявший из банки говядины тушёной и банки шпрот, пакета ржаных сухарей, пачки печения и упаковки чая в пакетиках и двух плиток шоколада. Противо малярийные таблетки они рассчитывали купить непосредственно в Кандагаре. У каждого в куртке был специальный непромокаемый карман, в котором они хранили документы и деньги. Хохотун без ствола себя чувствовал как голый, о чём он не преминул заявить Борису. Терпи Хохотун,- посочувствовал ему Борис,- нельзя нам с игрушками, это будет идеальный случай, если мы без них обойдемся. 

Они вдоволь нагулялись вдоль аэропорта и вошли в здание, подтягиваясь к терминалу через который их поведет на посадку в самолет вылетающий в Кандагар. И действительно объявили посадку на самолет вылетающий в Кандагар именно через тот терминал на который им до этого указали, они прошли с группой улетающих к самолету, в основном это были местные жители, но и так же, Борис заметил двух европейцев, по его мнению они были славяне, похоже поляки, но никаких попыток подойти познакомиться ни т.н. поляки ни Борис с Хохотуном не сделали. Самолет был похож на транспортный «Дуглас», внутри хвостовая часть фюзеляжа использовалась под грузы, судя по запаху, доносившемуся оттуда, там возили и скот. Спереди было восемь рядов по три в ряде кресел с проходом посредине, если стоять лицом к носу самолета, то слева в ряду два кресла, справа одно, передние шесть рядов занимали мужчины, задние два ряда предназначалось для женщин, если их было более шести, то тогда сзади им отдавался ещё один ряд. В билетах номеров мест не было, каждый садился где хотел. Хохотун с Борисом сели рядом в третьем ряду. 

Вышел пилот, судя по всему афганец, собрал у всех билеты, подошел к двери, что то крикнул наружу, трап по которому все поднимались в самолет откатили, он закрыл дверь, прошёл в кабину пилотов и закрыл за собой дверь, и тут же левый мотор начал раскручиваться, пару раз чихнул а затем набрав обороты ровно загудел, то же происходило и справа, потом самолет вырулил на взлётно-посадочную полосу, остановился ,и тут двигатели заревели с воем ,и самолет шустренько покатился по полосе всё более набирая скорость, пару раз подпрыгнул и взлетел. Видимо пилот был парень лихой, он так быстро начал набирать высоту, что у тренированного Бориса желудок поднялся к горлу, Хохотун испытывал нечто похожее, потому что ругнул пилота втихаря обозвав долбанным лихачом, затем самолет выровнялся, двигатели запели на одной ноте и  

самочувствие улучшилось у всех пассажиров. Кое- где началась беседа. Борис как то интуитивно, сам еще не давая себе отчета, прислушивался к так называемым полякам, они сидели сзади Бориса с Хохотуном через ряд, но, к сожалению, ничего уловить не смог. 

Создавалось впечатление что они разговаривали очень тихо либо вообще молчали, Борис дал знак Хохотуну так же прислушиваться к этим ребятам. Хохотун сделал вид что дремлет, повернул голову к Борису так что одно ухо его было нацелено назад, натянул шляпу на глаза и натурально засопел как задремавший человек. Борис со скучающим видом посматривал в иллюминатор, в котором был виден вращающийся пропеллер и часть левого крыла. Они уже были в полёте час с небольшим, когда двигатели изменили свой звук и Борис понял что самолет начал снижаться, они по-видимому подлетали к Кандагару, спустя ещё короткий промежуток времени уже явно чувствовалось, что самолет снижается, заломило в ушах и самолет начал прыгать на воздушных ямах. Хохотун «проснулся», потянулся и на вопрос Бориса: « Ну как спалось?», – ничего не ответил, показав глазами что ничего не расслышал. В этот момент самолёт совершил посадку и затрясся на взлётно- посадочной полосе, затем он куда то подрулил и выключил двигатели. В салоне становилось жарко, затем из кабинки пилотов вышли трое летунов, один из них открыл дверь к которой приставили лестницу с поручнями, пилоты спустились первыми, и тут Борис обратил внимание что у одного из них явно славянская внешность, поскольку они сидели почти спереди салона то на выходе оказались почти самые последние, когда Борис подошел к двери то увидал что пилот со славянской внешностью что то сказал «полякам», на что они замахали отрицательно головами и прошли мимо. Когда же Борис с Хохотуном поравнялись с этим пилотом, он спросил их не из России ли они, Борис остановился, поздоровался с пилотом и широко улыбаясь ответил: «Привет земеля, мы дружёк не из России а из незалежной Украины, но летим из Москвы. Кстати это ты на взлете в Кабуле заложил такой вираж, что мы все чуть не отдали всё, что за день съели. Я сразу сообразил, что афганцы так летать не умеют, это только Русская душа любит такие пируэты. 

Моя работа, – ответил летун,- зовут меня Григорий, я тут воевал, летал на истребителях, ну а в итоге стал воздушным извозчиком, вот иногда черт и дергает пошалить, ну бывайте, я пошел. А затем, будто что то вспомнил, повернулся и сказал: «Вам в Кандагар? Тогда идите вон к тому маленькому зданию, возле него автобус останавливается, И спасибо Вам за то, что поговорили со мной, я перед Вами заговорил с парочкой мужиков, так они сделали вид что они кто угодно, только не русские, начали что то лопотать то ли по Датски, то ли по Немецки, а я одного видал в 87 году в Рязанской ВДД. Ну, ещё раз, бывайте!  

Борис после этих слов летуна бросил резкий взгляд на Хохотуна, он все понял. Когда они подошли к тому месту, на которое им указал летун, они увидали стоящий автобус на Кандагар, они сели в него но не увидали «поляков» среди пассажиров. Автобус постоял ещё минут двадцать и тронулся в путь. 

Ехал автобус до площади Шохидан Чоук минут тридцать, там Борис и Хохотун вышли и пошли по улице ведущей на запад до гостиницы Нур Джахана. Зашли в гостиницу и увидали за стойкой молодого с самоуверенным лицом хозяина. Борис спросил у него по английски смогут ли они на неделю снять у него двухместный номер, за номер на двоих хозяин потребовал шестьдесят долларов в сутки, Борис памятуя рассказы бывавших в этой гостинице предложил хозяину тридцать долларов в сутки за номер на двоих, угрожая ему тем что они вернуться в гостиницу на площади Шохидан Чоук, и тут у хозяина с Борисом развернулась настоящая торговля от которой оба получали удовольствие. Хозяин с гонором заявлял что у него лучшая гостиница в городе, и с вдохновением брехал что министры из Кабула останавливаются только у него, на что Борис говорил ему что это не причина обдирать так клиентов и т.д. Поторговавшись так минут десять они сошлись на сорока долларов в сутки, Борис дал хозяину Двести пятьдесят долларов за шесть дней не включая сегодня так как было уже позже пяти часов дня , хозяин попросил добавить еще десять долларов и они договорились, Борис добавил десять долларов, хозяин позвал мальчишку который должен был проводить их в номер. Судя по неоднократным улыбкам хозяина в сторону Бориса, он зауважал Бориса за умение торговаться. На востоке если ты не торгуешься, тебя считают лохом и перестают уважать. Мужики прошли за провожатым в номер. В номере было чисто, был душ, горячая вода, на столе стоял вентилятор, на стенке метрах в трёх от окна висел кондиционер. Когда они проходили через Холл в свой номер то увидали стоящий в холле телевизор. Они оставили свои сумки и решили пойти к площади , там они видали гостиницу с рестораном, на втором этаже стоял мангал. 

Борис выпустив Хохотуна, закрыл дверь положив ключ в карман, и они направились к площади, там они зашли в ресторан к ним подошел официант и посадил их за стол накрытый клеёнкой. Борис показал ему два пальца и сказал: «Кебаб, чай сабз.», официант кивнул и ушел. Хохотун спросил у Бориса откуда он знает, что и когда нужно говорить. 

Поработал с Интернетом, – ответил Борис, – почитал отчеты людей побывавших здесь. Кстати не вздумай с левой руки что то положить в рот, ты можешь левой рукой только придержать лепёшку когда от неё нужно оторвать кусочек, у афганцев левая рука только для похода в туалет, вообще, посмотришь на меня как я буду кушать , так и ты делай. 

Через несколько минут официант поставил перед каждым два блюда на которых было по восемь шампуров, на каждом по два куска баранины посредине кусочек сала, чайник советского образца с зеленым чаем без сахара и по огромной с пол газетного листа свежей лепёшке. Борис прижав к блюду лепёшку правой рукой, ней же оторвал кусок, взял левой рукой за конец шампура, обернул лепёшкой мясо на шампуре правой рукой и стащил его с шампура, получившийся своеобразный бутерброд из баранины с лепёшкой начал потихоньку есть, получилось и вкусно и сытно, Хохотун, глядя на Бориса, проделал ту же операцию. Они быстро всё съели, запили зелёным чаем заплатили за все два доллара, подошли к умывальнику опять помыли руки как и перед едой и вышли на улицу. 

Кандагар – единственный город в Афганистане который застраивался квадратно гнездовым способом, был заложен объединителем Афганистана Ахмад Шахом Дуррани, мавзолей которого находиться в Кандагаре. 

В центре города площадь Чар Сук, площадь четырёх базаров, четыре улицы с магазинами сходятся к ней . Это улицы Герат базар, Шах базар, Кабул базар и Шикапур базар. 

В начале Кабул базара около самой площади находится мечеть Волос Пророка, – Джаме Муи Мобирак.  

Герат базар идет на Запад и заканчивается на площади Шахидан Чаук, – площади павших. 

На ней установлен монумент и пушка. 

На север по Шах базар находиться восьмиугольное здание мавзолея Ахмад Шаха Дуррани, прекрасный образец восточной архитектуры, сразу рядом с ним Херка Шариф Зиарат – святилище, где хранится накидка Мухаммеда. 

На севере города расположено кладбище. 

И если закрыть глаза и уши а смотреть только на архитектуру и планировку города то может создаться впечатление что вы в каком то европейском городе. Ты знаешь что мы с тобой забыли сделать,- задумчиво сказал Борис, когда они возвращались в гостиницу после прогулки по Кандагару, – это узнать время прибытия в Кабул рейса из Стамбула, а вот из Кабула еще есть рейс компании «КАМ ЭЙР» вылетающий из Кабула в 19.30 по местному времени, следовательно если рейс из Стамбула не задержался и ребята вовремя сориентируются, то в девять вечера мы будем иметь честь видеть их, и он посмотрел на часы, было четверть девятого. Они зашли в гостиницу, поднялись в номер и легли не раздеваясь на свои кровати. 

Будем сейчас подводить итоги, или подождем прибытия ребят, – спросил мнения Хохотуна Борис.  

Я думаю, нужно дождаться всех, и обсудить новости и наметить план действий с учетом колпака, – высказался Хохотун,- а поскольку ты наш мозг, то думай и продумав предложишь план действий а мы его обсудим, кстати об этом головном уборе, пройдусь ка я по номеру, посмотрю на предмет разных кровососущих насекомых, может чего -нибудь и найду. 

Хохотун поднялся и внимательно осмотрел номер, потом включил какой то приборчик который достал из сумки и обошел с ним весь номер, приборчик не подал признаков жизни, – все чисто, пока не успели, – буркнул Хохотун. Надо бы выяснить, где остановились наши «поляки», – предложил Борис. 

Хохотун без слов вышел в холл и устроился в кресле у телевизора, Сел он так чтобы видеть всех входящих и выходящих в гостиницу и из неё, кроме него в холле сидело два афганца, которые с интересом смотрели новости которые в это время обычно транслировали по Афганскому телевидению, минут через пять новости закончились и они ушли что то оживленно обсуждая, а Илья остался и смотрел передачу какого то Ток шоу.  

Вот тут он и увидал «поляк» которые вышли из номера на противоположной стороне коридора. Номер их комнаты был 3. Илья видал, как они прошли первый этаж и вышли из гостиницы, направившись к центру . Он встал и пошел в свой номер, где рассказал Борису о своих наблюдениях. Борис внимательно его выслушал, подумал минуту и внес какой то квадратик в схему которую он рисовал на листке бумажки. Время было уже несколько минут десятого а второй группы еще не было, Илья, выйди в холл, может наши уже подъехали. Илья занял своё же кресло на котором он сидел пару минут назад, по телевизору уже крутили какой то американский ковбойский фильм который был дублирован на Дари. В это время снизу послышался голос Кеши, который пытался договориться с хозяином гостиницы о номере, судя по всему хозяин, таки содрал с Кешки по двадцать пять долларов с человека в сутки, и довольный, поселил их в четырёхместном номере. В это время проходящий мимо Хохотун, как бы случайно, встретившись с Кешей, полез к нему обниматься, Рыжий и Битюг так же потискали его в своих объятьях, за это время Илья сообщил ребятам, что они с Борисом в девятом номере, что все они уже под колпаком, и как только они устроятся в номере, что бы пришли в девятый номер на совещание, Битюг сказал, что возьмет с собой бутылочку коньяка. Илья повернулся и поднялся в свой номер, где сообщил Борису радостную весть. Минут через десять в номер к Борису и Илье постучали, не дожидаясь разрешения ввалились Кеша, Битюг и Рыжий, у Битюга в руках бутылка коньяка. 

Как положено при встрече старых друзей пошумели, пообнимались, позвенели бутылкой о стаканы, выпили по сто грамм ,закусив шоколадкой из сухого пайка и расселись на кроватях вокруг Бориса. 

Борис сказал что будет краток, первая часть операции прошла успешно, они на месте без всяких трений с властями, но есть один минус, они попали под колпак, по-видимому это старые кадры Конторы Глубинного Бурения, так как боевиков эта контора любила набирать из Рязанской воздушно десантной дивизии, случай нам помог это узнать, ребята эти высокой квалификации, пасли нас из самой Москвы и только в Кандагаре мы об этом случайно узнали. Поэтому завтрашний день я планирую следующим образом: 

1. Битюг и Рыжий утром садитесь на хвост нашим «полякам», выяснить одни они или у них так же есть группа прикрытия о которой мы пока не знаем, Кеша прикрываешь наших и смотри что бы им не пристегнули хвост пока они будут пасти «поляков» 

2. Хохотун берет альбом и идет делать зарисовки мечети волос пророка, рисуешь её со всех сторон Илья и не торопись, веди себя как настоящий художник, я тебя страхую и смотрю прицепили ли тебе хвост, если хвоста нет, то ты с этим же альбомом перемещаешься к мавзолею Ахмад Шаха Дуррани и начинаешь делать его зарисовки со всех сторон по периметру, время от времени подходя к каким то архитектурным особенностям мавзолея и благоговейно будешь трогать эти особенности, особо это касается восьми колон мавзолея, на уровне твоего роста. Илья, с внутренней стороны каждой колоны приклеена однокопеечная монета, ты ее снимешь. Снимать монеты нужно по часовой стрелке, начиная с левой колоны от входа. В итоге у тебя должно оказаться восемь монеток, и не дай бог перепутать их порядок, перепутав монетки наша работа превратится в пшик. Клей с монет не очищай , нам необходимо видеть сторону монеты которой она была приклеена. 

3. Битюг и Рыжий если выясните что «поляков» только двое, передаёте их под надзор Кеше, который будет продолжать их пасти до их возвращения в гостиницу, Битюг и Рыжий переключитесь на страховку Хохотуна потому что он выполняет завтра одну из основных задач. Страховку Хохотуна построить в три эшелона, считая первым меня, после выполнения Хохотуном задания довести его до номера и охранять до моего возвращения. 

4. В случае если «поляков» кто то страхует, выяснить сколько их, где они базируются, Кеша сообщаешь Илье чтобы продолжал рисовать мечеть волос пророка и не перемещался к мавзолею, все собираемся у мечети, где вы мне покажете дополнительный контингент «поляков» 

5. Вечером после ужина, Кеша незаметно исчезаешь из гостиницы, Хохотун проверит не прицепили ли тебе хвост, садишься на автобус до аэропорта, там в кассе купишь пять билетов до Кабула на рейс авиакомпании «КАМ ЭЙР» на вечер субботы, затем выйдешь из здания аэропорта, обойдешь здание справа и увидишь метрах в пятидесяти старую трансформаторную будку, она рабочая, там на губках рубильников 380 вольт, но она никуда не подключена и никто от неё не запитан, поэтому никто в неё не заходил долгое время. Возьми металлический штырь, которым надавишь на верхней дверной полосе третью заклепку слева, она должна утонуть в паз миллиметров на десять, щелкнет магнитный замок и ты откроешь дверь и зайдешь внутрь, там увидишь четыре рубильника, хотя на каждой ручке рубильника наконечники из изолирующего эбонита, не прикасайся к ним прежде чем не отключишь тумблер расположенный на маленьком щитке на противоположной стене. Там на этом щитке тумблеров будет шесть, ты должен сперва отключить второй справа а затем четвёртый справа. Отключенным тумблер будет тогда, когда их рычажки будут направлены в противоположную сторону от остальных. После этого четвертый справа рубильник опустишь вниз , откроется дверь, войдешь во внутрь и возьмешь упаковку из десяти штук дезодоранта. Называется ландыш., затем все приведешь в рабочее состояние в обратном порядке, возьмешь такси и вернешься в гостиницу и доложишь мне. 

Надеюсь всем всё ясно, у кого есть вопросы, замечания, прошу высказываться, замечания были и как у них было принято годами обсуждение затянулось еще часа на два, спать все легли в двенадцатом часу. 

Следующее утро начали по расписанному Циркулем плану, за исключением одного пункта, который выяснился при всеобщем обсуждении, необходимо было время на завтрак, поэтому было принято решение несколько изменившее первоначальный план, Борис с Ильёй берут под колпак «поляков» с восьми утра, в это время Битюг и Рыжий и Кеша завтракают в ближайшей кормушке которую найдут и как только закончат завтрак, меняют Циркуля и Хохотуна, которые направятся в ресторан также позавтракать, ну а дальнейшие действия как расписано в плане. Так всё и произошло, 

«поляки» проснулись в пол девятого, во всяком случае, в это время они вышли из своего номера, покинули гостиницу и направились к площади Чар Сук, не доходя до площади павших, перешли улицу и зашли в гостиницу с рестораном на втором этаже, Борис с Ильёй последовали за ними и так же вошли в ресторан, там и «поляки» и Борис с Ильёй быстро позавтракали и выйдя из ресторана, Борис увидал что «поляки» 

Стоят и курят у ресторана, явно поджидая их, это Бориса устраивало, они направились к гостинице, где увидав Кешу и Рыжего передали им под надзор «поляков», которые увидав что Борис с Ильёй зашли в гостиницу, потоптались растерянно и тоже вошли в свой номер, и по-видимому стояли у дверей и прислушивались, Хохотун с шумом открыл дверь и вышел из гостиницы, они выскочили за ним оба, но увидав ,что он один, второй «поляк» вернулся в гостиницу, но Борис успел включить в номере имитатор движений (маленький приборчик который имитирует звуки хождения, дыхания, покашливания и т.п.), а сам спустился вниз и сел в холле так что его не было видно, как только «поляк» проскочил на лестнице на второй этаж, Борис спокойно вышел и направился к мечети Волос Пророка, где увидал Илью который раскрыл огромную папку которую носят художники, присел на маленький раскладной брезентовый стульчик, и большим черным грифельным карандашом делал зарисовку 

здания мечети, вокруг него уже собралась толпа мальчишек, подходили и одобрительно цокали языком взрослые. А на Илью снизошло вдохновение, он так лихо махал своим карандашом, что один вид мечети уже был готов, причем нарисован очень достоверно и возвышенно. Он показал рисунок обступившим его людям, они восхищенно зашумели. Затем он положил рисунок в свою папку с верёвочными ручками, прошел направо и, опять сев на свой стульчик, принялся рисовать мечеть в новом ракурсе. 

Борис внимательно изучил обстановку вокруг мечети, «поляка» вычислил сразу, а вот своих нашел с трудом, причем был один Рыжий, ни Кешки ни Битюга он не вычислил. Приближалось обеденное время, Илья закончил второй рисунок, точно так же как первый показал его восхищенным зрителям, затем взглянув на часы, собрал свои вещи, и спокойной походкой направился по улице Герат базар к площади Шохидан Чоук на которой находилась гостиница с рестораном. Он вошел в ресторан, сел за столик и заказал себе шашлык с лепёшкой и зеленым чаем, папку с рисунками он положил рядом, Борис вошел вслед за ним, Илья встал и подозвал Бориса сделав ему приглашающий жест, подбежал официант и Борис заказал ему то же что ел Илья, и они начали любезную беседу. «Поляк» пока двое, докладывал Илья, второй вернулся за тобой в гостиницу и Кеша ушел за ним, Битюг, тоже где то сейчас обедает и после обеда будет в районе мавзолея, туда же подойдет и Рыжий, я постараюсь сегодня срисовать мавзолей Ахмад Шаха Дуррани.  

С богом, -сказал Борис, – пятьдесят процентов работы будет сделано. 

Закончив обедать, они подозвали официанта, рассчитались с ним и вышли из ресторана. 

Борис направился в сторону гостиницы а Илья направился по Герат базар в сторону площади Чар Сук. «Поляк» который тасовался около ресторана по-видимому решил что Хохотун идет к мечети Волос Пророка, решительно направился за Борисом. 

В это время Кеша, сидя в холле гостиницы, ждал, когда же выйдет второй поднадзорный. А тот, видимо, время от времени подходил к дверям девятого номера и балдел от походки Бориса, его покашливания и прочих звуков, затем батарейка в самопальном иммитаторе села и все затихло, и «поляк» понял, что его кинули. Он вышел из гостиницы и направился к площади Чар Сук и спустя минут пять столкнулся со своим коллегой. Они о чем то эмоционально поговорили друг с другом, затем тот что пас Хохотуна все таки пошел за Борисом в гостиницу, а второй подошел на площади к остановке автобуса уходящего в аэропорт и сел в него. Вслед за ним в автобус сел Кеша. В аэропорту он узнал что через сорок минут прибывает самолет из Кабула и понял что «Поляк» будет встречать кого то. У Кешки было 40 минут и он решил не светиться перед « поляком», и заодно сделать то, что они намечали сделать ночью. Он вышел из здания аэропорта и прошел направо вдоль здания, и когда он завернул за угол то увидал метрах в пятидесяти кирпичное строение трансформаторной будки, он оглянулся никто за ним не следил. Он подошел к двери здания, достал большую отвертку с изолированной ручкой и жалом в десять миллиметров, которую он сегодня купил на базаре, и нажал на третью слева заклепку на верхней дверной полосе. Заклепка утонула, раздался щелчок и дверь открылась, Кешка проскользнул вовнутрь, дальше действуя согласно инструкции он взял упаковку дезодоранта и вышел из будки, закрыв дверь он помочился на неё, привел в порядок свою одежду и, не торопясь, вернулся в здание аэропорта, там он увидал поднадзорного который ждал прибытия самолета из Кабула. Кеша подошел к кассе, впереди него стояло человек пять. Очередь уже подходила к нему когда он услышал объявление на двух языках – Дари и Английском о прибытии самолета из Кабула, в этот момент, он подошел к окошку кассы и попросил пять билетов на вечер субботы в Кабул, заплатив сто пятьдесят долларов, он получил билеты и не спеша, направился к остановке автобуса в город. Спустя некоторое время он увидал что «поляк» идет к автобусной остановке с двумя мужиками, высокие, крепкие ребята лет по тридцать, у каждого большая сумка. Когда подошел автобус, они все вместе с другими пассажирами, которых накопилось уже человек двадцать пять, – тридцать, вошли и расселись в автобусе. Кешка сел за ними и мог спокойно наблюдать за их беседой, к сожалению, ничего не мог слышать. Вышли они на конечной остановке на площади Чар Сук, и направились в сторону площади Шохидан Чоук, там зашли в гостиницу с рестораном на втором этаже и немного погодя вышел один «поляк» из старых и направился в свою гостиницу. Кеша довел его до гостиницы, вошел сам и сел в холле у телевизора. Посидев минут двадцать, он пошел в девятый номер, постучав условным стуком, он вошел сразу же как открылась дверь. В номере были все, кроме его, Кеша доложил Борису про прибывших «поляков» и вопросительно уставился на остальных. 

Все сидели с довольными рожами, особенно сиял Илья. Я так понимаю, – промурлыкал 

Кеша, – вам удалось снять монетки? 

Yes, of course! My friend! Сейчас, Борис их номерует, что бы в будущем не напутать. 

Борис вдруг произнес, разглядывая монетку в мощную лупу, – монета номер один, 

Цифры 3 и 9,монета номер два, Цифры 1 и 5, монета номер три Цифры 2 и 6, монета номер четыре Цифры 7 и 4, монета номер пять Цифры 8 и 7, монета номер шесть Цифры 5 и 9, монета номер семь Цифры 0 и 2, монета номер восемь Цифры 0 и 1. 

Значит весь код читается как 3 9 1 5 2 6 7 4 8 7 5 9 0 2 0 1. 

Теперь бойцы необходимо запомнить код наизусть, но так как память человеческая несовершенна, подсказкой будут всё те же монетки, я их прономеровал в порядковых номерах, выцарапав на монетке крупно порядковый номер, с этой же стороны очень меленько, невооруженным глазом увидать невозможно,- первая цифра с противоположной, тоже мелко,- вторая цифра. Нас пятеро, если что, монетки будут искать у командира, то есть у меня, а они будут у Вас, у каждого по две. Хранить их нужно в кошельке, в отделении для мелочи, было бы неплохо, если бы там были разные мелкие монетки. После этих слов Борис раздал каждому Пятаку по две монетки, парни внимательно просмотрели монетки, -копейки как копейки, повидавшие жизнь, в меру исцарапанные и погнутые и положили монетки в свои кошельки в отделение где у них была мелочь. 

 

 

 

После всего сказанного, Борис вопросительно посмотрел на Кешу. Тот вкратце, но не упуская ни одной мелочи, доложил ребятам о прибытии новых «поляк» и об изъятии из схрона «дезодоранта». Выслушав информацию Кеши, Борис сделал краткое резюме о том, что Московский деятель со Старой площади так же разыскал Крылова и каким то образом узнал о свидании Сергея Карловича с молодым человеком, который не был родственником полковника. Кто был, этот молодой человек этот деятель не знал, но для страховки выслал сюда первых «поляков». Каким то образом им удалось сфотографировать меня и Илью, и выяснить кто мы такие, и этот деятель направил ещё двух боевиков на помощь первым. Из этого анализа фактов я делаю вывод, что не только деньги интересуют этого московского деятеля, а те бумаги о которых мне говорил полковник, что хранятся вместе с идентификационной карточкой, этот Московский деятель по-видимому ещё имеет влияние на сегодняшние властные структуры в России, и последнее, – этим ребятам поставлена четкая задача, – Остановить нас любой ценой, не дать вывезти из Афганистана эти деньги и документы 

а изъять их у нас, причём они будут это делать только после того, как деньги и документы окажутся в наших руках. 

Исходя из этой предварительной обработки фактов приказываю: 

1. Рыжий,- завтра с утра на кладбище, полная рекогносцировка места изъятия, т. е. найти могилу,( инструкции получишь у меня) и караульное помещение охраны кладбища. Узнать количество охраняющих, время смены караула, общую обстановку на кладбище, много ли людей толкутся в течении дня на кладбище, и как несет службу охрана в ночное время. 

2. Хохотун, – продолжает зарисовки мечети волос пророка, тем самым оттягивая на себя одного или двух «поляков», затем Илья, побольше ходи по Кандагару, особенно у святилища с накидкой Мухаммеда, делай вид, как будто делаешь рекогносцировку местности. 

3. Кеша, -с утра садишься на хвост вновь прибывшим, хотя нет , они могли тебя вчера срисовать, тогда с утра передаёшь их Битюгу, и он пасет их до упора. А тебе, Кеша придется посетить ещё раз схрон, взять пять специальных пистолетов, полковник говорил что они сделаны из пластмассы, и не звенят при посадке в самолет, очень маленькие и легкие а так же пять штук радиостанций «Уоки-токи», они размером со спичечный коробок и под него же закамуфлированы. 

4. Рыжий, Битюг и Кеша, – вы должны покинуть гостиницу до того как проснуться «поляки» , Кеша, стволы и рации раздашь каждому в течении дня, в гостинице оставлять не разрешаю. 

Сам я, так же, буду крутиться вместе с Ильёй у мечети затем у святилища. К стати рации приводятся в действие следующим образом,- на нижнем торце корпуса есть маленькая красная кнопка, которая выступает на три миллиметра, нажав её до упора, вы внутри давите ампулу с кислотой в сухозаряженном аккумуляторе, через двадцать минут аккумулятор полон энергии и вы можете разговаривать. Энергии хватает на трое суток. 

И последнее, «поляки» знают только меня и Илью, вас они вычислят позже, но вычислят обязательно, поэтому нужно использовать момент и максимум подготовительных работ выполнить пока вас не вычислили, Кеша, -я бы хотел что бы ты тоже подключился к Рыжему на кладбище и подстраховал его, но это после того как вернёшься после выемки из схрона. 

В общем, задачи определены, если нет вопросов, то прошу обсуждать господа офицеры, – закончил Борис. 

Как обычно, обсуждение проходило ещё часа полтора, доработали мелочи, согласовали неувязки, и за полночь разошлись. Борис лег спать а Илья достал из своей сумки коробку с какими то радио деталями, паяльник и что то ещё химичил около часа, затем подсоединил батарейку от своих электронных часов, удовлетворённо хмыкнул и лег спать. 

Утром все происходило так как и было запланировано, только Хохотун по дороге купил две новых батарейки для своих часов. Как и предполагал Борис , старые «поляки» встали рано, и завтракали по очереди, один из них постоянно держал в поле зрения номер Бориса и Ильи. Илья вышел первым и за ним тут же увязался один «поляк», Борис продолжал сидеть в номере время от времени издавая звуки, но «поляк» был уже ученый, он занял такое место наблюдения, откуда ему были видны все подходы и выходы из гостиницы. Спустя полчаса вновь прибывшие «поляки» встретились с наблюдавшим за Борисом, о чем то переговорили и один из новеньких остался у гостиницы по-видимому пасти Бориса, а старый с вновь прибывшим направились в сторону мечети волос пророка, тут из гостиницы вышел Борис и со своим провожатым пошел так же в сторону мечети. Он нашел Илью в пылу вдохновенного творчества. Хохотун сидел на своём раскладном стульчике на его коленях как домик, стояла его папка, на ней специальными резинками крепился лист бумаги на которым порхал карандаш Ильи, вокруг стояла зрительская, восхищенно переговаривающаяся, аудитория. К нему подошел Борис и начал с ним спор о якобы неправильно изображенном фрагменте мечети, они оба подходили к этому фрагменту, возбужденно переговариваясь, трогая его руками, меряя ширину и высоту этого фрагмента, затем, Илья взял резинку и стер нарисованный ранее этот фрагмент, и начал его снова рисовать. Получилось гораздо лучше, восхищенные зрители одобрительно похлопывали Бориса по плечу. Во время их эмоционального диалога, Илья сказал Борису что сделал прослушку и дал её Борису, что бы тот пристроил её у номера «поляков». Борис взял эту маленькую коробочку в свой карман, покрутился вокруг мечети волос пророка, как бы прикидывая азимуты, где то даже прошелся считая шаги, затем дал знак Илье и он, закончив рисовать собрал свои вещи и степенно направился к святилищу с накидкой Мухаммеда. Там Илья так же усиленно рисовал святилище со всех сторон, краем глаза наблюдая всех четырех «поляков», которые крутились вокруг Ильи и Бориса. Борис всё это так же хорошо видел, и с ещё с большим рвением начал ходить вокруг святилища что то замеряя шагами, рисуя на маленькой бумажке чертёж, ставя какие то линии , и ставя углы в градусах между линиями на этом чертеже, затем он показал чертеж Илье, они о чем то эмоционально поговорили, после чего Борис спрятал чертёж в карман и направился по дороге в гостиницу. Двое поляк тут же устремились за ним , проходя мимо Битюга, он показал глазами что за ним хвост, Битюг кивнул и прошел в противоположную сторону. Борис прошел мимо гостиницы, затем у консульства Пакистана он остановился, достал чертеж, покрутил его в руках и направился мимо консульства к «сорока ступеням» которые вели к пещерам в горах, поднимаясь по ступеням, он дважды доставал чертёж и, что то в него дорисовывал, затем около семнадцатой ступени в самом её углу он положил камешек так что кто бы не поднимался или не сходил по ступеням, сбить камешек не мог. После этого он тщательно порвал чертёж на мелкие клочки и выбросил их в недалеко стоящую урну. 

Затем решительной походкой направился в гостиницу, поднялся на второй этаж, подошел к номеру «поляков», и за наличник входной двери сунул маленькую коробочку, которую собрал Илья, развернулся и вошел в свой номер. Там, он достал прибор для определения прослушивающей аппаратуры и проверил номер, у окна прибор запищал. Борис открыл окно и увидал воткнутый в раму форточки булавочный микрофон. Да,- ребята имеют лучшее оборудование чем у нас, – подумал Борис, – но все равно, перехитрить их можно и нужно. Микрофон он оставил на месте, аккуратно прикрыв окно, зато, закрывая форточку так стукнул ей об раму, что у того кто слушал  

уши точно будут болеть долго. 

Затем Борис закрыл номер и пошел в ресторан пообедать, Илья тоже к этому времени должен подойти в этот ресторан, Борис ещё не успел сделать заказ как вошел Илья и сел с ним рядом. Они заказали как обычно по шашлыку, попросили порезать лук, заказали лепёшку и чай зеленый. Борис жестом показал Илье что бы не говорил лишнего, на нем может быть клоп. Илья кивнул головой что понял и они весь обед обсуждали вкус поданного шашлыка и полезность зеленого чая. 

Окончив обед они вернулись к зданию святилища где хранилась накидка Мухаммеда,- 

Херка Шариф Зиарат, Шах Дуррани получил её от Бухарского эмира в 1768 году. Видеть её конечно нельзя, местным жителям её показывают раз в двадцать лет а то и реже. Последний раз ей махал мулла Омар, предводитель Талибана. Кстати об Омаре, в Кандагаре – дом Омара современная достопримечательность. Хитрюга Омар, покрыл всю крышу своего дома автопокрышками в несколько слоёв, закамуфлировал сверху крашенной фанерой, с воздуха выглядело неотличимо от оригинала и работало тоже отлично противодействуя ударам высоко точного американского оружия. 

Илья сделал еще несколько зарисовок, затем, они отправились в гостиницу, купив по дороге три огромные сумки, затем зашли в ювелирную лавку и купили сувениры из золота для Никиты и Ирины, по которй Борис уже смертельно соскучился. Он приобрел для Ирины изящнейшее колье из золотых чешуек с ярко-зеленой эмалью, как 

её глаза. По дороге в гостиницу Илья и Борис вели себя как настоящие туристы, покупая безделушки, фотографируя друг друга, зайдя в гостиницу сели оба в холле у телевизора, минут через десять вошли трое «поляков», и поднявшись на второй этаж зашли в свой номер, Борис и Илья так же вошли в свой номер и проверили друг друга на наличие «клопов», ни на Илье ни на Борисе их не было, они оба приняли душ и Илья пожаловался что хочет выспаться, Борис посоветовал Илье сейчас лечь, а он, пока,почитает книгу. Они включили иммитатор шумов, а сами перешли в комнату Кеши, Рыжего и Битюга, оставив на дверях своего номера знак, что их там нет. В номере ребят они проверили наличие прослушки, ничего не было. Только они расположились, как вошел Кешка с маленьким пакетом. На вопросительный взгляд Бориса он кивнул, мол все в порядке и вручил спичечный коробок и четыре пластмассовые детальки, сказав что у всех все это уже есть. Борис взял спичечный коробок и нажал красную кнопочку на торце коробка. Кнопка так и осталась в утопленном положении. Затем он взял пластмассовые детальки, покрутил их в руках, затем вставляя одну во вторую, вторую в третью и т.д. через минуту держал в руках маленький пистолетик, который валил человека с летальным исходом на расстоянии десяти метров. В его корпусе находилось пять маленьких патрончиков, после их отстрела пистолет можно было выбрасывать, шестой выстрел, он, быть может, и выдержал бы, а вот уже седьмой точно нет. В итоге группа имела двадцать пять выстрелов. Затем Кеша достал как фокусник из шляпы, а он из пакета, маленький брусочек вещества бежевого цвета, мягкого как пластилин. 

Ах Кешенька, какой же ты умница, – радостно нахваливал его Борис, – у меня сегодня мелькнула одна идея, и я уже пожалел что не попросил тебя взять пластид в схроне, а ты умничка, сам догадался. Кешка довольно щурился от этих слов командира, как кот , 

который лопает сметанку. 

В это время в номер вошел Битюг и заявил, – Все поднадзорные в номере в гостинице, один из них находился постоянно в номере после обеда, судя по поведению насовали нам «клопов» а сейчас слушают нас. 

Да ты прав Битюг, -доложил Борис, – они сейчас слушают как мы с Ильёй дышим, покашливаем, посапываем и прочие звуки которые делают люди когда они находятся дома. Битюг, сейчас иди поужинай, а потом сменишь Рыжего на кладбище . А тебя , Кешенька, я попрошу: «Слепи ко ты бомбочку, чтобы она выписала прямой проход в ад для нехороших ребят, которые будут идти гуськом друг за другом чтобы убить меня и Хохотуна в ночь с пятницы на субботу. Думаю их будет четверо. 

В это время ожила рация Бориса, – Рыжий- Циркулю, прошу смену. 

Борис тут же ответил, – Циркуль Рыжему, Битюг на подходе, ждем в вашем улье и тут же отключился.  

Пардон ребята, – зачастил Кешка, – в этих рациях возможна связь со всеми пятю абонентами, но возможно и выборочная связь, вот тут справа рычажек, поставил на цифру один, командир на связи, два- Хохотун, три – это я, четыре – Битюг, пять – Рыжий, а значок сигма – все на связи. Спичечки,- просто класс, – закончил Кеша и полез в свою сумку, достал оттуда моток проводов, копеечные электронные часы, пару взрывателей, какие то сопротивления и конденсаторы и принялся мастерить бомбу. 

Хохотун завалился на койку и дремал, Борис что то рассчитывал на листке бумаги, прошло около часа, открылась дверь и вошел Рыжий. 

Борис тут же собрал всех вокруг себя. 

Предлагается следующий план на завтрашнюю ночь, то есть ночь с пятницы на субботу, – сказал Борис очень тихо и продолжил, – мы вылетаем в Кабул в субботу в 19.20 по местному времени. В предшествующую ночь мы должны работать двумя группами, первая группа подсовывает через прослушку нашим оппонентам дезинформацию, которую я уже в основном продумал, они пойдут ночью за мной и Хохотуном в горы рядом с «сорока ступенями» там полно мин, но на случай надеяться не будем , подсунем им Кешино изделие, сработает оно дистанционно, когда они будут проходить рядом, после этого мы с Ильёй возвращаемся в гостиницу.  

Вторая группа нейтрализует с помощью «ландыша» охрану северного кладбища, изымает из-под надгробья металлический контейнер с индификационной карточкой и документами, выбрасывает сам контейнер, остальное доставляет в гостиницу, план действий второй группы доработаем завтра, после обсуждения результатов рекогносцировки и разведки на кладбище. Утром в субботу, спокойно выписываемся из гостиницы и едем в аэропорт, там поменяем билеты на ближайший рейс в Кабул. Вот такой предварительный расклад, если нет вопросов мы идем в свой номер , завтра после обеда собираемся у Вас, если не получится, устроим встречу в другом месте. 

С этими словами Борис и Илья тихонько, никем не замеченные, перешли в свой номер, имитатор звуков был уже на последнем издыхании, но ребята успели вовремя. 

Утро началось с того, что Хохотун после завтрака, опять пошел рисовать, но на этот раз это были горы в районе «сорока ступеней», за ним тут же увязался один из «поляков». Другой, судя по всему, сидел на прослушке, вскоре к нему в номер вошли два вновь прибывших поляка, затем один из них вышел из гостиницы и занял место на улице из которого ему хорошо было видно всех входящих и выходящих из гостиницы. 

Илья по рации связался с Кешей и сообщил ему, что нашел место установки его гостинца и дал ему четкие координаты. Кеша направился к «сорока ступеням», а Борис внимательно смотрел пойдет ли поляк за ним. Кешка прошел мимо «поляка» тот абсолютно не среагировал, он по-видимому ждал Бориса. Борис дал команду Рыжему подстраховать Кешу, а после того как Кешка установит свой гостинец, обоим сменить на северном кладбище Битюга. Затем Борис связался с Битюгом и они условились встретиться в ресторане гостиницы с мангалом на втором этаже. После всех этих переговоров Борис закрыл номер и покинул гостиницу. Только он вышел на улицу за ним сразу затопал «поляк». Борис не спеша пошел по направлению к площади Шохидан Чоук где находилась гостиница с мангалом на втором этаже. Он зашел в ресторан и сел подогнув ноги на помосте перед клеёнкой. Подошел официант и Борис сделал заказ: «Пилау, чай сабз». Через минуту перед ним стояло блюдо с пловом, чайник с зеленым чаем и большая с журнальный лист свежая лепешка, только Борис приступил к еде как вошел Битюг и попросил разрешение сесть рядом. Борис сделал приглашающий жест рукой. Сегодня утром народу в ресторане было много, свободных мест почти не было и стоял ровный гул от разговоров людей сидящих в ресторане. Докладывай, – тихо сказал Борис. 

В общем все обстоит так как мы и предполагали, – начал Битюг тихим голосом, – всего дежурит на кладбище восемь человек, вооружены калашами и у каждого караульного есть нож. Смена происходит каждые два часа. Ходят они по два человека, маршрут один и тот же. На кладбище целый день толкутся люди, больные. Могилы толибанских героев изрыты этими больными как кротами. В шесть вечера, охрана выгоняет всех с кладбища и приходят смотрители, которые разравнивают могилы. Они этим занимаются до часов восьми, после чего уходят сами, и на кладбище остаются одни охранники. Завтракают, обедают и ужинают они по очереди, либо у себя дома, либо в ближайшем ресторане. Интересующий нас объект найден, все приметы совпали, и расположен очень удачно, метрах в ста от края кладбища, там, у этого края была какая то мазанка. Остался кусок глиняного забора и развалины этой мазанки. Охранники находятся в домике, типа сторожки, там две комнаты, в одной четыре кровати и печка которая топится с другой комнаты. В этой комнате стоит стол, есть пару стульев и небольшая тахта. Смена происходит непосредственно в этом помещении, я думаю это очень удачно. Подойти к этому домику можно скрытно. Хорошо, -задумчиво протянул Борис, – позавтракаешь, иди в номер отоспись, а я пока повожу хвост и подумаю. Он встал и не прощаясь с Битюгом вышел. И пошел по улице Герат базар к площади четырёх базаров. Он заходил во все магазины и лавки, измотался сам и измотал «поляка», который его пас. Затем он вернулся в гостиницу, связался с Ильёй и приказал ему прибыть в номер, он собирался для «поляк» вместе с Ильёй разыграть спектакль по их дезинформации, вчера с Хохотуном они выучили роли и составили сценарий, а утром Илья ходил к «сорока ступеням» уточнить детали. Борис сидя в холле гостиницы дождался Илью и они вместе вошли в свой номер. 

Ну что, подтвердилось, приметы совпали? – спросил Борис.  

Да , все подтвердилось, все получилось как ты рассчитал по углам на мечети, – четко произнёс Илья, – и семнадцатой ступени четко виден ориентир,- продолжал Хохотун,- причем только с семнадцатой. Все- таки умный мужик был Крылов. 

Дураку полковника не дадут и резидентом ГРУ не назначат,- со смешком ответил Борис, – сумки у нас есть, выемку организуем сегодня после Десяти вечера. 

Ты думаешь все влезет в сумки? – засомневался Илья. 

Возьмём лимонов десять, остальные на следующий раз, – ответил Борис, – отвезём в Кабул, поместим в банк, как договорились, потом вернёмся за следующей партией. Они упакованы так, что могут храниться десятки лет без всякого ущерба. На ужин пойдём в ресторан часов в восемь вечера, после ужина сразу на место. А сейчас спать, отдыхать до ужина. 

Борис и Илья включили имитатор звуков через минут десять после последней фразы и перешли в номер к ребятам, в номере был Битюг, он спал мирно посапывая носом, но мгновенно проснулся как только ребята вошли в номер. Через некоторое время пришли Кеша и Рыжий. Борис их поставил в известность о спектакле для «поляк» и они разработали операцию по выемке контейнера на кладбище. Борис настаивал, чтобы они закончили всё к половине одиннадцатого, и к тому времени как раздастся взрыв, они должны быть в номере. 

Без четверти восемь Илья с Борисом перешли в свой номер , отключили имитатор звуков, Борис скомандовал: «Подъём», они с Ильёй ещё минут пять производили всякие шумы а затем вышли из номера. Ужинать пошли всё в тот же ресторан, где они обычно питались, за ужином провели час. 

После ужина, не торопясь, пошли по направлению к гостинице, Хохотун зашел в гостиницу и через минуту вышел, неся через каждое плечо по большой сумке, и они с Борисом направились в сторону Пакистанского консульства. У консульства они остановились и минут пять о чем то говорили, на самом деле они внимательно отслеживали пошли ли за ними «поляки» и сколько их. В итоге Илья срисовал их всех. 

Они разделились на две группы по два человека, идут по разным сторонам улицы, можем двигать дальше, – прошептал Илья. 

И они пошли дальше, дойдя до «сорока ступеней» начали подниматься по ним, на семнадцатой ступени Илья показал Борису «примету», они сошли со ступеней и пошли в горы по едва заметной тропинке. Как только, они зашли в распадок и скрылись из виду «поляков», они сошлись вместе и гуськом пошли по следам Бориса и Ильи, дальше распадок сужался и напоминал неглубокий каньён между горами. Илья показал на тропе где заложен «гостинец» Кеши, метрах в пятидесяти спереди тропа поворачивала налево за скалу. Борис сразу за скалой остановил Илью и прижал палец к губам, и они начали наблюдать за тропой. Наблюдать – это, конечно, сильно сказано, так как была такая темень, что хоть глаз выколи. Борис сказал Илье что бы он прошел вперед по тропе еще метров пятьдесят и включил фонарь, который бы давал сюда слабенькое зарево, через минуту Борис Увидал лёгкое свечение из – за скалы справа от тропы, и тут его обострённый слух уловил легкие шаги. Внезапно «поляки» остановились, послышался звук открываемых змеек и легкое металлическое позвякивание, затем они двинулись дальше по тропе. Борис взял пульт в руки и посмотрел на часы. Было двадцать минут одиннадцатого. Поляки подошли к фугасу, Борис нажал на кнопку, раздался глухой негромкий взрыв, мелкие камешки долетели аж до Ильи. Они достали пистолеты и с осторожностью подошли к тому, что когда то было четырьмя здоровыми парнями, они лежали разбросанные в радиусе пяти метров, у всех у них были автоматы Калашникова, и десантные ножи на поясных ремнях, Хохотун обошел каждого, убедился что никто не подаёт признаков жизни, доложил об этом Борису. 

Уходим, причем не той дорогой, что шли сюда, зайдём в гостиницу с тыла, – тихо скомандовал Борис. И они бесшумно покинули место взрыва, вперёд вышел Илья, у него в руках оказался привязанный к палке маленький самодельный миноискатель. 

И, как оказалось, он все правильно продумал, почти на самом выходе из гор они чуть не наткнулись на старую мину, благодаря Ильюшиному миноискателю, они вовремя её обнаружили и обошли. 

Через минут тридцать они подошли к задней стене гостиницы, было очень темно, Борис достал из кармана маленькую стальную кошку с прочным канатом, забросил её в предварительно оставленное открытым окно и через две минуты они оба были у себя в номере. Теперь можно было забрать с оконной рамы микрофон, раздавить его и выкинуть в туалет. После этого Борис вышел в майке с заспанным лицом в холл, а Илья прошел в номер второй группы. Борис посидев в холле с пол часа ушел иак же в номер второй группы. Когда он вошел он увидал спокойные лица своих людей и понял что изъятие из – под надгробья произошло успешно.  

Покажите, – спокойно сказал Борис. 

Любуйся, – подал ему пластиковую карточку и пачку напечатанных бумаг Битюг, – мы тут уже прочитали кое что, и нас аж колотит сейчас. Какая сволочь и мразь против нас играла. 

Борис сел на кровать и углубился в чтение. Это были рапорта агента контр разведки, который второй экземпляр рапорта, подаваемого по начальству, ухитрялся отправлять Крылову. Во всех рапортах фигурировал крупный партийный функционер со Старой площади, который во время афганской компании обогатился за счет продажи афганцам планов передвижения наших войск, планируемых воинских операциях, на продаже партий оружия и боеприпасов, т е на крови наших солдат и офицеров эта мразь делала сотни миллионов. Уже будучи не при власти, но имея неограниченные связи в Министерстве обороны России, этот мерзавец во время первой чеченской компании, занимался тем же самым в пользу Чеченцев, наживая всё новые миллионы долларов. Даже, всегда пьяненький президент не мог понять, как это так получается что российские войска ценой огромных потерь, героизма и мужества русских солдат и офицеров, загоняют чеченцев в западню и остаётся один удар, чтобы победоносно покончить с этой войной, как приходит приказ на отступление и переформирование, потом на перемирие. И чеченцы отдохнувшие, переформированные с новым, самым лучшим российским оружием, которые русские войска так не разу и не увидали за всю чеченскую компанию, начинают бить наших пацанов на всех фронтах, вынуждая к позорному для России перемирию. И вот, спустя много лет, Борис держал в руках документы, имея которые любой Российский суд мог вынести смертную казнь этому мерзавцу не один, а сотню раз. И только одного не мог понять Борис, почему к этой  

сволочи никто не принимал меры, ведь один экземпляр этих донесений поступал в ГРУ, но тут же сам и дал себе ответ, либо все донесения агентуры поступали к самому этому человеку, либо он имел своего человека в ГРУ, который изымал или подменивал донесения агентов. 

И сейчас эта сволочь живет и богует, катается по заграницам, строит на Рублевке особняки за баснословные цены, покупает дворцы и яхты за границей, держит миллиарды в Швейцарских банках. Он, на крови солдат, на слезах их матерей,- стал 

Хозяином жизни. Борис прямо физически почувствовал омерзение к этому хозяину жизни, а ведь в его руках может быть сотая или тысячная часть его гнусных дел. 

Борис аккуратно сложил бумаги и вместе с карточкой спрятал их в потайной карман своей куртки. 

- Ну, как впечатление? – спросил Кеша 

Страшнее не придумаешь, – процедил сквозь зубы Борис, – Одно могу Вам сказать мальчики, разберёмся с нашей задачей, вернёмся домой, я этого так не оставлю. Я ещё не знаю, что буду делать, но что то буду это точно. 

Бери меня в компанию, -просто сказал Кеша. 

И нас,- переглянувшись добавили Рыжий и Битюг. 

А куда же вы без меня, ведь пропадете, – добавил Хохотун и все рассмеялись. 

Если бы Игорь Васильевич Логачев знал, какой приговор он получил поздно ночью в Кандагаре, и кто ему этот приговор вынес, вряд ли он спокойно спал эту ночь. 

Прошу внимания, – хлопнул в ладони Борис, – сегодня собраться, стволы разобрать и вместе с рациями спрятать. Выезжаем завтра в семь в аэропорт, подъём в шесть, из номера уходя прибраться, чтоб ни одного отпечатка пальцев не осталось. Я сейчас предупрежу хозяина, если он ещё не спит. 

Борис и Илья вышли от ребят, Борис спустился на второй этаж, хозяина не было, но за стойкой администратора был дежурный, Борис сказал ему, что он с другом завтра в семь утра покидает их гостиницу, дежурный сделал отметку в журнале и поблагодарил Бориса. 

Утром, Борис с Ильёй, вышли из гостиницы и уже через пятнадцать минут были на автобусной остановке автобуса идущего в аэропорт, через пять, семь минут подошли ребята из группы два. Ждать автобуса пришлось ещё минут двадцать, наконец, он подошел и все гурьбой зашли в него. Кроме их, пятерых, в автобус вошло человек Двенадцать местных жителей и автобус затрясся в направлении аэропорта. В аэропорту Кеша подошел к кассе авиакомпании «КАМ ЭЙР» с просьбой поменять билеты на ближайший рейс в Кабул. Ближайшим рейсом оказался рейс вылетающий в восемь часов утра, и им в кассе тут же поменяли билеты и они пошли на посадку. Как они узнали потом, компания «КАМ ЭЙР» уже собралась отменять этот рейс, так как пассажиров на него было всего три человека, а с Пятаком уже восемь. 

Только они сели, сразу убрали трап и самолёт, взревев своими двигателями, коротко разбежавшись, взлетел и начал набирать высоту. В десять с минутами по местному времени они приземлились в Кабульском аэропорту, и Борис пошел выяснять, есть ли рейс на Москву на сегодня. Оказалось, что рейс есть на Киев и вылетает он в четыре дня и летит через Стамбул. Борис сдал свой и Ильи билеты авиакомпании «Ариана», и купил пять билетов на Киев через Стамбул. На этой операции Борис и Илья потеряли почти сто долларов, но сейчас это особо не волновало, у всех ещё оставались, после всех расходов, более двух тысяч долларов, у Бориса гораздо меньше. Окончив с билетами и узнав с какого терминала будет отправляться их «Боинг -737», они пошли в ресторан в аэропорту, им нужно было скоротать чуть более четырёх часов. Оказалось, в аэропортовском ресторане продавались спиртные напитки и была неплохая Европейская кухня, правда стоило все это баснословные деньги. Выяснив, что они в расчет принимают доллары, парни устроившись за столом, заказали бутылку виски «РЭД ЛЭЙБЛ», котлеты по Киевски с картошечкой «ФРИ», взяли по салату по Афгански, которые по вкусу напоминали наш салат «Столичный», заказали пару литровых бутылок «Кока- колы», и потом дозаказали по порции шашлыков и еще одну бутылку «РЭД ЛЭЙБЛ» И так не торопясь, они просидели до трёх часов, рассчитались и пошли на посадку и оформление багажа. Там, когда они проходили паспортный и таможенный контроль, Афганские пограничники устроили им досмотр с раздеванием, вывернули все вещи из сумок, прошерстили все карманы, прицепились к Илье зачем у него в коробке какие то железки, конденсаторы, сопротивления, пружинки и т.п. Илья решил зря с ними не разговаривать, тут же на столе досмотра из трех, четырех железячек собрал животное похожее на барана, подсоединил два проводочка к микрочипу, зажал их маленькой скобочкой на батарейке от часов и этот баранчик покатился по столу и каждые пять секунд блеял, к огромному восторгу пограничников. Подошел даже старший офицер пограничного поста, которому Илья и подарил этого баранчика. А когда пограничники увидали нарисованные Ильёй рисунки мечети Волос пророка, мавзолея Ахмад Шаха Дуррани, и рисунок святилища накидки Мухаммеда,- старший офицер сказал что то пограничникам и они прекратили досмотр Пятака и с уважением отпустили их на посадку. Свои сумки они все сдали в багаж.Спустя минут двадцать как они сели на свои места в самолете, трап убрали и самолет тягач потянул на взлетно посадочную полосу. Затем двигатели «Боинга» запустили, он постоял две, три минуты затем разбежался и взлетел. Весь Пятак, как только уселись в кресла самолета, расслабился и задремал. Стюардесса покатила столик с напитками, но её никто из Пятака не остановил. Борис смотрел на эти лица взрослых мужчин, которые не боялись ничего на свете, могли забраться к чёрту в ад и уйти обратно, и удивление охватывало его всё больше. Их лица были безмятежные как у детей в детском саду, когда они уже угомонились от беготни и шалостей и уснули. 

Через часа два с половиной они приземлились в Стамбуле, пока самолет заправляли их выгнали из самолета в аэропорт, там, в магазине беспошлинной торговли они накупили турецких сувениров. 

Затем их пригласили в самолет, в котором появились новые пассажиры, летевшие из Стамбула в Киев. 

Борис на всякий случай, внимательно осмотрел каждого нового пассажира, хотя понимал, что за двенадцать часов как пропала связь с «поляками» их заказчик не мог так быстро среагировать. Тем более,- думал Борис, – он знает что мы должны лететь в Москву, где он нас и будет поджидать. Но если у него есть люди в Кабуле, он уже знает что мы летим в Киев, но он, возможно, не знает что нас не двое, а больше, и это тоже вопрос. В Киеве нужно держать ушки на макушке. Поскольку все четверо сидели в одном ряду, Борис изложил им свои резоны и они приняли решение что Битюг выходит из самолета один, затем точно так же Кеша, затем Рыжий, и из Борисполя разъезжаются разными видами транспорта, но встречаются все в ресторане Метро на втором этаже на Крещатике в два часа дня. Хвост, если будет за кем то, попытаться обрубить. Если же ни за кем не будет хвоста, то вечерней лошадью уедем в Одессу, а туда ни в коем случае нельзя тащить хвост. Там наши родные люди. 

На этом и порешили, так и поступили. Из аэропорта разъезжались поодиночке, только Борис с Ильей вышли вместе, прошли на автобус Борисполь – Киев и не площади Победы вышли. Вслед за ними из автобуса вышли двое мужиков крепкого телосложения, и пока Борис и Илья стоя на остановке автобуса, о чем то разговаривали, они, переминаясь с ноги на ногу, явно не знали что им делать , потом словно спохватившись направились к гостинице Лыбидь. Не успели они дойти до гостиницы как Илья заметил свободное такси и остановил его, и они с Борисом впрыгнули в него.  

На улицу Леси Украинки к Киевской крепости, – попросил таксиста Борис. 

Это в госпиталь, да? – спросил он. 

Угу,- промычал Илья, – кстати ты нам доллары на карбованцы не поменяешь? 

Я не поменяю, -весело ответил таксист, – но довезу Вас до обменного пункта. 

Борис дал Илье купюру в сто долларов и попросил поменять и ему деньги, а таксисту сказал что раз он уже так любезен, не сможет ли он их подвезти ещё и к цветочному магазину. Водитель согласился и они потратили еще около получаса, сделали все что собирались и подъехали к госпиталю. Они рассчитались с водителем, дав ему хорошо на чай, зашли в госпиталь. В том корпусе госпиталя, где Борис был две недели назад, внизу у вешалки дежурила молоденькая медсестра.  

Вы к кому, -спросила она перед тем как выдать им белые халаты. 

Мы к полковнику Крылову Сергею Карловичу в восьмую палату, -бодро отрапортовал Борис. 

Так ведь он умер, неделю назад, -еле слышным голосом ответила сестричка, – а врача его уже нет, он будет через час, будете ждать? 

Как умер, почему? Не мог успокоиться Борис 

Медсестричка пожала плечами и опять чуть слышно произнесла: « Так рак же у него был неоперабельный, дождитесь его врача он вам больше и лучше расскажет.» 

Борис как под гипнозом положил перед этой девчонкой букеты цветов, которые они с Ильёй купили, сказал: «Спасибо детка, ждать врача не будем.» -повернулся и они пошли на выход. Когда они вышли из госпиталя он сказал Хохотуну чтобы тот держался его, он знает одно классное местечко. И Борис повел Илью в то маленькое кафе с очень понятливой женщиной барменом. Она узнала Бориса сразу, он показал два пальца, она поставила два бокала коньячных и наполнила их наполовину.  

Помянём. – сказал Борис и они опорожнили бокалы, бармен снова налила так же. 

Царствие небесное Сергею Карловичу, – произнес Хохотун и они опорожнили бокалы. 

За его подарок нам, спасибо ему, – поднял в третий раз налитые бокалы Борис и они осушили их. Затем Борис дал бармену пятьдесят долларов и попросил её помянуть их товарища Сергея, после этого они встали и вышли из кафе и пошли по улице. Женщина бармен долго смотрела им в след. 

Борис предложил Илье зайти во Владимирский собор и поставить свечки за их благополучное возвращение. Еще он хотел заказать заупокойную молитву за Сергея Карловича и молитву во здравие их пятерых. Они зашли в собор нашли Батюшку и быстро решили с ним все вопросы. Затем Борис предложил найти и заехать в Швейцарское посольство, узнать какие нужны документы и сколько времени потребуется на оформление визы ему и Илье, они узнали что Швейцарское посольство 

Находится в Киеве на улице Фёдорова 12. Они тут же направились туда и выяснили следующее; 

1. Разовая виза оформляется в течении 2-3 дней и стоит 75 $ 

2. Для оформления визы необходимы паспорт, анкета, одна фотография, медицинская страховка и оплаченный билет туда и обратно. 

3. Личная беседа с консулом Швейцарии в которой Вы обоснуете необходимость визита. 

Борис попросил дать им два бланка анкет, и они пошли в ближайшую фотографию, где расторопный фотограф, узнав для чего нужны фото, одел их в белую рубашки, повязал каждому галстук, и отправил погулять после съёмки на пол часа. Получив фото, они направились в гостиницу Днепр, где Борис останавливался две недели назад. Администратор, помня щедрость Бориса в прошлый раз, поселила их в двухместный номер на шестом этаже, откуда открывался прекрасный вид на центр Киева. 

Приближалось время рандеву с ребятами, и они спустились вниз в холл гостиницы, и тут на глаза Бориса попался рекламный плакат компании «Люфтганза». Он подошел к администратору и спросил, продаются ли у них авиа билеты. Администратор проводила их к окошечку кассы, там Борис приобрел два билета Киев – Женева – Киев на среду, причем в среду они прибывали в Женеву утром и улетали из Женевы в час ночи, от Женевы до Цюриха можно было добраться за два часа. И если, все пойдет без сбоев, они с Ильёй будут в центральном банке Цюриха не позже одиннадцати часов. Пока Борис всё это думал, они дошли до ресторана Метро и поднялись на второй этаж. Парни, уже сидели за столиком, и кажется, даже сделали заказ, и как только Борис и Илья присоединились к ним, официантка начала выставлять на стол напитки и закуски, а затем, принесла на большом подносе пять тарелок, над которыми вился ароматный парок с Украинским борщом и присовокупила блюдо с аппетитно пахнущими чесночными пампушками. 

У ребят, от всего этого, началось обильное слюноотделение, и они заработали ложками как бригада землекопов лопатами. Когда первый голод был утолён, водку разлили по рюмкам и принесли каждому по средне-прожаренному стейку, Борис поднял рюмку и предложил памянуть полковника. Все выпили и молча начали закусывать, Борис очень тихо рассказал ребятам что они уже сделали и что запланировали сделать, затем дал команду пересчитать у кого и сколько осталось денег, у каждого, кроме Бориса, оталось более трёх тысяч долларов. Борис приказал сдать ему по две тысячи, всего собрали одиннадцать тысяч шестьсот долларов. Борис разделил деньги пополам и половину оставил себе а вторую половину отдал Илье.  

Рыжий, – продолжал Борис, – после ресторана ты поедешь на вокзал и купишь три билета на Вечернюю лошадь, а Кеша и Битюг подстрахуют нас до вечера, нам с Ильёй нужно добыть медицинскую страховку, причем сделать это сегодня до конца дня. Вы же, садитесь на вечернюю лошадь и езжайте в Одессу, и до нашего возвращения с Ильёй постарайтесь нигде не светиться.  

Закончив обед они расстались, Борис с Ильей пошли к Украинскому МИДу и там им удалось купить медицинские страховки заплатив по сто пятьдесят долларов за каждую, к сожалению, меньше чем на пятнадцать суток страховок не существовало, пришлось брать на пятнадцать. После этого они вернулись в номер, перед гостиницей, мимо проходящий Битюг, тихо сказал о том что хвоста они не обнаружили, и пожелал им удачи. В номере они приняли душ и улеглись уставившись в телевизор. Борис под монотонное бурчание телевизора обдумывал беседу с Консулом Швейцарии. Илья уже выводил носом трели, Борис ткнул его легонько в бок, он и перестал храпеть. Борис и сам не заметил как заснул. 

В понедельник они уже позавтракавшие в половине девятого стояли у Швейцарского посольства. Консульский отдел по выдачи виз начинал работать с девяти утра, а перед ними уже было человека три. Наконец то двери консульства открыли и начали запускать внутрь по одному человеку. Борис подошел к клерку который запускал народ и спросил могут ли они зайти на приём к консулу вдвоём с партнёром, так как они едут в Швейцарию по одному делу. Клерк ответил что выяснит этот вопрос у Консула и даст Борису ответ. Когда подошла очередь ребят заходить, клерк провел их к консулу вдвоём, предварительно проведя их через рамку. Консул сидел за маленьким столом, попросил ребят присесть и объяснить их причину их посещения страны. Борис ответил что они оба бизнес партнеры, в 1973 году положили в Центральном банке города Цюриха на номерной счёт деньги, сейчас необходимо сделать новые распоряжения относительно этих средств, поэтому они вынуждены лететь в Швейцарию, билет у них на один день пребывания, на следующий день они возвращаются. Говоря все это Борис выкладывал их документы. Когда он закончил, консул спросил, имеет ли он какой нибудь документ подтверждающий наличие их денег в швейцарском банке. Борис молча протянул ему электронную индификационную карточку. Консул взял карточку, извинился, что вынужден покинуть их на несколько минут, и вышел. Вернулся он минут через десять, сказал что их визы будут готовы завтра к 16.00, направил в соседнюю комнату сделать оплату виз, причем сам их проводил, из чего Борис сделал вывод что он знает, какая сумма у них на счету. Они вышли из посольства и решили пройти до гостиницы пешком. 

Они уже подходили к дому с химерами когда Илья сказал, что за спиной топтуны. Бегать от них не было никакого желания, поэтому решили их заякорить на обязательном мероприятии. Для розыгрыша дезы, зашли в бар рядом с рестораном Столичный в самом начале Хрещатика, сели на высокие стулья у стойки, заказали по пятьдесят коньячку и орешки. Борис краем глаза заметил что один из предполагаемых топтунов сел у стойки рядом с Ильёи, полуотвернувшись от него. Борис мигнул Илье и тот начал: «Знаешь что меня больше всего раздражает? Это потери времени, представляешь торчать тут бездарно до четверга, только в четверг в 16.00 начнут выдавать визы, значит в лучшем случае вылететь сможем в пятницу.  

Да-а-а,- протянул Борис, – эти бюрократы одинаковы во всём мире, на кривой козе их не  

объедешь, ну ничего , мы туда попадаем в пятницу и все успеем получить за целый день, да, ещё забыл тебе сказать, я нанял ячейку в банке и положил туда бумаги что бы не таскать их с собой. В действительности, так оно и было, Борис абонировал в банке сейф на месяц и положил туда бумаги, потому что в руках они были опаснее динамита, а ключик попросил сохранить в сейфе администратора гостиницы. Она была неравнодушна к Борису и с удовольствием согласилась сделать ему это отдолжение. 

Они заказали ещё по полтиннику, выпили и Илья начал рассказывать про свою знакомую блондинку и что он с ней вытворял неделю назад. Спустя некоторое время, они рассчитались и вышли, вслед за ними вышел топтун, но не пошел за ними а подошел к своему напарнику. Борис с Ильёй пошли в сторону Днепровских склонов, Борис не хотел чтобы топтуны знали их гостиницу и они с Ильёй решили вырубить их минут на двадцать, а затем уйти в гостиницу. Они продолжали медленно идти по дорожке мимо памятника князю Владимиру, топтуны не пошли за ними, по-видимому почувствовали что то, либо думали, что знают где найти Бориса и Илью и ушли. 

Да, видно невооруженным глазом, что ребята слабо материально заинтересованы, – проговорил Илья когда они покрутившись по парку ещё пол часа и не обнаружив за собой топтунов, взяли такси до ресторана Метро, где они собирались пообедать. Плотно пообедав, они просочились к гостинице, несколько раз проверялись но топтунов не обнаружили. Из гостиницы они не выходили, ужинали в буфете гостиницы на пятом этаже и опять вернулись в номер. 

На следующий день из номера вышли только в два часа и пошли в Метро, где просидели до половины четвертого затем вышли и сразу взяли такси до Швейцарского посольства, подъехали сразу прошли за получением виз, десять минут занял процесс получения виз и в половине пятого они уже были в номере. Их самолет вылетал из Борисполя в четыре часа ночи и прибывал в Женеву в семь утра. Поэтому они заказали на пол третьего такси до Борисполя и завалились спать, попросив коридорную разбудить их в два часа ночи. Так все и произошло, в аэропорту они были в половине четвертого. В это время уже шла регистрация пассажиров и оформление багажа, багажа у парней кроме двух дорожных сумок не было, но и их пришлось сдать в багаж. 

Взлетел самолет с десятиминутным опозданием, но в Женеве приземлился на пять минут раньше срока. Они собрались ехать до Цюриха на такси, но такси будет в Цюрихе в восемь утра, стоит дорого, а автобус прибывает к 8.45 и банки открываются в 9.00, и стоит проезд в три раза дешевле. Поэтому они сели в автобус который прямо из Женевского аэропорта ехал в Цюрих. Борис и Илья проверялись постоянно, но хвоста не обнаружили, никому они не были интересны, не уловили ни одного цепкого взгляда. Борис хорошо знал, что если они не обнаружили хвост, это еще не означает что его нет. Автобус на котором они ехали был просто роскошный, с телевизором в салоне и специальными кассетами с напитками, двигателя при движении слышно не было, он пожирал пространство с приличной скоростью, которая не ощущалась и его мягкое покачивание навевало сон, и парни сами не почувствовали как они задремали. Проснулись уже в Цюрихе, на часах у Бориса было без малого девять утра. Автобус только что остановился, и пассажиры спокойно выходили через переднюю дверь. Водитель стоял внизу и выдавал из багажных ящиков вещи пассажиров. Борис и Илья получили свои сумки и Борис спросил у водителя по английски как пройти к центральному банку, тот показал на противоположную сторону площади на которой стоял автобус. Борис поблагодарил его и они с Ильёй перешли на ту сторону к банку. В этот момент охранник банка отворил двери, и в банк начали заходить люди. Когда Борис с Ильёй вошли в банк, к ним подошла молоденькая девушка и предложила свою помощь. Борис извинился за свой плохой английский и спросил о том, имеют ли они сотрудника говорящего на русском языке. Девчушка отошла на пару минут и привела клерка, который сносно говорил на русском языке. Борис сказал ему, что у них в банке лежат их деньги на номерном счету, и что они хотели бы перевести эти деньги в Гайфайзен банк на шесть номерных счетов. 

У вас есть карточка и вы знаете код, – спросил клерк. Борис протянул ему карточку, клерк при нём ввёл её в специальное устройство в компьютере и на экране высветилось сумма от которой клерк вспотел. Он проводил Бориса и Илью в отдельную комнату, где находились большие сейфы с номерными замками, посмотрел на карточку и подвел Бориса к одному из этих сейфов, показав на клавиатуру замка сейфа , сказал ввести код , отдал карточку и вышел пообещав вернуться через десять минут. У Бориса, когда он подошел к сейфу дрожали руки, он закрыл клавиатуру от следящей теле камеры и ввёл все шестнадцать цифр, которых он помнил как отче наш. Сейф секунд пять подумал, Борис почувствовал как пот градом стекает по его спине, потом раздался щелчек и дверь сейфа с мягким жужжанием открылась. В сейфе лежало тридцать пакетов американских долларов. 

Илья при виде этой горы денег аж крякнул. Вошел клерк и сказал, что представитель Гайфайзен банка с охраной уже выехал, а господам он предлагает кофе за счет банка. 

Борис с Ильей не успели допить кофе, как в комнату вошло два здоровых, вооруженных мужика, Борис и Илья напряглись. Не волнуйтесь господа, это охрана ваших денег, – проговорил клерк, вошел еще клерк и представился работником банка уполномоченным заключить с ними договора на открытие шести номерных счетов, он тут же вручил Борису шесть электронных карточек и дал шесть специальных бланков на которых были номера карточек. Борис спросил сможет ли владелец номерного счета в любом отделении Райфайзен банка по всему миру снимать со своего счета деньги без ограничений. Клерка даже удивил этот вопрос, – ну конечно, в любом отделении нашего банка вы сможете взять любое количество денег в пределах вашего счёта, и подал Борису электронный пульт. Одну карточку и бланк с соответствующим номером он отдал Илье и буркнул чтобы Илья сам придумал свой код, сам же прошел в отдельную кабинку, придумал пять кодов к пяти карточкам, записал их на бланках а затем набрав номер карточки на электронном пульте, во втором ряду пульта набирал код, сверив его с бланком нажимал  

Кнопку Enter? Так он повторил пять раз, потом его сменил Илья. Затем они вместе с деньгами переехали в Цюрихское отделение Гайфайзен банка, где Борис вставив карточку в специальную прорезь увидел на экране компьютера высветившуюся сумму в 5000000 $, 

Далее он проверил все пять карточек, везде было одинаковая сумма. Они поблагодарили обоих клерков, дали им по сто долларов на чай и покинули банк. Ну вот и все, две недели напряженности, постоянный риск, выполненная работа, – все позади, теперь не нужно ежедневно заботится о хлебе насущном. 

Ну как ощущения, миллионер? –спросил он Илью. 

Пока никаких ощущений, может позже появятся, – бодро отрапортовал Ильюшка. 

Ну тогда пойдем, поищем какую- нибудь кормушку,- предложил Борис,- а то у меня горло пересохло и жрать охота. 

Не возражаю, – согласился Илья, – у меня уже давно кишка кишке дули показывает. 

Первый ресторан который оказался у них на пути не оставил их равнодушными и они зашли и сели за столик. В карте вин и других спиртных напитков они нашли Столичную водку и заказали бутылку, гарсон дважды переспрашивал и крутил головой думая что кто то еще сидит за этим столиком. Затем они заказали жульены со страшно дорогими фрацузскими грибами трюфелями, 

и по телячьему, средне прожаренному стейку с соусом по чилийски, бутылку минеральной воды и кофе капучино. 

Когда официант принёс им заказ, Илья разлил водку в бокалы для воды, у официанта и посетителей которые сидели недалеко чуть не отвалились челюсти, когда Борис и Илья залпом выпили водку. Борис опять разлил в те же бокалы, они поковыряли вилками в жульенах, заметив что наши грибочки повкуснее будут, провозгласив тост за удачу и чекнувшись выпили по второй и приступили к стейкам. В ресторане была атмосфера тихого ужаса, никто ничего не ел, все смотрели на Бориса и Илью и ждали когда они упадут. Командир, кончаем веселить местное население, – проговорил Илья спокойным и трезвым голосом и разлил остатки водки в бокалы. 

Ну а теперь за нас, миллионеров,- проговорил Борис и засмеялся! Они подняли бокалы и выпили, и начали с удовольствием есть свои стейки. В зале была паника! Когда они все съели, Борис подозвал гарсона и приказал ему убрать пустую бутылку и принести им кофе. Попивая кофе они расслабились совсем, в зале было ни тепло ни холодно, кофе был прекрасный, они были сыты и слегка подшофе, они говорили ни о чем но им было приятно, как вдруг холодная сталь уперлась Борису в бок. Он посмотрел на Илью и увидал за его спиной ту же картину, что и у него. 

И чего же господа хотят,- спокойным голосом спросил Борис. 

Не гарцуй, не такой уж ты козырный, – прошелестел голос сзади, – карточки и коды на стол, а иначе вам уже никогда не понадобятся ни карточки не наличные, мы Вас продырявим и уйти успеем. Тут Борис увидал, что весь зал и официанта под прицелом держит третий, который стоит к нему боком, то есть Бориса и Илью не контролирует. 

Да, суки подловили,- сказал Борис опуская правую руку к карману,- проигрывать нужно тоже уметь, не так ли Хохотун. И в мгновение ствол что упирался в бок Борису оказался в его руке, одновременно локтем правой руки Борис вырубил сидевшего за ним мужика, и выстрелил в третьего, который держал под прицелом официанта и посетителей. 

Хохотун в то же время левой рукой засадил сервизный нож в промежность своему напавшему и тот испытал такой болевой шок, что выронил ствол, а Хохотун локтем правой руки вырубил его. В течении тридцати секунд трое нападавших лежали на полу. 

Пока все приходили в себя Борис тщательно протер ствол который отобрал у нападавшего и вложил ствол ему в руку. Затем Борис потребовал счет у официанта, рассчитался с ним оставив ему на чай солидную сумму, сказал чтобы он вызвал полицию и они с Ильей 

пошли на выход под аплодисменты людей находившихся в этом ресторане. Они прошли пешком два или три переулка, затем сели в какой то трамвайчик, проехали квартала три, затем остановили такси и поехали в Женеву. Там выйдя у Женевского вокзала, они взяли такси в аэропорт, и к пяти вечера уже находились в аэропорту. Борис пошел посмотреть есть ли самолет вылетающий из Женевы пораньше, и такой самолет нашелся. Это был рейс Женева-Москва –Киев и вылетал он через полтора часа. Борис поменял билеты с доплатой и через минут сорок они уже были на терминале, где была объявлена регистрация билетов и оформление багажа, ещё через тридцать минут они уже были в самолете, и самолет взлетел вовремя. Как только самолет набрал высоту, водка и нервы дали себя знать, и мужики проспали до самой Москвы, в Москве их даже из самолета не выводили, привели новых пассажиров которые летели в Киев и самолет взлетел, и через час с четвертью они уже ждали свои сумки в Бориспольском аэропорту. Из аэропорта они поехали прямо в гостиницу Днепр, там забрали из сейфа администратора ключ от сейфа и поехали в аэропорт Жуляны, где взяли билеты на ближайший самолет на Одессу. Рейс был только на 16.20, но всё же это было лучше, чем ждать вечера а потом трястись ночь в поезде. Борис достал из потайного кармана номер телефона который знал только он, и который дал ему Сергей Карлович при расстовании и прямо из Жулян позвонил по этому номеру. Раздалось пять или шесть вызовов прежде чем взяли трубку. 

Алло, это Елена Викторовна, – проговорил Борис услышав слабый женский голос. 

Да, это я,- ответила жена Крылова. 

Вы сейчас далеко от Жулян, это вам звонит Борис, друг вашего мужа. 

Нет не далеко, в десяти минутах хода, – ответила она, – я знаю что это Вы Боря, мне Сергей, когда давал это телефон, сказал, что только вы по нему позвоните недели через три-четыре, либо никогда. Так что вы хотите? 

Я прошу Вас подойти в Жуляны,- попросил Борис,- когда войдете в аэропорт посмотрите направо и возле газетного киоска увидите меня, мне нужно передать вам нечто такое что вам завещал ваш муж, я вас жду. 

Минут через пятнадцать в здание аэропорта вошла пожилая, стройная несмотря на годы женщина с миловидным лицом и выплаканными глазами. Борис узнал её сразу и подошел к ней. Боренька, проговорила она и слезы душили её, она обняла Бориса и заплакала. Он гладил её по плечам и через кофточку ощущал какая она худенькая и слабенькая, и такое чувство жалости к ней затопило его, что он боец и воин по жизни едва сдержал слезы. 

Кое как они успокоились, Борис достал из кармана электронную карточку и в конверте запечатанный код, вручил все это Елене Викторовне и сказал, что с этой карточкой и кодом она в любой момент может забрать сумму в пять миллионов долларов, которые ей завещал Сергей Карлович в Гайфайзенбанке. Потом он дал ей свои телефоны и просил звонить в любое время и по любым вопросам. Елена Викторовна смотрела минут пять на то, что ей вручил Борис, потом зажав всё это в ладошку обняла Бориса и поцеловала его материнским поцелуем. Потом она повернулась и, сутулясь вышла из здания аэропорта. 

Ну вот, дорогой друг, – подумал Борис, – твоё задание выполнено, Царствие тебе небесное. 

Он подошел к Илье, который дремал, сидя в зале ожидания на кресле и предложил ему пойти пообедать, до вылета их самолета оставалось более двух часов. А так как нигде время не летит так быстро, как в ресторане, они и решили воспользоваться рестораном который находился в здании аэропорта, тем более время было обеденное. Они выбрали столик у окна, зал ресторана был полу пустой, и к ним сразу подошла очень миловидная официанточка. Они заказали триста грамм Армянского коньяка, по свиному шашлыку и по салату из овощей, под конец попросили принести две чашечки кофе-экспрессо. Заодно, 

пока делали заказ, познакомились с официанткой, которую звали Женя и которая с большим интересом стреляла в них своими синими глазками. Она была стройной брюнеточкой с осиной талией, длинными ногами, копной коротко остриженных черных 

вьющихся волос и бюстом третьего размера, который она гордо и вызывающе выставляла  

вперёд. Раньше Борис не преминул бы воспользоваться представляемой возможностью, но 

вспомнив об Ирине, с которой встретится часа через три, четыре, взял себя в руки. Илья же, вообще, никого не видел кроме своей Никиты. Поэтому Женечка, увидав, что её залп из синих глаз не произвел разрушений в стане врага, решила поберечь боеприпасы и прекратила военные действия. Илья посмотрел на Бориса и задумчиво заметил: « Судя по всему, свадьба командира не за горами». 

Я очень на это надеюсь, – откликнулся Борис, – но ты знаешь, что у нас появился враг, который все сделает, чтобы меня прикончить и забрать бумаги. Поэтому, пока надо мной висит это я не могу связывать Ирину какими либо обязательствами. 

Ерунда все это, – возбужденно сказал Илья, – я, когда женился на Никите, честно ей сказал, кто я и где служу, и какие могут быть последствия от этой службы. Она сказала, что ей всё равно, она меня любит и будет мне помогать жить, и попросила меня беречь себя для неё. Она знает, что я на войне, а на войне всё возможно. Как то раз, вернувшись после, какого то задания из госпиталя, я проснулся ночью, и Никиты не оказалось рядом.  

Я, тихонечко, прокрался в соседнюю комнату и увидал Никиту, стоящую на коленях перед иконой и молящуюся за моё здравие. Я был так потрясён, что даже сейчас, когда я вспоминаю, что она говорила, слезы душат меня. Так что, если Ирина стоящая женщина, то твой враг одновременно будет и её врагом. У нас говорят что муж и жена – одна сатана. Так что, командир, когда встретишься с ней, расскажи ей, кто ты есть. И пусть она 

делает выводы. 

А что касается этой мрази, этого предателя, – продолжал Илья, – то это не только твой враг, это наш враг, и, по сути, враг всего народа бывшего Советского Союза. И мы этого врага кончим, обязательно. 

Под этот разговор они выпили с Ильёй весь коньяк, съели все что заказали, и начали крутить головами, чтобы попросить Женечку принести им кофе, но она проходила мимо них как крейсер мимо рыбачьей лодки. И в очередное её дефиле за спиной Бориса, он схватил её за руку и она стала как вкопанная. 

Женечка, – с любезной улыбкой произнёс Борис, – вы нам кофе обещали, будьте так любезны, принести его нам, и счет, пожалуйста, прихватите, и отпустил её руку. Она кивнула, потирая руку, за которую её держал Борис и со словами : «Ну и силища!!!», 

пошла на кухню. 

Ребята заканчивали пить кофе, когда услыхали по трансляции, что начинается регистрация билетов и оформление багажа на их рейс. Они допили кофе, посмотрели счёт и, оставив Женечке хорошие чаевые, пошли на посадку. В самолете они уже были через час, это был старенький АН-24, но когда он взлетел, они поняли, что в этом самолете могут и не долететь. Он трясся и завывал как черт в трубе, Борису даже пришли на ум Пушкинские строчки: «То как зверь она завоет, то заплачет как дитя», и когда стюардесса объявила что самолет идет на посадку в аэропорту Одесса, Борис в это даже не поверил. 

Но, вопреки всему, он приземлился. Свои сумки в багаж они не сдавали, поэтому сразу взяли такси до дома Бориса, предварительно позвонив трём Пятакам о сборе в двадцать 

часов дома у Бориса. Илья сказал, что бросит дома сумку и прибудет к Борису тоже. 

Борис вышел у своего дома, было около семи вечера, он поднялся на второй этаж и прислушался. За дверью была тишина. Он достал ключи и тихонько открыл дверной замок и опять прислушался, в квартире стояла тишина. Борис вошел в квартиру, поставил сумку на стоящий слева от входа антикварный сундук, который использовали ещё его родители в своих частых переездах из гарнизона в гарнизон. Борис, как то, в перерыве между заданиями, отреставрировал его и, сундук стал предметом зависти его креативных знакомых, не раз предлагавших купить его у Бориса. Сейчас на сундуке, украшая его лежало чучело лисы, которая свернулась в клубок, прикрыв своим пушистым хвостом свой нос. Чучело было сделано так натурально, что многие, впервые попавшие в дом Бориса, пугались и спрашивали, не живая ли лиса. Борис, пугая женщин, отвечал, что живая, но сейчас спит, можете её погладить. 

Борис прошел прихожую, заглянул в библиотеку, затем вошел на кухню и, пройдя её, заглянул в ванную комнату,- нигде никого не было. У него появилось нехорошее ощущение, он заглянул в спальню, там тоже было пусто. Он вернулся в прихожую и уселся на сундук, вдруг услышал как кто то вставляет ключ в замок, дверь открылась и в прихожую с большой сумкой в руках вошла Ирина. Увидав Бориса она бросила сумку и бросилась ему на грудь. Она обхватила его за шею руками и за ноги своими ногами и, как пулемёт стала целовать его в лицо, шею,глаза, уши – куда попадала и всё время лопотала: «Боренька, мой Боренька дома, слава богу!! 

Борис, пришел в себя и влепил ей поцелуй в губы, надолго и очень сладко, и она обмякла в его руках. Он подхватил её на руки и отнёс в спальню, где положив её на кровать стал очень нежно раздевать её. Она, как в забытьи помогала ему, не переставая целовать его, и когда последняя тряпка слетела с их тел, они слились воедино в таком восторге и ощущении счастья, какого Борис не знал никогда в жизни. 

Через минут тридцать, когда они удовлетворили первое чувство голода друг по другу , Ирина наконец то смогла сказать что через двадцать минут придут его друзья, а Кеша пригласил еще и Ингу, и что Ира ничего не успеет приготовить. Борис обнял своего Рыжика, поцеловал каждый сосочек её груди, прошелся с поцелуями в этой сладкой ложбинке между ними, дойдя до маленького рыжего треугольничка, затем обцеловал её впалый мягонький животик и со словами: «Подъём» вскочил и побежал в ванную комнату. Иринка, пока он мылся, заправила кровать и выгнала его из ванной. Там она пробыла минут пять и вышла одетая, причесанная и с легким макияжем. Повязала на себя кокетливый передничек и стала доставать из сумки то, что она принесла. (Какая очаровательная вещь появилась в моём доме,- глядя на передничек Иринки, подумал Борис) 

Ну что ты уставился, давно женщины не видел, давай помогай, – поторопила его Ирина. 

И они в четыре руки нарезали огурчики и помидорчики, салат и укропчик и все это положили в одно большое блюдо и Ирина полила оливковым маслом, затем нарезали копченую колбаску, почерёвок, копченое мясо и буженинку, постелили свежую скатерть  

и поставили восемь тарелок, в общем, сервировали стол на восемь персон. Борис открыл баночку печени тресковой и баночку золотистых рижских шпрот, Ирина из своей бездонной сумки извлекла две бутылки Армянского коньяка и бутылку Красного сухого 

Каберне. Практически за двадцать минут получился стол не хуже, чем в ресторане. Борис посмотрел на всё это, обнял своего Рыжика, и попросил её пообещать ему: 

1. Ни при каких обстоятельствах никогда не брать в руки такую тяжелую сумку. 

2. Никогда не тратить на него так много денег. 

3. Никогда не устраивать вечеринок без согласования с ним. 

Хотя пункт два, уже никогда, нас с тобой волновать не будет, но об этом попозже. Они не успели договорить, как раздался звонок и Борис пошел встречать гостей. Гости явились как по заказу все вместе, но что Борису не особенно понравилось, это то, что на их встрече будет присутствовать Инга. Он отозвал Кешу и спросил, как он относится к этому вопросу, 

на что Кеша ответил, что намерен жениться на Инге. Ну и слава богу, – подумал про себя Борис.  

Подошла Ирина и пригласила всех за стол. 

Когда все расселись, Борис встал и провозгласил, что они решили поставленные задачи и удача была с ними, но у них так же есть и потери, поэтому предлагаю помянуть нашего общего друга полковника Крылова Сергея Карловича. Все молча выпили. А теперь, выполняя волю покойного, я выдам каждому его приз за выполненную работу. Александр 

получи приз, и он вручил Рыжему электронную карточку и конверт с кодом. 

Витя, будь любезен, и Борис протянул Кеше то же самое, Юрчик, – и для тебя такая же награда, и он передал Битюгу карточку и конверт. Так же, должен Вам сказать, что точно такую же карточку с таким же конвертом я вручил в присутствии Ильи жене полковника. 

А теперь я поздравляю вас, вы все богатые люди, и предлагаю тост за здоровье всех присутствующих. Все в едином порыве встали и выпили и приступили к интенсивной закуске. Вдруг взвизгнула Инга, она держала в руках Кешину карточку и недоверчиво смотрела на неё, потом она показала её Борису и спросила, правда ли то, что ей сказал Кеша в отношении этой карточки. 

Я не знаю, что Вам сказал Кеша в отношении этой карточки, но если Вы имеете в виду её содержание, то это правда, а вообще, меня удивляет, какое Вы имеете основание не доверять Кеше, если он Вам что то сообщил. Я и мои друзья доверяем ему свою жизнь. 

После этих слов Инга покраснела, и что-то зашептала Кешке на ухо. Бориса это тоже задело, но он решил промолчать. После третьего тоста разговор пошел общий, ребята вышли из –за стола. К Борису подошла Никита и сказала ему чтобы он не нервничал, она по- женски поговорит с Ингой и та всё поймёт. 

И действительно, к нему минут через пять подошли Инга и Ирина, Инга извинилась за своё поведение, ей нужно время чтобы ко всем им привыкнуть, а Ирина добавила что Инга добрая и хорошая женщина и совсем не трепач, просто в наше тяжелое время когда оперируют такими суммами это вызывает недоверие, вот я и лоханулась, командир,- лихо произнесла Инга и все рассмеялись. Ребята посидели недолго и собрались на выход, но женщины, хором настояли помочь Ирине перемыть посуду, и пока они втроём мыли посуду, Пятак обсудил меры по нейтрализации сидящего в Москве предателя и мерзавца. 

Даю всем неделю на приведение в порядок личных дел, через неделю встречаемся и обговариваем разработанную мной операцию по нейтрализации гада. Подошли дамы и все стали собираться, Борис с Ириной пошли их проводить до ворот двора. Хохотун с Никитой пошли пешком, они жили недалеко от дома Бориса, остальным всем было в одну сторону, на Черёмушки и Таирова и они загрузились в одну машину и поехали, Борис и Ирина пошли в парк напротив дома и медленно брели по дорожке. Погода была тёплая, но жары, которая обычно начинается в Одессе в июле, еще не было. 

Ну, давай говори, кто ты, – вдруг спросила Ирина, – колись, мне же надо знать, ведь я полюбила тебя Боря. Она влезла ему под мышку полностью и оттуда только сверкали её глаза. Борис ещё крепче прижал её к себе и начал свой рассказ. Он рассказал ей все, и обо всём и когда облегчил свою душу он сказал так же что полюбил её, что не может без неё жить и просит стать его женой. В это время они подошли на угол проспекта Шевченко и улицы Гагарина где всю ночь продавались цветы, и со словами: «Подожди минуточку», Борис перешёл улицу, подошел к продавщице цветов и попросил двадцать семь белых роз, заплатив за них, он подошел к Ирине, которая стояла на углу ожидая его, стал перед ней на колени в присутствии проходящих мимо людей, сказал что любит её и просит стать его женой. Стоящий на коленях красивый и здоровый мужчина, огромный букет белых роз вызвали симпатию у проходящих мимо девиц и женщин и они хором посоветовали Ирине принять предложение Бориса. Ирина подняла Бориса с колен, взяла у него цветы и они слились в поцелуе под аплодисменты прохожих. Я буду твое женой, прошептала Ирина ему на ухо, но у меня есть к тебе просьба: 

1. Никогда не устраивай балаган из серьёзного дела, оно сразу становится несерьёзным. 

2. Хочу признания в любви слышать только я. 

3. Ты должен попросить мою руку у моих родителей. 

Я согласен, – закричал Борис, – я даже очень рад, у меня будет полноценная семья с тёщей и тестем. 

Нет только с тестем, -угомонила его Ирина, – маму мы с отцом похоронили пять лет назад. 

А где и когда это случится? – заволновался Борис. 

Для этого нам нужно поехать в Москву, мой папа живет там, он бывший военный, генерал 

лейтенант, сейчас в отставке и на пенсии, – доложила Ирина. 

Так давай завтра и полетим, – предложил Борис. 

Нет, завтра не получится, я должна оформить отпуск на работе, а вот послезавтра давай, – согласилась Ирина и продолжила, – ты все равно безработный, поедешь и купишь билеты, 

Свой паспорт я тебе дам, договорились? К этому моменту они подошли к дому и поднялись в квартиру. 

Да, есть один деликатный вопрос, -смущаясь спросила Ирина, – как у нас с деньгами? Билеты на самолет дорогие, а я сегодня погорячилась, и у меня до зарплаты всего, – она заглянула в свой кошелек, – ничего не осталось. 

Не волнуйся дорогая,- Борис достал карточку, – на этой карточке пять миллионов долларов, мы с тобой можем всю жизнь уже не работать и наши будущие дети тоже, так что вопроса денег не существует. Завтра я пойду в Гайфайзен банк и открою текущий счет на эти деньги, сделаю тебе и себе золотые карточки «Visa», чтобы в любом банке мы могли взять необходимое количество денег. Давай сейчас твой паспорт, чтобы завтра его не забыть. 

Ты необыкновенный человек, – сказала Ирина и обыденным тоном добавила, – чаю хочешь? 

Ирина опять одела свой кокетливый передничек и поставила чайник на огонь, и как только он закипел она налила две чашки поставила в вазочку какое то печение, которое так же извлекла из той же сумки и, не снимая передничка, присела к столу. Борис пил чай и смотрел на эту молодую маленькую женщину, которая наполнила огромным счастьем его дом. Усталость целого дня, выпитый алкоголь настраивал на какую то мягкую волну, которая плавно покачивая несла его по жизни радуя видом и ощущением молодой и красивой женщины, которая скоро станет его женой и они наделают троих детишек, причем обязательно двух мальчиков и одну девочку. И жить эта девочка будет без страха и никто её никогда не обидит, потому что на её защите будут стоять два брата, два сильных молодых человека. Глаза его начали слипаться, и он почувствовал, как сильно он устал. Он встал, обнял и поцеловал Ирину и пошел в ванную комнату, когда он вышел, постель была уже готова и он рухнул в неё и вырубился. 

Спал он как убитый, он даже не почувствовал когда Ирина легла рядом, зато, пробуждение было не просто чудесным а восхитительным. Просыпался он всегда рано, а в этот раз проснулся от того, что солнечный луч расположился на его груди и начал довольно ощутимо пригревать. Он открыл глаза и обмер, солнце разожгло такой пламень в ярко рыжих волосах Ирины что создавалось впечатление что её голова охвачена огнём. 

Ирина лежала абсолютно голая, и сползшее одеяло открыло её восхитительную грудь, солнечные лучи падали на её соски и они как бутоны роз, казалось вот- вот, распустятся  

в виде прекрасных цветков с капельками росы на лепестках. Борис аккуратно взял в рот один такой бутон и почувствовал, как он твердеет и наливается соком под его языком. Борис перешел ко второму и, в этот момент Ирина проснулась и, обхватив его ногами, крепко прижала к себе. Борис поцеловал её в губы, она вдруг вся обмякла и полностью отдалась в его власть. О, что это было за утро! Боже, как же хороша эта женщина, и даже тогда, когда устав они лежали еле переводя дыхание, Борис любовался ею, её телом, её лицом. С полуулыбкой на лице, которая открывала её жемчужные и ровные зубки, положив голову Борису на плечо, она опять задремала. Борис аккуратно, чтобы не потревожить её, выполз из постели и тихонечко прошел в ванную комнату. Под душем он провел минут десять, затем быстренько достав из холодильника все что там было съедобного, разделил все это честно пополам, вскипятил чайник и с удовольствием молодого и здорового человека позавтракал. В то время, как он одевался, он нацарапал Иринке записку о том, что идет в банк персонифицировать свой счет и снять достаточное количество денег, чтобы купить билеты на Москву, паспорт её он взял с собой. Он, так же попросил её, дождаться его дома после того как она освободится на работе. Уже уходя, не выдержал, подошел к Ирине и поцеловал её. 

Все дела, что для себя наметил Борис, он переделал до часа дня, и в четверть второго уже подъезжал к дому. Ирина была дома, она перемыла всю посуду и доложила Борису,что на работе оформила отпуск на неделю. Борис вручил ей золотую карточку «VISA» с лимитом на пятьдесят тысяч долларов, точно такая же была у него, только лимит на ней был сто тысяч тех же самых «условных единиц». Он предложил ей пообедать в ресторане и пойти в магазины 

чтобы купить подвенечное платье, кольца и все что необходимо для мероприятия именуемого свадьбой. 

Ирина отказалась брать карточку, мотивируя это тем что она ещё не его жена, а невеста. А делать такие подарки невесте, по её мнению, просто безнравственно. Борис, всё – таки, заставил взять карточку, мотивируя это тем, что это аварийный фонд. И если с ним что- то случится, эти деньги помогут вытащить его из неприятностей. По поводу необходимых покупок Ирина так же возразила, сказав, что когда дело дойдет до свадьбы, они все успеют купить, а она все предварительно продумает. Нельзя такие серьёзные вопросы,- добавила она с очаровательной улыбкой, видя как лицо Бориса обиженно вытянулось,- решать на хип-хап, и нежно поцеловала его. 

Ну тогда собирайся, – согласился Борис, – после ресторана поедем в аэропорт, у нас самолет на 17.30 и подал ей свою дорожную сумку. Минут двадцать Ирина укладывала в сумку, какие то кулёчки, косметичку и прочие женские причиндалы, Борис сверху добавил светлые джинсы, кулечек с носками, три футболки и защитного цвета, сделанную из плотной Х/Б ткани куртку с массой карманов как снаружи, так и изнутри, положил нассесер с бритвенными и туалетными принадлежностями. Ирина взяла с собой ещё и женскую сумочку. Затем Борис сделал четыре звонка по телефону, текст был одинаков во всех четырёх случаях: «Циркуль с московской готовальней верну через неделю» и они вышли из дома. Обедали они в знаменитом ресторане гостиницы «Лондонская», затем взяли такси и без четверти шесть, самолет взлетел, взяв курс на Москву. Долетели они до Москвы за два часа, приземлились во Внуково, взяли такси и к девяти часам звонили в двери будущего тестя Бориса. Двери им открыл сам генерал-лейтенант Князев Василий Афанасьевич, Ирина бросилась отцу на грудь, Борис скромно ожидал своей очереди поздороваться с отцом Ирины. Наконец то, обцеловав отца, Ирина угомонилась и повернувшись к Борису представила его по имени и отчеству и подумав добавила : «Мой жених». 

Василий Афанасьевич внимательно посмотрел на Бориса и протянул ему руку со словами: «Очень рад, добро пожаловать!» – и сделал приглашающий жест в глубину комнаты. 

Все прошли внутрь квартиры. Квартира была огромной и состояла из трёх комнат и кабинета хозяина. Комнаты соответственно делились на гостиную, спальню хозяев и гостевую комнату. Была так же большая кухня, ванная комната и туалет. Квартира была в ухоженном состоянии, по-видимому у хозяина была приходящая домработница.  

Ребята, – назвал Ирину и Бориса Хозяин, – если хотите кушать, Иришка марш на кухню и тащи из холодильника на стол всё, что в нём найдешь. Бориса он пригласил пройти в свой кабинет. Обычно, по обстановке в кабинете можно сделать вывод о характере и привязанностях хозяина кабинета, и Борис, как аналитик осмотрев кабинет сделал некоторые выводы: 

1. Хозяин кабинета разносторонне образован, об этом говорили книги по разным областям знаний стоящих на полках в его книжных шкафах. 

2. На сегодняшний день он ведет активный образ жизни, стоящий на столе компьютер и принтер, стопка бумаги и разнообразные письменные принадлежности прямо указывали на это. 

3. У него обширный круг знакомых и друзей, на стенах квартиры охотничьи трофеи и на маленьком столике на колёсиках достойный набор крепких напитков, кляссер для визитных карточек солидной толщины. 

4. Он очень любит свою дочь, на столе в кабинете её фотографии, начиная с возраста лет пять, и далее с интервалом в лет пять до фото на котором Ирина уже такая как сейчас. 

Все это промелькнуло в мозгу Бориса в течении нескольких секунд в добавлении к рукопожатию, которое было крепким, то есть мужским. В углу комнаты стоял маленький журнальный столик, над ним возвышался торшер с зеленым абажуром, у столика стояли два глубоких кожаных кресла. Василий Афанасьевич, приглашающе указал на кресло. 

Борис сел и утонул в кресле. Хозяин прикатил к креслам столик на колесиках с напитками, поставил два стакана под виски, сам взял и налил себе Балентайз и посмотрел выжидательно на Бориса. Он налил себе Блэк лэйбл. 

Ну что , сынок, что Вас привело в Москву вместе с моей дочерью, – прихлебнув виски спросил отец Ирины. 

Причина очень важная, – пригубив свой виски, ответил Борис, – я, человек строгого воспитания, полюбил Вашу дочь и прошу Вашего благословения на брак с ней, и как будущий Ваш зять, даю слово мужчины любить Вашу дочь и быть с ней вместе до тех пор, пока смерть не разлучит нас. 

Понятно по первому пункту, – включился Василий Афанасьевич, – а кто же тебя так строго и правильно воспитал? 

И Борис рассказал ему всё о свое семье, об отце и матери, о старшей сестре и о себе – где живет, как учился, где служил, когда уволили и что сейчас – безработный. И заметил, что последнее обстоятельство его не пугает, так как он имеет кое –какие сбережения, работы не боится, за счет жены жить не собирается а наоборот обеспечит своей жене и их детям безбедную жизнь. 

А сколько детей ты планируешь иметь? – с подковыркой спросил генерал. 

Рассчитывайте на двух внуков и одну внучку, – усмехнулся Борис, – но это, пока, мой план, Ирина ещё ничего не знает, но даже, если она и не будет согласна, я её уговорю.  

Василий Афанасьевич довольно рассмеялся и как бы, между прочим, спросил фамилию его командира. Борис сказал что от его командира его увольнение не зависело, это была общая тенденция в армии в то время, но фамилию так и не назвал. Виски в бокале подходил к концу, а Василий Афанасьевич не переставал задавать вопросы, но Борис понял, что идет проверка и держал ушки на макушке. В этот момент вошла Ирина и сказала: «Па, кончай мучить Бориса, у тебя ещё будет время обо всём его расспросить». 

Да я, в общем, обо всём его расспросил, – ответил её отец. 

Тогда все за стол, а то я с голода помру, – шутливо заворчала Ирина. 

Пошли Боря, спасем твою невесту от голодной смерти, – поднялся и протянул руку Борису генерал и, легким движением, выдернул Бориса из кресла, как редиску с грядки. 

Здоровый мужик, – подумал Борис, – дай ему Бог здоровья. 

Они перешли на кухню, где их ждал красиво сервированный стол. Борис стоял до тех пор пока не села Ирина и генерал, у него это получилось непроизвольно, но, судя по тому, как одобрительно на него посмотрел генерал он понял что очко в свою пользу он заработал. За ужином разговор крутился о том, где они собираются жить, бросит ли Ирина работу, что они собираются делать с квартирой Ирины, и где думает работать Борис. 

На каждый вопрос Борис старался дать ответ исходя из своих возможностей. Например, по поводу квартиры Ирины он сказал, что у него есть своя а Ирина пусть делает с этой квартирой всё, что она хочет. Вопрос с работой Ирины он так же отдал на россуд самой Ирине. Сам он думает устроиться в какое – нибудь охранное агентство и параллельно учиться в экономическом институте, но сейчас об этом говорить рано так как он ещё не слышал благословения отца на их свадьбу. Генерал посмотрел на хитрое выражение лица Бориса, попросил их подождать минуточку и куда то вышел. Вернулся он, действительно, очень быстро и в руках его была старинная деревянная икона. 

Прошу вас встать на колени, – сказал он каким то сухим голосом. 

Борис и Ирина встали перед ним на колени. 

Дорогие мои дети, – тем же сухим голосом но с повлажневшими глазами начал генерал, – я благословляю Вас, Вашу любовь и Вашу будущую семью и перекрестив их иконой дал поцеловать сперва икону Ирине а потом Борису.  

Можете вернуться за стол, – сказал генерал и пошел относить икону. Борис, пока его не было, влепил Ирине долгий и сладкий поцелуй и внутренне взвыл от наслаждения. Время уже было около полуночи, и Ирина сказала, что постелит Борису в комнате для гостей. Борис сделал самое несчастное выражение, которое только смог изобразить на своем лице, 

Ирина, увидав это, шепнула ему, проходя с посудой на кухню, что она придет ночью к нему. Услыхав это, Борис явно повеселел. 

Генерал встал и поблагодарил Ирину за ужин, сказал, что очень устал и ушёл в свою спальню. 

Борис с Ириной в четыре руки быстро всё убрали, перемыли посуду, Ирина постелила ему свежее постельное бельё в гостевой комнате, поцеловала его и сказала, что скоро придет к нему. Себе она постелила на диване в отцовском кабинете и пошла в ванную комнату, скоро туда контрабандой прокрался Борис и они раздевшись и обнявшись стояли под горячим душем, и там же в душе занялись любовью, и Ирина опять удивила его своей страстью и умением любить. Потом он закутал своего Рыжика в большое махровое одеяло и на руках принес в свою постель, где Ирина,обняв его и прижавшись к нему всем телом, попросила лежать тихо, она стесняется отца, вдруг,он что то услышит. Борис прижимал её к себе с неослабевающей силой, пока она не заснула. Он разжал свои объятия, она тут же свернулась в клубочек как маленький рыжий котенок и провалилась в глубокий сон. Вскоре заснул и Борис. 

Борис проснулся около девяти утра, Ирины рядом не было.  

Побаивается папы, -с улыбкой подумал Борис, резко встал сделал комплекс физических упражнений и, достав из сумки туалетные принадлежности, пошел в ванную комнату. Проходя мимо кухни он увидал Ирину, которая в очаровательном махровом халатике, что – то готовила на завтрак. Борис забежал на кухню, обцеловал Иришкино лицо и шею, буркнул, что сейчас вернётся и займется ней серьёзно, пошёл мыться. Когда он вернулся, на кухне уже был отец Ирины и они о чём то оживленно беседовали, Борис став за спиной Василия Афанасьевича, состроил Ирине несчастное лицо, затем он, пожелал доброго утра будущему тестю и пожал его руку. Ирина всех позвала к столу и они сели завтракать. 

Во время завтрака все ели сосредоточенно пока Василий Афанасьевич не поинтересовался, чем молодёжь планирует заняться в Москве. Ирина заявила, что один вечер она потратит на своих подружек, они устроят прощание с её незамужней жизнью, как это делают мужчины. Василий Афанасьевич посмотрел на Бориса и в его взгляде был вопрос.  

Я, собираюсь потратить день, чтобы выяснить об одном человеке который интересует одного моего старого друга. Он сейчас сильно болен и не транспортабелен, поэтому попросил меня выяснить где живет, жив ли и как себя чувствует этот человек, причём не специально заниматься этой проблемой а в случае если я попаду в Москву. Ехать я планировал на месяц позже, но, к счастью, желание Ирины повидать Вас, привело меня в Москву раньше, чем я планировал. И повод есть заняться этим делом, Ирина меня покинет и, чтобы не загнуться от скуки, займусь полезным делом.  

Не из бывших ли военных искомый товарищ, – поинтересовался генерал. 

Возможно, но не обязательно, но как мне говорил мой друг, – предположил Борис, – влияние на вооруженные силы СССР имел. 

Может быть я его знаю, я в запасе всего два года, коллег всех по МО помню хорошо, со многими нахожусь в хороших дружеских отношениях, – предложил свои услуги генерал. 

В таком случае, может вы знаете Логачёва Игоря Васильевича, – в лоб спросил Борис. 

Знаю, кто же этого подлого человека не знает, бывший куратор военных поставок в Афганистан по линии ЦК КПСС, взяточник, вор и подонок, нагрел так же себе руки и на поставках в Чечню,- зло ответил генерал, – и что же у тебя за друзья такие, что имеют с ним дела. Ты меня здорово разочаровываешь своими знакомствами. Есть очень хорошая поговорка: «Скажи мне кто твои друзья, и я скажу тебе, кто есть ты!» 

Борис с радостью слушал этот выговор от генерала, после того как генерал высказался, Борис попросил его выслушать в кабинете. Ирина приступила к мытью посуды а мужчины перешли в кабинет генерала, где Борис рассказал генералу об полковнике Крылове, об их рейд в Афганистан, об полученных деньгах и компрометирующих документах не Логачева, и о приговоре Пятака этому предателю. Генерал слушал не перебивая, и когда Борис закончил, минут пять обдумывал сказанное. 

Давай отложим принятие решения, Боря, на завтрашний день, – наконец высказался генерал, Ирина завтра собирается заняться своими подругами и с утра уйдёт, я приглашу кое- кого завтра к себе и мы обсудим это дело. А сейчас бери Иришку и идите погуляйте по Москве, она сможет тебе показать наиболее интересные места, а я посижу и подумаю. 

Борис вышел из кабинета и застал Ирину за телефоном, она обзванивала своих подружек и договаривалась о завтрашнем девичнике. Когда она закончила, Борис предложил ей погулять по Москве, пообедать в каком нибудь хорошем ресторане, посетить какой нибудь вернисаж или музей. Она с радостью согласилась, быстро переоделась, привела в порядок лицо, то есть сделала макияж, перекинула сумочку через плечо и, взяв под руку Бориса, крикнула в глубину квартиры: «Папа, мы с Борей ушли гулять», и хлопнула входной дверью. 

День они провели великолепно, посетили Третьяковскую галерею, пообедали в Арагви, посидели в премиленькой, модной в те годы, кафешке, где к Ирине, то и дело, подходили её знакомые и подруги. Она с гордостью представляла Бориса, как собственного мужа и, было видно, что ей нравится, что Борис такой высокий и красивый мужчина. Подружки, которые подходили к их столику поболтать, с завистью смотрели на Ирину, но все же, каждая, считала своим долгом пококетничать с Борисом. В итоге, за столиком Бориса и Ирины, оказалось человек двенадцать, Борис со всеми был доброжелателен, сыпал Одесскими анекдотами и рассказывал их с непередаваемым одесским акцентом . Смех за столом не утихал. Ирина, по-видимому, испытывала звёздный час, все подруги завидовали ей со страшной силой и, она упивалась этим чувством. 

Все-таки странно устроены женщины, – подумал, глядя на рыжего чертёнка, Борис. 

Домой они вернулись часам к семи вечера, Ирина пошла прилечь, она сильно находилась, 

А Бориса генерал пригласил в свой кабинет. Когда Борис вошел он увидал сидящих в кабинете пятерых генералов, причем один из них был генерал-полковник, два генерал-майора, два генерал-лейтенанта, в их числе и будущий тесть Бориса.  

Это мои друзья, они служат в Министерстве обороны России и в Генеральном штабе ВС России. Кто и где Василий Афанасьевич уточнять не стал. Они напрямую были связаны с событиями на которые у тебя есть документы, – продолжал отец Ирины, – сколько времени понадобиться тебе чтобы доставить эти документы сюда в наши руки? 

Мне нужно слетать в Киев и вернуться, все зависит от расписания движения самолётов, – ответил Борис. 

Тогда завтра утром вылетай из Внуково, – приказал генерал. 

Есть, – подтянулся Борис и пошутил, – разрешите идти согласовать вопрос с невестой. 

Идите, – разрешил генерал, – но через полчаса зайдите ко мне. 

Борис чётко, по военному, развернулся через левое плечо и вышел. 

Он разбудил Ирину и сказал ей, что её папа просил его завтра слетать в Киев и выполнить для него одно поручение.  

Не успеешь выйти замуж, сразу появляется куча желающих поэксплуатировать твоего мужа, – в полусне пробормотала Ирина, – слетай и быстренько возвращайся, а сейчас дай мне поспать. 

Борис поцеловал в её задорный носик и вернулся в кабинет Василия Афанасьевича. 

Боря, лететь нужно сейчас, я уже заказал тебе на Киев билет на девять вечера, – тихо сказал генерал, – бери такси и езжай во Внуково. 

Если я Вас правильно понял, не все присутствовавшие в этом кабинете заслуживают Вашего доверия, заметил Борис выходя из кабинета. 

Борис взял такси до Внуково, доехал быстро, не взирая на то, что в Москве, уже, кое- где могли быть пробки. В самолете он был в девять вечера и почти в одиннадцать брал такси до банка, в котором он абонировал сейф, выяснил что в банк до утра не пустят, пошел в гостиницу Днепр, где по старой памяти снял двухместный номер, сделав вид что не понимает намёков администраторши на совместную ночь, забрался в номер, принял душ и вырубился. 

Утром в девять утра он уже был в банке, изъял документы и спрятал их в потайной карман и уже к десяти был в Бориспольском аэропорту. Там он взял билет, на самолёт вылетающий в Москву через полтора часа, за это время успел позавтракать и в самолет уже садился с сытым желудком. В два часа самолет произвел посадку во Внуково и Борис направился к стоянке такси. На стоянке была маленькая очередь желающих уехать и Борис пристроился в хвост очереди. Как только его очередь подошла, он сел в машину и только водитель собрался дать газ как дверку машины открыл здоровый парень и, спросив Бориса едет ли он в Москву, не дождавшись ответа сел рядом с Борисом дал команду водителю ехать. Борис, мгновенно, просчитал мужичка и пришел в боевую готовность, сам же, попросил водителя не спешить и постоять ещё минутку. Затем, Борис попросил мужика выйти, так как он не желает ехать с кем бы то ни было. Мужик начал уговаривать Бориса, стараясь придвинуться к нему поближе, водитель сидел и молчал и Борис понял, что водителя купили. А подсевший мужик болтал не переставая и все пытался схватить Бориса за руку. Борис понял это и как бы подставил ему руку, подсадка попытался схватить его за руку но Борис неуловимым движением руку отвел в сторону, но у подсадного было очень энергичное движение и, не поймав руку Бориса, он провалился вперёд и попал на удар кулаком в шею, после которого он выключился, Борис схватил в кольцо шею водителя и начал его душить. Водитель захрипел, что он не виноват, его попросил этот мужик не возражать в подсадке и дал ему двести долларов. Борис ослабил хватку и приказал водиле начать движение, а сам держал его за горло. 

И как только они выехали на трассу, он приказал остановиться, потом прижал водиле сонную артерию и когда он вырубился, перетащил его на заднее сидение. Затем аккуратно раскрыл ладонь подсадного, и увидал спец приспособление с иглой. Он понял, чем бы закончилось, если бы подсадной уколол его этой иглой. Борис обыскал подсадного и связал ему руки, изъяв у него «ГЛОК», обыскал и таксиста, у него оружия не оказалось, но Борис связал и его тоже. Затем он достал носовой платок и тщательно стер свои отпечатки пальцев, затем, забрав ветошь у таксиста, завернул в неё ствол и сев за руль, поехал в Москву.  

Проезжая около какого то оврага Борис запустил ствол как можно подальше в овраг и через минут двадцать, загнав машину в какой то глухой переулок Москвы, тщательно вытерев свои отпечатки пальцев отовсюду, где он только мог прикоснуться, закрыл машину ключом, ключи зашвырнул на ближайшее дерево и, выйдя из переулка, прошел квартала два и взял такси. В три часа дня он уже звонил в квартиру Князева. Генерал открыл дверь, посторонился и пропустил Бориса в квартиру. Они молча прошли в кабинет хозяина, где Борис доложил все генералу и дал ему документы. Генерал тут же снял телефонную трубку и, дозвонившись, произнес одну фразу: «Наши предположения подтвердились», и положил трубку. 

После этого генерал повернулся к Борису и сказал: «Иди, поспи сынок, в семь часов прошу в мой кабинет». 

Борис, действительно, почувствовал что очень устал, устал психологически, поэтому он подошел к столику на колесиках и со словами, – с Вашего разрешения, – налил себе пол стакана виски, залпом выпил его удовлетворенно вздохнул и пошел спать. Проснулся он в шесть часов от того что хочет кушать, он встал и заметил на столе записку в которой Ирина сообщала ему, что она для них ( Бориса и генерала) приготовила покушать, в холодильнике Борщ и котлеты с молодой картошечкой, и просит Бориса разогреть все это и покушать вместе с отцом. Борис так и поступил, всё разогрел и сервировал на столе в кухне. Затем он позвал генерала и они вместе плотно пообедали, под армянский коньячек, который принес генерал из своих запасов. В семь часов раздался звонок во входную дверь, генерал пошел открывать, Борис помыл посуду и вошел в кабинет хозяина. Был тот же состав генералов, за исключением одного генерал-майора. Его тесть показал ему на кресло и Борис сел. Было тихо, генерал полковник читал документы, которые привёз Борис, все остальные смотрели на него. 

Да, – сказал он, окончив изучение документов, – это подлинные документы, и понятно, что это только тысячная часть его преступлений против нашего народа против его вооруженных сил. Один только бог знает сколько погибло наших солдат и офицеров из-за предательства этого выродка. Не надеясь на справедливый суд в нашей державе, я как боевой офицер и командир, приговариваю его к смерти. И вслед за генерал- полковником, все присутствующие повторили его слова. Встал и Борис и так же сказал, что он как командир выдвигает предателю обвинения в попытке убить его и его группу, и за это его группа Пятак приговорила его к смерти. Вам все понятно Логачев,- спросил генерал-полковник связанную фигуру сидевшую на кресле в углу кабинета, и добавил ни к кому не обращаясь, – снимите у него со рта пластырь. Борис удивился себе, как он не заметил в углу связанную фигуру, но потом понял, почему это случилось, он просто, на уровне подкорки, не воспринимал опасности в этой комнате.  

Капитан Алмазов, – произнёс генерал-полковник, – снимите пластырь с подсудимого. 

Борис подошел к связанной фигуре и лицом к лицу увидал этого урода и содрал налепленный на его рот пластырь. Перед ним предстал мужчина лет пятидесяти а может быть и старше с холёным лицом и надменным взглядом. Как только с него был снят пластырь, он произнес хорошо поставленным голосом, что не согласен, чтобы его судили солдафоны. Но тут к нему подошел отец Ирины и сказал : «Тебя урод, судят не солдафоны а российские солдаты, которых ты продал, судит мой старший сын, который погиб в Чечне убитый тем оружием, которое ты чеченцам тоже продал. Тебя судят тысячи отцов и матерей у которых погибли дети в Афганскую и Чеченскую компании, которых ты тоже продал. Так что закрой свой рот и готовься к смерти. Ты, очень кстати, дал нам хорошее средство, которым ты хотел убить моего зятя, мы сейчас сделаем тебе укол руки, а в руку вложим розу и ты сдохнешь через двадцать минут и никто не определит от чего же ты сдох. Врачи найдут у тебя при вскрытии инфаркт, твой подручный, которого ты заслал наблюдать за нами, уже валяется в морге с инфарктом. Василий Афанасьевич подошел к Логачеву, положил на ладонь приспособление с иглой и просто прижал это к ладони предателя. Он заверещал противным бабьем голосом и обмочился. Василий Афанасьевич достал из кармана «Уоки Токи» и отдал короткую команду, вошло два офицера и взяли под руки предателя, заклеив ему рот, вытащили его из квартиры, все остальные генералы начали прощаться, пожимая руку сперва хозяину а потом и Борису. Генерал – полковник, взяв руку Бориса в свои, долго на него смотрел а потом сказал: «Спасибо тебе сынок, от меня и моих сыновей», и вышел из квартиры. 

У него в Чечне погибло два сына, – сказал Ирин отец, – а у меня в Афганистане, тебе Ира ещё не успела рассказать. 

Василий Афанасьевич подошел к телефону и куда то позвонил: «Софья Михайловна, у меня тут в кабинете мы с друзьями нахулиганили, поналивали, напачкали. Прошу Вас не сочтите за труд, уберите, пожалуйста, прямо сейчас. Я тут на столе оставлю вам деньги, а сам прилягу, что- то плохо себя чувствую. Он положил на стол двадцать долларов и вышел из кабинета. Борис вышел вслед за ним. Посмотрел на часы, время было около девяти вечера, и Борис заволновался, где же Ирина. Почти тот час же раздался звонок в двери и Борис пошёл открыть. За дверью стояла пожилая женщина и с удивлением смотрела на Бориса.  

Вы Софья Михайловна? – спросил Борис , – проходите в кабинет Василия Афанасьевича, он Вам оставил деньги на столе, а я Будущий зять Василия Афанасьевича. 

Только Борис успел проговорить эти слова, как открылась дверь и в квартиру, словно бомба, влетела Ирина, сопровождаемая двумя молодыми женщинами. Она была просто очаровательна подшофе, изумрудные глаза сверкали , щёчки с румянцем, рыжая шевелюра напоминала причёску Ирокеза, вышедшего на тропу войны. Ирина тут же прыгнула на грудь Бориса, крепко взасос поцеловала его, потом, повернув сияющее лицо к подружкам, которые стояли разинув рот, промурлыкала: «Это он, это он,- моего сердца чемпион». Боррречка !!! Это мои лучшие подруги! – нетвердо выговаривая слова продолжала Ирина, – вот это Кира, а вот это Тамара, а это….э.э.Нина. Она, опять, повернулась к подругам и действительно заворковала, – а это мой Борррречка! Девки! Шагом марш на кухню, мы ещё выпьем за нас,- за мной! – и она лихо направилась на кухню, но её занесло на повороте и Борис, с трудом, поймал её, подхватил её на руки и отнёс в постель. Она тут же уснула. Выйдя в коридор, Борис сделал приглашающий жест в сторону кухни, но девчонки дружно отказались, сославшись, что им ещё очень далеко добираться. Тогда Борис поблагодарил их за то, что они очень хорошо пропили подругу, пригласил их завтра на обед, поинтересовался имеют ли леди средства на такси, вручил Кире сто долларов, сказав что если не понадобятся деньги она сможет их завтра вернуть. 

Затем, он спустился с дамами вниз на улицу, остановил такси, дал задание водителю развести дам по адресам и, записал на всякий случай номер такси. Дамы, по очереди, но с явным удовольствием, обнимали Бориса и садились в машину. Борис посмотрел вслед такси и вернулся домой.  

Дома, он провозился какое то время, раздевая Ирину, затем укрыл её одеялом, ночи в Москве стояли холодные, обцеловал её очаровательную сонную мордашку и вышел на кухню. Он налил себе минеральной воды и сел у стола. В мозгу, как светлячки в ночи, возникали и гасли разные мысли. Как аналитик, он должен был бы произвести анализ, просчитать варианты и разложить все по полочкам. Но, как простой человек, он ощущал свободу и безопасность, которая имела место быть после ухода злобного врага, ни перед чем не останавливающегося для достижения своей цели. И это было очень приятно, ощущать безопасность в кои то веки. Борис пошел в комнату и, тихонько раздевшись, лег рядом с Ириной, со своей будущей женой, и крепко её обнял, прижимая к себе. Борис знал, что с этой женщиной он пойдет в будущее, сохраняя и оберегая её, потому, что она была его жизнью, его смыслом и его счастьем.  

И, тогда, он понял, что он очень счастливый человек! 

 

 

 

 

 

 

 

 

Конец. 

 


информация о работе
Проголосовать за работу
просмотры: [3553]
комментарии: [0]
закладки: [0]

Пятеро офицеров ГРУ МО ВС СССР, после развала этого, некогда могучего государства, волей случая, оказываются в Афганистане, где занимаются выемкой сверх секретных документов и денег которые завещал им их погибший друг...


Комментарии (выбрать просмотр комментариев
списком, новые сверху)


 

  Электронный арт-журнал ARIFIS
Copyright © Arifis, 2005-2019
при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
webmaster Eldemir ( 0.272) Rambler's Top100