Записки на полях
добро пожаловать
[регистрация]
[войти]
Записки на полях
Записки на полях - дневниковые записи жителей журнала ARIFIS.



Yucca

20.05.2011 12:26    

"Александр Хорошавин в свою очередь заверил, что настроения граждан после аварии на японской АЭС «Фукусима-1» определенно улучшились.(РГ, 6 апреля 2011 года)"
Библиотечка РГ 2011 г.№17

Может быть/, все-таки – после замера рад.фона, а не после аварии, настроение-то у наших улучшилось((

комментарии [0]

kuniaev

11.05.2011 23:56    Листиков

Что-то куда-то пропал любимый поэт Андрюшка Гришаев. Никто не знает, где он, что?

комментарии [2]

Uchilka

06.05.2011 12:10    туплю

что-то не получается вставить картинку:-(

тогда так:
link

комментарии [1]

Neledy

23.04.2011 10:34    Покровские ворота закрываются...



Следущая станция. Вечность.
Не стало Михаила Козакова.
Он любил поэзию не как служанку. А как Богиню...

комментарии [1]

VKondakov

21.04.2011 15:13    Открылась персональная выставка одного из авторов « Арифиса» Бориса Цельникера...

Открылась персональная выставка одного из авторов « Арифиса» Бориса Цельникера link в Этнографическом музее Санкт-Петербурга
Выставка проходит с 20.04 по 29.04. 2011 года
Выставка: link
Страничка автора: link

комментарии [0]

VKondakov

18.04.2011 05:47    Лев Лосев

«Понимаю – ярмо, голодуха,
тыщу лет демократии нет,
но худого российского духа
не терплю», – говорил мне поэт.
«Эти дождички, эти березы,
эти охи по части могил», –
и поэт с выраженьем угрозы
свои тонкие губы кривил.
И еще он сказал, распаляясь:
«Не люблю этих пьяных ночей,
покаянную искренность пьяниц,
достоевский надрыв стукачей,
эту водочку, эти грибочки,
этих девочек, эти грешки
и под утро заместо примочки
водянистые Блока стишки;
наших бардов картонные копья
и актерскую их хрипоту,
наших ямбов пустых плоскостопье
и хореев худых хромоту;
оскорбительны наши святыни,
все рассчитаны на дурака,
и живительной чистой латыни
мимо нас протекала река,
Вот уж правда – страна негодяев:
и клозета приличного нет», –
сумасшедший, почти как Чаадаев,
так внезапно закончил поэт.
Но гибчайшею русскою речью
что-то главное он огибал
и глядел словно прямо в заречье,
где архангел с трубой погибал.

1977

комментарии [4]

VKondakov

18.04.2011 05:34    КОНСТАНТИН КУЗЬМИНСКИЙ

ЭПИСТОЛА МОНАШЕСТВУЮЩЕМУ ПИИТУ ТИТУ ОДИНЦОВУ
ВДЕНЬ СРАКОЛЕТИЯ СКОРБНОБЛАЖЕННАГО АВТОРА



Како, Тит, живешь в Анн Харборе суща?
Како океан заливает сушу,
Тако я тебя лобзаю и обнимаю,
Зане душу твою табашну понимаю.
Како всяко брашно и прочие еды
С другом поделивши, отчего и обиды,
Тако в городе французов Париже
Приедешь – и спускай порты пониже,
Зане окружат тебя беспутные девки,
Творя над тобой бесчисленны издевки,
Грош последний из кошеля вымая
И гишпанским воротничком, сиречь герпес, награждая.
Я же по-прежнему схимно проживаю в Техасе,
Мечтая о хлебе, такожды и о квасе,
С неодобрением зрю непотребных техасских девок,
Не имея на оных насущных денег.
Како взявши в руци свою иглу портняжну,
Дробной стопой тащишься в массажну,
Тамо тщишься на водяной постели,
Зане желания твои поспели.
Срак миллионов местных дщерей царя Никиты –
Оле! – не похотью, но говном набиты,
За пользование оной щелью взимают мзду велку
И при этом строят похабно целку.
Отчего живу подобно монасю,
Поезии, деве пречистой – ей молюся,
Тщуся сотворить антологию веку,
Зане труд и пост приличествуют человеку.
Отчего пощуся духовно и всяко,
Таинство творю перстового знака,
В сторону твою, друг мой, Тит, на озерах Велких живущий,
Втуне пребывающий, но тако и сущий.
Прими же лобзания пиита-брата
В день сраколетия онаго и обратно,
Како солнце не заходит над Голубой лагуной сияя,
Тако братской любовью заканчивается эпистола сия.

комментарии [0]

Uchilka

17.04.2011 17:41    Тимур Кибиров

Их-то господь — вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведет за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!
А наш-то, наш-то — гляди, сынок –
А наш-то на ослике цок да цок
Навстречу смерти своей.

А у тех-то господь — он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенен тишиной,
Осиян пустотой святой.
А наш-то, наш-то — увы, сынок –
А наш-то на ослике цок да цок
Навстречу смерти своей.

А у этих господь — ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Вкруг трона его веселой гурьбой
— Эван эвоэ! — пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.
Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок –
Но наш-то на ослике цок да цок
Навстречу смерти своей.

На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдет,
Никуда не спрятаться ей!

комментарии [5]

nefed

28.03.2011 13:36    Вариация "Акварель" на тему "Маки Кара-Дага"


комментарии [0]

nefed

28.03.2011 13:01    Вариация на тему "Маки Кара-Дага"

Первоисточник здесь – link


комментарии [3]

Youri

23.03.2011 23:55    ** 29.03.11 в 22:15. АПОКРИФ. "Остановитесь, Фауст, Вы прекрасны"**





Как всегда, понятия не имею, что, в рез-те всех обрезаний, останется...


комментарии [0]

seyrios

19.03.2011 16:08    Вот стою, держу весло...

Почти месяц назад подала заявку на участие в Международной научной конференции Ломоносов-2011, секция филология. Прошла региональный отборочный тур, отправила тезисы в МГУ. Если ничего не изменится, к середине апреля буду в Москве – читать доклад... исследование в области экспериментальной фонетики.
А знаете, есть такая зависимость – чем лучше пишутся научные тексты, тем хуже – художественные...
Вот уж на самом деле:
Тихо плещется вода, голубая лента,
Вспоминайте иногда вашего студента
))

комментарии [4]

Uchilka

14.01.2011 00:59    Стихи моей восьмилетней воспитанницы

Полина Рагозина

Городские птицы

По улицам моим летают птицы.
Невидимы. Неслышны. Неизвестны.
Закрыть глаза и виться, виться, виться
В глубокой тьме, великой и нечестной.

А только обернешься – улетают.
И ненавидят род весь человечий.
И если есть хоть где-то тьма ночная,
«Ночная птица» будет значить «вечность».
Ноябрь 2010

Снежные розы

За окном снегириное лето,
И летят как на крыльях морозы.
Ледяными ветрами согреты,
Распускаются снежные розы.

Увядают и вновь расцветают
Красотой ледяной белоснежной.
От ночной тишины будто тают,
Их бутоны рвет ветер небрежно…

И я страшно проснуться боялась,
Как боится задутой быть свечка.
Но над домом заря занималась,
Первый свет разливался, как речка.
Ноябрь 2010

Прощальная песня

Волк выл. И в этом жутком вое
Звучала боль.
А мне-то что? Ведь я с тобою,
Ведь я жила.

У волка, пусть он и убийца,
Была подруга.
В ночи терялись света лица
И выстрел.

Ведь я жила. Зачем так злиться?
Ответ простой:
За что погибла ты, волчица?
Чтоб шкурой стать.
Декабрь 2010

Первая охота

По джунглям, где теряется в траве
Печальный свет планеты середины,
Скользила Смерть под крышею ветвей.
Её стихия – вечер: тёплый, длинный.

Безжалостной охоте отдана,
Змея опасный путь свой продолжала
И к мотыльку беспечному она
Трескучее протягивала жало

комментарии [20]

seyrios

26.12.2010 23:14    "Женщина, огонь и опасные вещи"

Живешь себе, живешь, а тут – бац! – и такая встреча. Сегодня вот открыла для себя Алю Кудряшеву. И нашла, можно сказать, свой портрет. :)

Непонятно что с тети-сониной нотной папкой,
Золотая осень и губы от яблок липки
Засыпает, себя находит в трамвайных парках,
Зарывает секретики возле чужой калитки.

Непонятно кто, очкастая, рост сто сорок,
Та, что мир постигает с катящихся с горки санок,
Улыбается близоруко, когда спросонок
Видит мамины руки. Но знает уже, что само-

совершенствование – пустой, но желанный призвук.
Знает, как смотреть сквозь льдинку – под этой призмой
Настоящей душой становится каждый призрак.
Не умеющая быть славной, но быть капризной

Для себя умеет. Примеряющая на вырост
Все фамилии мальчиков с острым и сладким жаром.
В первый раз покупает стыдно вино на вынос,
В первый раз понимает, что не получилось с жанром.

Не умеющая носить городскую моду,
В длинноватой юбке, в шарфе-мечте паяца.
На «люблю тебя» отвечает «не хочешь в морду?"
На "боюсь тебя» отвечает, что все боятся.

Да, короткую стрижку можно не трогать феном,
Да, в двенадцать ночи можно без провожатых.
Вырастающая чуть выше, чем можно феям,
Уходящая раньше, чем никому не жалко.

Непонятно, с кем мечтающая о детях,
За чужой любовью подглядывает сквозь щелку.
Чтоб мечтать потом, как вырастить, как одеть их,
Чтоб хоть как-то себя почувствовать защищенной.

На перилах метро разучивает сонаты,
Уступает места беременным, если просят.
Знает точно, как все не надо, а то, что надо
Не рассказывают, смеются, уходят в просинь.

Знает смерть, позор, безденежье, ужас, хаос,
Знает слабых, бомжей, предателей и женатых.
Знает теплые плечи юных и сладких хамов
Знает тех, кто редко рядом. Опять же надо

Говорить про счастье так, будто ты-то знаешь,
Сочинять сухие тексты с гортанным стоном.
И идти, обмотавшись шарфом. Сквозь это знамя
Светит горькое детство, изморозь, город сонный.

Город санный, тетя Соня, последний поезд,
До-минор сюиты Баха, кларнет и домра,
Мокрый город, золотая пурга по пояс.
Эти самые сладкие
Десять минут
До дома.

*
Я положительно теряю адекватность, но стихи действительно хорошие! Вот тут продолжение: link

комментарии [0]

Youri

29.11.2010 21:46    УМЕРЛА БЕЛЛА АХМАДУЛИНА



Умерла Белла Ахмадулина
Пи­са­тель Ев­ге­ний По­пов со­об­щил в сво­ем «Жи­вом жур­на­ле» о смер­ти Бел­лы Ах­ма­ду­ли­ной. «Час на­зад умер ве­ли­кий рус­ский по­эт Бел­ла Ах­ма­ду­ли­на. Веч­ная па­мять! Дру­гих слов по­ка нет».
__________



ПЕЙЗАЖ

Еще ноябрь, а благодать
уж сыплется, уж смотрит с неба.
Иду и хоронюсь от света,
чтоб тенью снег не утруждать.

О стеклодув, что смысл дутья
так выразил в сосульках этих!
И, запрокинув свой беретик,
на вкус их пробует дитя.

И я, такая молодая,
со сладкой льдинкою во рту,
оскальзываясь, приседая,
по снегу белому иду.

БОЛЕЗНЬ

О боль, ты – мудрость. Суть решений
перед тобою так мелка,
и осеняет темный гений
глаз захворавшего зверька.

В твоих губительных пределах
был разум мой высок и скуп,
но трав целебных поределых
вкус мятный уж не сходит с губ.

Чтоб облегчить последний выдох,
я, с точностью того зверька,
принюхавшись, нашла свой выход
в печальном стебельке цветка.

О, всех простить – вот облегченье!
О, всех простить, всем передать
и нежную, как облученье,
вкусить всем телом благодать.

Прощаю вас, пустые скверы!
При вас лишь, в бедности моей,
я плакала от смутной веры
над капюшонами детей.

Прощаю вас, чужие руки!
Пусть вы протянуты к тому,
что лишь моей любви и муки
предмет, не нужный никому.

Прощаю вас, глаза собачьи!
Вы были мне укор и суд.
Все мои горестные плачи
досель эти глаза несут.

Прощаю недруга и друга!
Целую наспех все уста!
Во мне, как в мертвом теле круга,
законченность и пустота.

И взрывы щедрые, и легкость,
как в белых дребезгах перин,
и уж не тягостен мой локоть
чувствительной черте перил.

Лишь воздух под моею кожей.
Жду одного: на склоне дня,
охваченный болезнью схожей,
пусть кто-нибудь простит меня.

1961

НЕМОТА

Кто же был так силен и умен?
Кто мой голос из горла увел?
Не умеет заплакать о нём
рана черная в горле моём.

Сколь достойны любви и хвалы,
март, простые деянья твои,
но мертвы моих слов соловьи,
и теперь их сады – словари.

- О, воспой!- умоляют уста
снегопада, обрыва, куста.
Я кричу, но, как пар изо рта,
округлилась у губ немота.

Задыхаюсь, и дохну, и лгу,
что еще не останусь в долгу
пред красою деревьев в снегу,
о которой сказать не могу.

Вдохновенье – чрезмерный, сплошной
вдох мгновенья душою немой,
не спасет ее выдох иной,
кроме слова, что сказано мной.

Облегчить переполненный пульс -
как угодно, нечаянно, пусть!
И во всё, что воспеть тороплюсь,
воплощусь навсегда, наизусть.

А за то, что была так нема,
и любила всех слов имена,
и устала вдруг, как умерла,
сами, сами воспойте меня.

1966

ЗАКЛИНАНИЕ

Не плачьте обо мне – я проживу
счастливой нищей, доброй каторжанкой,
озябшею на севере южанкой,
чахоточной да злой петербуржанкой
на малярийном юге проживу.

Не плачьте обо мне – я проживу
той хромоножкой, вышедшей на паперть,
тем пьяницей, поникнувшим на скатерть,
и этим, что малюет Божью Матерь,
убогим богомазом проживу.

Не плачьте обо мне – я проживу
той грамоте наученной девчонкой,
которая в грядущести нечёткой
мои стихи, моей рыжея чёлкой,
как дура будет знать. Я проживу.

Не плачьте обо мне – я проживу
сестры помилосердней милосердной,
в военной бесшабашности предсмертной,
да под звездой моею и пресветлой
уж как-нибудь, а всё ж я проживу.

1968

АПРЕЛЬ

Вот девочки – им хочется любви.
Вот мальчики – им хочется в походы.
В апреле изменения погоды
объединяют всех людей с людьми.

О новый месяц, новый государь,
так ищешь ты к себе расположенья,
так ты бываешь щедр на одолженья,
к амнистиям склоняя календарь.

Да, выручишь ты реки из оков,
приблизишь ты любое отдаленье,
безумному даруешь просветленье
и исцелишь недуги стариков.

Лишь мне твоей пощады не дано.
Нет алчности просить тебя об этом.
Ты спрашиваешь – медлю я с ответом
и свет гашу, и в комнате темно.

1960

ВЗОЙТИ НА СЦЕНУ

Пришла и говорю: как нынешнему снегу
легко лететь с небес в угоду февралю,
так мне в угоду вам легко взойти на сцену.
Не верьте мне, когда я это говорю.

О, мне не привыкать, мне не впервой, не внове
взять в кожу, как ожог, вниманье ваших глаз.
Мой голос, словно снег, вам упадает в ноги,
и он умрет, как снег, и превратится в грязь.

Неможется! Нет сил! Я отвергаю участь
явиться на помост с больничной простыни.
Какой мороз во лбу! Какой в лопатках ужас!
О, кто-нибудь, приди и время растяни!

По грани роковой, по острию каната -
плясунья, так пляши, пока не сорвалась.
Я знаю, что умру, но я очнусь, как надо.
Так было всякий раз. Так будет в этот раз.

Исчерпана до дна пытливыми глазами,
на сведенье ушей я трачу жизнь свою.
Но тот, кто мной любим, всегда спокоен в зале.
Себя не сохраню, его не посрамлю.

Когда же я очнусь от суетного риска
неведомо зачем сводить себя на нет,
но скажет кто-нибудь: она была артистка,
и скажет кто-нибудь: она была поэт.

Измучена гортань кровотеченьем речи,
но весел мой прыжок из темноты кулис.
В одно лицо людей, всё явственней и резче,
сливаются черты прекрасных ваших лиц.

Я обращу в поклон нерасторопность жеста.
Нисколько мне не жаль ни слов, ни мук моих.
Достанет ли их вам для малого блаженства?
Не навсегда прошу – но лишь на миг, на миг.

1973

ПОДРАЖАНИЕ

Грядущий день намечен был вчерне,
насущный день так подходил для пенья,
и четверо, достойных удивленья,
гребцов со мною плыли на челне.

На ненаглядность этих четверых
всё бы глядела до скончанья взгляда,
и ни о чем заботиться не надо:
душа вздохнет – и слово сотворит.

Нас пощадили небо и вода,
и, уцелев меж бездною и бездной,
для совершенья распри бесполезной
поплыли мы, не ведая – куда.

В молчании достигли мы земли,
до времени сохранные от смерти.
Но что-нибудь да умерло на свете,
когда на берег мы поврозь сошли.

Твои гребцы погибли, Арион.
Мои спаслись от этой лютой доли.
Но лоб склоню – и опалит ладони
сиротства высочайший ореол.

Всех вместе жаль, а на меня одну -
пускай падут и буря, и лавина.
Я дивным пеньем не прельщу дельфина
и для спасенья уст не разомкну.

Зачем? Без них – ненадобно меня.
И проку нет в упреках и обмолвках.
Жаль – челн погиб, и лишь в его обломках
нерасторжимы наши имена.

1960-е

  • * *

    Так, значит, как вы делаете, други?
    Пораньше встав, пока темно-светло,
    открыв тетрадь, перо берете в руки
    и пишете? Как, только и всего?

    Нет, у меня – всё хуже, всё иначе.
    Свечу истрачу, взор сошлю в окно,
    как второгодник, не решив задачи.
    Меж тем в окне уже светло-темно.

    Сначала – ночь отчаянья и бденья,
    потом (вдруг нет?) – неуловимый звук.
    Тут, впрочем, надо начинать с рожденья,
    а мне сегодня лень и недосуг.

    1973

  • * *

    Случилось так, что двадцати семи
    лет от роду мне выпала отрада
    жить в замкнутости дома и семьи,
    расширенной прекрасным кругом сада.

    Себя я предоставила добру,
    с которым справедливая природа
    следит за увяданием в бору
    или решает участь огорода.

    Мне нравилось забыть печаль и гнев,
    не ведать мысли, не промолвить слова
    и в детском неразумии дерев
    терпеть заботу гения чужого.

    Я стала вдруг здорова, как трава,
    чиста душой, как прочие растенья,
    не более умна, чем дерева,
    не более жива, чем до рожденья.

    Я улыбалась ночью в потолок,
    в пустой пробел, где близко и приметно
    белел во мраке очевидный бог,
    имевший цель улыбки и привета.

    Была так неизбежна благодать
    и так близка большая ласка бога,
    что прядь со лба – чтоб легче целовать -
    я убирала и спала глубоко.

    Как будто бы надолго, на века,
    я углублялась в землю и деревья.
    Никто не знал, как мука велика
    за дверью моего уединенья.

    1964

  • * *

    Завидна мне извечная привычка
    быть женщиной и мужнею женою,
    но уж таков присмотр небес за мною,
    что ничего из этого не вышло.

    Храни меня, прищур неумолимый,
    в сохранности от всех благополучий,
    но обойди твоей опекой жгучей
    двух девочек, замаранных малиной.

    Еще смеются, рыщут в листьях ягод
    и вдруг, как я, глядят с такой же грустью.
    Как все, хотела — и поила грудью,
    хотела — медом, а вспоила — ядом.

    Непоправима и невероятна
    в их лицах мета нашего единства.
    Уж коль ворона белой уродится,
    не дай ей бог, чтоб были воронята.

    Белеть — нелепо, а чернеть — не ново,
    чернеть — недолго, а белеть — безбрежно.
    Все более я пред людьми безгрешна,
    все более я пред детьми виновна.

    1974

    МОЛОКО

    Вот течет молоко. Вы питаетесь им.
    Запиваете твердые пряники.
    Захочу — и его вам открою иным,
    драгоценным и редким, как праздники.

    Молоко созревает в глубинах соска,
    материнством скупым сбереженное,
    и девчонка его, холодея со сна,
    выпускает в ведерко луженое.

    Я скажу вам о том, как она молода,
    как снуют ее пальцы русалочьи,
    вы вовек не посмеете пить молока,
    не подумав об этой рязаночке.

    Приоткройте глаза: набухают плоды
    и томятся в таинственной прихоти.
    Раздвигая податливый шорох плотвы,
    осетры проплывают по Припяти.

    Где-то плачет ребенок. Утешьте его.
    Обнимите его, не замедлите.
    Необъятна земля, но в ней нет ничего.
    Если вы ничего не заметите.


  • * *

    Какое блаженство, что блещут снега,
    что холод окреп, а с утра моросило,
    что дико и нежно сверкает фольга
    на каждом углу и в окне магазина.

    Пока серпантин, мишура, канитель
    восходят над скукою прочих имуществ,
    томительность предновогодних недель
    терпеть и сносить – что за дивная участь!

    Какая удача, что тени легли
    вкруг елок и елей, цветущих повсюду,
    и вечнозеленая новость любви
    душе внушена и прибавлена к чуду.

    Откуда нагрянули нежность и ель,
    где прежде таились и как сговорились!
    Как дети, что ждут у заветных дверей,
    я ждать позабыла, а двери открылись.

    Какое блаженство, что надо решать,
    где краше затеплится шарик стеклянный,
    и только любить, только ель наряжать
    и созерцать этот мир несказанный...

    Декабрь 1974

  • комментарии [1]

    VKondakov

    28.11.2010 14:33    Он уже никогда не напишет...

    Старый снимок.
    На ветхой завалинке
    С деревянным ружьём за спиной
    Я сижу,
    Белобрысый и маленький,
    Так давно,
    Словно в жизни иной.

    Я весёлый сижу,
    Не заплаканный,
    Напряжённый, торжественный весь.
    Ничего,
    Что рубаха с заплатами.
    Ничего,
    Что мне хочется есть.

    Там, за кадром
    Ровесники грудятся,
    И на всём безмятежности свет.
    Там, что хочешь, загадывай -
    Сбудется –
    Невозможного в будущем нет.

    От цветущей у дома черёмухи
    Ни волненья, ни грусти в груди.
    И любовь,
    И утраты,
    И промахи -
    Всё ещё у меня впереди.

    А пока
    На пригретой завалинке
    Я сижу,
    Ни о чём не тужу.
    Белобрысый,
    Неловкий
    И маленький
    С любопытством сквозь время гляжу.

    комментарии [1]

    Youri

    07.11.2010 13:38    ТВ КУЛЬТУРА. "АПОКРИФ". От Хармса к Пригову. 9 ноября, вторник








    9 ноября, во вторник, в 22.05 – выпуск «Апокрифа», посвященный 70-летию Д.А.Пригова. На записи передачи, гле о творчестве Пригова рассуждали его друзья – В.Ерофеев, С.Конеген, О.Седакова, Евг. Попов и др., произошло то, что называется «ложкой дегтя...». Не знаю, что там осталось после монтажа, по опыту записей прошлых «Апокрифов», в кот. я участвовал – вырезают они безжалостно, но тут – если вырежут эту «ложку» – то от передачи ничего не останется, одни лишь восторженно-умильные рассуждения о «гениальном русском поэте-ниспровергателе...»












    комментарии [33]

    Antik

    04.11.2010 21:43    Долг платежом красен

    *
    1944 год
    Из докладной записки Л. Берии
    тов. И.В. Сталину
    тов. B.M. Молотову (CHK СССР)
    Государственный Комитет Обороны
    тов. Сталину
    17 февраля 1944 г.
    Подготовка операции по выселению чеченцев и ингушей заканчивается. После уточнения взято на учет подлежащих переселению 459 486 чел., включая проживающих в районах Дагестана, граничащих с Чечено-Ингушетией и в гор. Владикавказе.
    ...
    тов. Г.М. Маленкову (ЦК ВКП(б))
    Июль, 1944 г.
    Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны НКВД в феврале-марте 1944 г. было переселено на постоянное жительство в Казахскую и Киргизскую ССР – 602 193 человека, жителей Северного Кавказа, из них чеченцев и ингушей – 496 460 человек, карачаевцев – 68 327, балкарцев – 37 406 чел. ...
    ...
    Постановили:
    Начальник Отделения ГУББ НКВД ССР
    Капитан безопасности Малышев
    4 января 1945 г.
    В целях укрепления режима поселения выселенцев из числа чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др., а также усиления уголовной ответственности за побеги выселенцев с мест обязательного и постоянного поселения ЦК ВКП(б) постановляет:
    1. Установить, что переселение в отдаленные районы Советского Союза чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев, крымских татар и др. произведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства.
    За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения этих выселенцев виновных привлекать к уголовной ответственности, определив меру наказания за это преступление в 20 лет каторжных работ.
    ...
    Из письма секретаря Грозненского обкома РКП(б) П.Чеплакова Г.М. Маленкову
    В феврале 1944 г. из 11 районов бывшей Чечено-Ингушской АССР, вошедших в состав вновь созданной Грозненской области, было выселено в Среднюю Азию 32 110 хозяйств чеченцев и ингушей. По постановлению СНК Союза ССР от 9 марта 1944 г. в указанные районы из Ставропольского края было переселено 6800 хозяйств, в сельские районы бывшей Чечено-Ингушской АССР было переселено 5892 хозяйства колхозников из Грозненской области, жителей г. Грозного, а всего до 15 мая 1944 г. в села, где проживали чеченцы и ингуши, было вселено 12 692 семейства...,

    Спустя 50 лет,
    *
    В июне 1992 года министр обороны РФ Павел Грачёв распорядился передать дудаевцам половину всего имевшегося в республике оружия и боеприпасов. По его словам, это был вынужденный шаг, так как значительная часть «передаваемого» оружия уже была захвачена, а оставшуюся вывезти не было никакой возможности из-за отсутствия солдат и эшелонов.
    *
    Особым промыслом являлось изготовление фальшивых авизо, по которым было получено более 4 триллионов рублей
    *
    Даже после этого, когда Дудаев прекратил платить налоги в общий бюджет и запретил сотрудникам российских спецслужб въезд в республику, федеральный центр продолжал перечислять в Чечню денежные средства из бюджета. В 1993 году на Чечню было выделено 11,5 млрд рублей. Российская нефть до 1994 года продолжала поступать в Чечню, при этом она не оплачивалась и перепродавалась за рубеж.
    *
    На северном направлении 131-я отдельная Майкопская мотострелковая бригада и 81-й Петракувский мотострелковый полк, находившиеся под командованием генерала Пуликовского, дошли до железнодорожного вокзала и Президентского дворца. Там они оказались окружены и разгромлены — потери Майкопской бригады составили 85 человек убитыми и 72 пропавшими без вести, уничтожено 20 танков, командир бригады полковник Савин погиб, более 100 военнослужащих попало в плен
    *
    6 августа 1996 года отряды чеченских сепаратистов численностью от 850 до 2000 человек вновь атаковали Грозный. Российский гарнизон под командованием генерала Пуликовского, несмотря на значительное превосходство в живой силе и технике не смог удержать город..




    комментарии [3]

    Youri

    24.10.2010 18:45    "Уходят, обжигаясь, Оли" или Кто "загрыз" Аникееву Олю?..

    Аника-Оля ушла. Причем, она не ушла совсем с сайта, она забрала свои стихотворные тексты. Картинки – пока – висят. Раздаются голоса, что ее, мол «загрызли».

    Вот – последние ее ответы на комменты Кондакова, Эвиты и на мой коммент. Судите сами был ли тут момент «загрызания» – или нет:


    anika:
    "Господин Кондаков, соглашусь что слово «приперся» было сказано скорее сгоряча но наиболее точно передающее ощущение от Ваших критических комментариев и не только мне. Я читала их и под стихами других авторов. Если Вы думаете что я выкладывая свои стихи на публику готова только к похвалам – разочарую Вас, я ставила свои стихи на разбор на Графоманов.нет, где от Усманова получала очень беспощадные замечания на одни стихи и очень теплые на другие. И тем не менее его разборки никогда не оскорбляли думающиз авторов. Мне оставляли очень теплые комментарии авторы, достаточно прочно занимающие место в современной поэзии, имена не буду называть как раз из соображений скромности и тактичности – не считаю что должна здесь размахивать авторитетами, набирая себе очки. Критика должна быть конструктивной и помогать автору, не унижая его и не оскорбляя. Вы именно вламываетесь в чужой мир и стараетесь куснуть именно автора побольней, переходя на личности. Именно коструктивная критика очень талантливых авторов обративших внимание на мои стихи (заметьте, не по приглашению, что меня саму сначала несколько ошарашивало) помогла мне на начальном пути. Собственно, начальный путь – он и сейчас продолжается, он для меня наверное будет бесконечным. А мнение человека, делающего элементарные ошибки в русском языке, как второгодник школьного возраста и стихи которого вряд ли у самого могут претендовать на поэтический шедевр, честно говоря не очень интересует – задело не это а Ваша грубость и бесцеремонность. Я могла бы тоже пройтисб под Вашими стихами на предмет ого что это вирши списанного на берег, вышедшего в тираж старого боцмана, которому теперь ничего не осталось как спиваться за бутылкой и писать о спившемся лете и разгульной осени. Другой мир- другое мироощущение. Если от Ваших стихов на версту несет перегаросм – так это Ваши и стихи, имеете на это право. Так что имеет ли смысл? На этом дискуссию с Вами считаю прекращенной для себя."

    anika:
    "Лена, сасибо. Дело в том что я намеренно избегаю в стихах или пытаюсь это делать как могу словесных выкрутасов и фокусов в погоне за оригинальностью. Я где-то близка к позиции японцев – увидеть мир в капельке дождя. И это само по себе – не так просто. Зачем здесь искать еще дополнительных изысков? Я часто говорю что я рисую свои стихи, у меня созерцательная позиция, ну не разделяет ее кто-то – ради Бога. Мне вот однажды написали после одних стихов – я теперь на ромашки по-другому смотрю. Как бы наивно не звучало – для меня это наиболее желаемая похвала. Мои стихи востребованы, людьми, которым я верю и знаю что они не врут мне, говоря что мои стихи им нужны. И кому смешно это читать – так могут ведь и не читать. Как я например не читаю стихи господина Кондакова, от которых тошнит, как справедливо сказал кто-то из авторов сайта."

    anika:
    "Юрий, я может быть и поверила бы Вам если бы с таким же интересом и дотошностью разюирали поэтические «шедевры» Кондакова, но ведь он важен для Вас здесь не как поэт – а как чуть ли не единственый оставшийся на сайте борец за чистоту поэзии ни много ни мало. Я думаю никто бы даже из классиков не посмел бы претендовать на такую роль... Тоже с уважением."

    Youri:
    Цитата: «я ставила свои стихи на разбор на Графоманов.нет... <...> Мне оставляли очень теплые комментарии авторы, достаточно прочно занимающие место в современной поэзии, имена не буду называть"

    Но сейчас Вы поставили их на АРИФИС. И этим фактом уже сами собой снимаются все дальнейшие объяснения. Очень жаль, что Вы (и мы, отвечая Вам) теряете время на эти рассказы, не имеющие отношения к выставленным текстам. Вам сделали конкретные замечания (причем, никто из комментаторов не претендует на истину, все – субъективны, и все судят со своей колокольни. Ваше право – принимать к сведению, или – нет. Все остальное – не имеет смысла. Обижаться на форму, в кот. мнение высказано – так же не имеет смысла. Это – не главное. Оскорбить Вас и обидеть ни у кого тут желания нет, а формы в кот. мнение высказано, могут быть разными, в т.ч. не оч. лицеприятные. Тратиться на это не стоит (говорю это, т.к. сам иногда срываюсь на оправдания и объяснения не по сути).

    Цитата: » А мнение человека, делающего элементарные ошибки... стихи которого вряд ли у самого могут претендовать на поэтический шедевр, честно говоря не очень интересует... я например не читаю стихи господина Кондакова, «

    Не интересует – оставьте без внимания это мнение, не отвечайте. Вы же – на мой взгляд – в ответ на не пришедшееся по вкусу мнение, устраиваете элементарную склоку, ругань.
    Еще раз говорю: у него есть это право – высказаться по поводу предложенного к обсуждению текста. То, что Вы не хотите читать его стихи и говорить что-то о них – это Ваше право и Ваш выбор. Но – не наезжайте на ЕГО право оставлять свое мнение на тех страницах, на кот. он счел нужным это сделать.

    Цит.: »...стихи которого вряд ли у самого могут претендовать на поэтический шедевр... стихи господина Кондакова, от которых тошнит..."

    Видите – тем не менее – Вы высказываете свое мнение о стихах Кондакова. Это уже хорошо. Плохо то, что это мнение находится не на своем месте. Здесь – разговор о Ваших стихах, а – не Кондакова. Хотите сказать что-то о его стихах – на его страницу, под конкретным текстом, конкретное замечание. А когда это помещено здесь, то это не мнение, – а уличный, «базарный» аргумент – «сам дурак», то есть то, что я и назвал руганью и склокой. К слову и словарь (у Вас ! – а не у Кондакова) соответствующий – базарный, склочный: «приперлись», «тошнит», «списанный на берег, вышедший в тираж старый боцман, которому ничего не осталось как спиваться за бутылкой» и т.д.

    Цит.: « я намеренно избегаю в стихах или пытаюсь это делать как терпеть не могу словесных выкрутасов и фокусов в погоне за оригинальностью"

    Между органичным – своим, отличающимся (как все мы в жизни отличаемся) голосом, индивидуальностью, непохожестью, своей – оч. личной (и личностной) интонацией, своей темой в творчестве, своим почерком и – словесными выкрутасами и фокусами в погоне за оригинальностью – лежит пропасть. То, что Вы ее не видите, и (вместо того, чтобы прислушаться и понять – о чем пытаются сказать Вам Ваши коллеги по этому журналу, не относящиеся к тем, кем Ваши стихи столь востребованы) безликость и общеразмытые клише Вы выносите на знамя, и гордитесь ими (оч. надеюсь, что это – только поза): вот вам, мол, я такая – простая, как валенок, без "словесных выкрутасов» и «изысков»! – это говорит о многом.
    Рубцов, к слову, писал без выкрутасов и изысков, а голос, тем не менее, свои, не заемный... И Твардовский... и поздний Заболоцкий... И Ахматова... Список бесконечен... А голоса – узнавемы.
    И лучшие стихи наших совр-х поэтов, известных своими «выкрутасами» и «изысками» – те, где этого всего как раз и нет: «Со мною вот что происходит: ко мне мой старый друг не ходит...» – нормальная человеческая интонация, с банальнейшей графомански-"безвыкрутасной" рифмой!..

    Цит.: «Я где-то близка к позиции японцев – увидеть мир в капельке дождя."

    Да нет, Оля. Не льстите себе. Мне кажется, что японцы здесь ни при чем. Вы, на мой взгляд, близки (не обижайтесь, ради Бога) к позиции всех лентяев мира, т.к. для того, чтобы – не обидеться (а это- понятное дело, все мы – люди), прислушаться – для этого надо сделать некое усилие, переступить через какие-то свои привычки и амбиции...
    Вы говорите, что Ваш "начальный путь – он и сейчас продолжается, он для меня наверное будет бесконечным.» – но это на словах, а, судя по Вашей реакции, у меня – пока! – складывается такое впечатление, что слова «работа над собой» Вам просто незнакомы...

    " я может быть и поверила бы Вам если бы с таким же интересом и дотошностью разюирали поэтические «шедевры» Кондакова..,"

    Загляните на страницы В.К-ва, почитайте повнимательней комменты под его текстами – и Вы поймете, что такое «разбирать с дотошностью». Вам ведь очень – поверьте! – мягко, в более, чем щадящей форме сказали несколько слов – и вон, смотрите, какая у Вас реакция... Ни о каком «разборе» тут и близко говорить не приходится... если бы Володя реагировал так же как Вы – нас бы уже (ни Училки, ни меня, ни Лео, ни Листикова, ни Нефеда, ни Лен) не было в живых – все были бы растерзаны, и оснований у него на это было бы несравнимо больше, чем у Вас.
    Вы сейчас, в своих ответах, изизощрялись в попытках (удачных, надо признать) оскорбить Володю, ужалить его побольнее. А для многих здесь (для меня уж – во всяк. сл.) он очень интересен и как поэт, и как личность (как человек). Стихи у него разные, есть и откровенные неудачи (которых он не боится, и готов выслушивать ЛЮБЫЕ мнения от ВСЕХ, кто найдет нужным отозваться на его тексты), и великолепные и неожиданные находки, и просто хорошего качества лиричексие стихи. Но здесь – еще раз – мы говорим о Вашем тексте. а Вы сбиваетесь сами – и других сбиваете – на ФЛУД.

    .

    комментарии [92]

    MSI

    06.10.2010 18:08    Акварели Маи Малышевой в Подольске


    13 октября 2010 года в Подольском выставочном зале в 16 часов состоится открытие выставки "Таруса в акварелях Маи Малышевой"

    МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ:

    Подольский выставочный зал

    Адрес: Подольск, проспект Ленина, д. 113/62

    Справки по тел.: 63-01-47

    Ежедневно с 10:00 до 18:00

    комментарии [0]

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ...10... ...20... 

     

      Электронный арт-журнал ARIFIS
    Copyright © Arifis, 2005-2017
    при перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на arifis.ru обязательна
    webmaster Eldemir ( 0.098) Rambler's Top100